Эдуард Тиктинский: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

 Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в facebook для предпринимателей,  входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы. Ее называют королевой диджитал-продвижения в России. Ну и главное, она просто обожает бизнес.  Встречайте, Таисия Кудашкина.

Добрый день друзья, я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan шоу. Здесь я встречаюсь с лидерами рынка и нашими российскими ричардами брэнсонами и стивенами кови. Хочу, чтобы все мы заражались и учились у них быть смелыми, драйвовыми, напористыми и шли вперед в своем бизнесе, не останавливаясь.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

А сегодня у нас в гостях Эдуард Тиктинский –миллиардер (рублевый), собственник строительного холдинга RBI. Стоимость активов составляет 5,6 млрд рублей. Инвестор, активно лезет в политику. С ним связано много скандалов, в основном из-за недовольных застройщиков, про это тоже мы сегодня Эдуарда напрямую спросим.

 

Еще мы поговорим о том, как Эдуард делал первые шаги в бизнесе, а начал он очень рано – в 19 лет. И спросим, куда и как он советует инвестировать деньги. Плюс от вас, друзья, я получила кучу интересных, острых, иногда провокационных вопросов  и задам сегодня часть из них.

 

А  25 апреля стартуем наш сейл-саммит по продажам. Будем увеличивать продажи, несмотря на курс доллара. Будем учиться выстраивать мощный отдел продаж и мотивировать своих продавцов. Будем учиться продавать без продавцов. И расти, расти на падающем рынке.  Регистрируйтесь.

Итак, друзья, встречаем Эдуарда Тиктинского. Эдуард, здравствуйте. По традиции начну с блица и задам вам несколько вопросов. Ваш девиз или цитата?

— Вызов мужчины – все успевать.

— Чем вы отличаетесь от других? В чем вы круты? Если просить вашего друга, в чем крут Эдуард, что он ответит?

— Работаю над осознанностью все время.

— Что заставляет вас вставать с кровати по утрам? От чего вас прет?

— Я очень люблю жизнь, и все, чем я занимаюсь, мне очень нравится.

— Что для вас счастье?

— Счастье это осознанность и любовь.

— Чего вы больше всего боитесь на свете?

— Не реализовать замысел, который есть в этой жизни.

— Теперь давайте поговорим вообще в принципе про вас и про ваш бизнес. Расскажите нам в двух предложениях, что у вас за бизнес?

— Это девелоперский бизнес. Это значит, мы находим земельные участки, организуем проектирование, согласование с властями, организуем финансирование, строительство, продажи, последующую эксплуатацию жилья.

— Вы строите дома?

— Можно так сказать.

— Как вы вообще пришли в этот бизнес?

— Буквально несколько месяцев, восемь или девять, работал в агентстве по недвижимости. Познакомился с человеком из строительной отрасли, и появилась идея создать бизнес самостоятельный, который бы занимался поручительством в области ипотеки. У нас был еще один квартал, который мы хотели застраивать, и один проект, который хотели расселять. Так появилась идея бизнеса.

-Как пришла в голову мысль, что вы можете сами строить, да еще с партнером, да еще в девятнадцать лет. Вот это непонятно.

— Ну, я пришел в агентство как менеджер по рекламе. А через полгода я был уже генеральным директором агентства. То есть видите, человека ведет его путь. Невозможно дать никакой технологии, как это могло произойти. Нет простых рациональных ответов на эти вопросы.

Мы стали продавать первые в городе объекты в стадии строительства. В то время агентства занимались только вторичным рынком, мы первые открыли первичный рынок. Плюс, скажем так, за эти девять месяцев я разобрался в бизнесе агентском. Когда я пришел, было пять сделок в месяц у агентства, а уходил, было пять сделок в день. Это не значит, что я прямо там взорвал темпы роста. Это просто мой вклад сложился с тем, как развивался рынок, как была осознана сама модель этого агентства. Дальше уже возникли определенные трения с собственником агентства, он сказал, что ты уже готов к самостоятельному бизнесу. По сути, он меня уволил. Он меня поставил, как говорит мой учитель Тарасов, в ту местность смерти, где мне пришлось принимать какие-то новые решения. Видимо, уже будучи генеральным директором, у меня в голове не было идеи, она не рассматривалась – идти по найму. У меня появились связи, отношения с крупными предпринимателями, строителями за это время. И были идеи. Вот, собственно, я искал партнера для реализации этих идей. Я партнера нашел, и эти идеи стали реализовываться.

— Девятнадцать лет это когда мы такие бесстрашные, ничего не боимся, нас не волнует, что у нас нет денег, у нас мечта, и мы идем вперед? Вот чему вы приписываете тот свой период и успех тогда?

Я могу сказать, какая была внутренняя мотивация. У меня родители были врачи – терапевты. Социально я чувствовал себя неуспешным. У меня была очень большая внутренняя мотивация состояться социально. Я эту историю часто рассказываю – еще в пятом классе, когда были гости, сказал своим родственникам, что у меня будет водитель, домохозяйка. Тогда все очень смеялись, естественно, а в девятнадцать лет это уже появилось. Просто было очень большое стремление к материальному успеху, я так скажу. Видимо, это стремление и обеспечило начальный рост и развитие.

— Григорий Краснопевцев нас спрашивает. Очень интересный вопрос про начальный капитал. Первый миллион долларов, в подробностях. В историях успеха миллионеров это самое интересное.

Я зарабатывал в агентстве по недвижимости эти девять месяцев – это и был начальный капитал. А мой партнер предоставил бесплатно офис. Вот то, с чего мы стартовали. И дальше, начального капитала просто не требовалось. Требовалось инвестировать в офис, в персонал, мы стали оказывать ипотечные услуги. Понятный и простой бизнес. Банк дает два процента, мы берем пол процента в месяц свое поручительство, и так зарабатываем. Но это небольшие деньги. Проект Мойка тридцать шесть мы довели до распоряжения губернатора на реконструкцию и расселение и продали его западным инвесторам. Сейчас это бизнес-центр «Белые ночи». То есть этот проект в итоге состоялся, мы продали его за двести пятьдесят тысяч долларов. Если так человека интересует досконально каждая копейка. Первый миллион это уже история этих денег и история первых строительных проектов. Но, опять же, вы наверняка это не помните, но в то время распоряжения губернатора выписывались на строительство домов, и компании ничего не должны были платить вперед. Спрос был такой, что финансирование строительства и выплаты городу просто шли с продаж. Поэтому тут не было потребности в первом миллионе для того, чтобы как-то развернуться. Мы шли очень постепенно, последовательно. Зарабатывая от проекта к проекту.

— То есть нельзя сказать, что был какой-то случай, что вам на голову свалились эти деньги?

— Нет. Мы не торговали офисной техникой, не возили цветные металлы и так далее. Мы занимались только своим делом. Поэтому постепенно, шаг за шагом зарабатывали свои деньги.

— Немного неудобный вопрос от Натальи Кабановой. Она спрашивает: Эдуард создал бизнес в России в честной конкурентной борьбе с нуля, родившись в семье врачей. Мы уже выяснили, что вы утверждаете, что так и есть. Она утверждает: у таких людей сразу ищите связи со структурами, в данном случае Законодательным Собранием Петербурга. Такое интригующее начало бизнеса, как давать откаты и за это получать подряды. В принципе да, тоже надо уметь. Пусть расскажет ступенчато: как нашел деньги на первую сделку и как с этими откатами договариваться. Поговорите со мной об этом.

— Смотрите. Коллега просто не понимает, чем мы занимаемся. Мы не получали подряды. Мы не подрядчики. И откаты не давали. То есть это абсолютно принципиальная позиция. Надо с людьми общаться, надо взаимодействовать. Это не денежная история. Мой партнер – опытный строитель, всю жизнь строил, у него были хорошие связи, хорошие отношения, и компании доверяли и на нее оформляли распоряжения губернатора на строительство. Тогда не было конкуренции. Земли было больше, чем желающих ее взять. Это были первые шаги. Поэтому, если людям, опять же, важно не покопаться в грязном белье, а понять, как зарабатываются первые деньги, надо идти и работать. Идти и не бояться. Это страшно, а делать нечего. Если ты предприниматель, ты понимаешь, что не можешь работать по найму. Ты должен искать бизнес-идеи, должен расти и развиваться. Надо просто идти и делать. Не надо думать, что у других точно есть какие-то связи, волосатая лапа или еще чего-нибудь. Поищите что-нибудь в ЗакСобрании или еще где-то.

— Я услышала интересную мысль. То есть вы сказали, что это была не откатная система, но вам в данном случае помог ваш партнер, у которого были связи. То есть есть такая механика, например, нужно заниматься нетворкингом.

— Это ключевая история. Нужно найти партнера, который поддержит тот функционал, которого у вас не хватает. Это очень важно. Связи, опыт. Вы должны что-то принести в этот бизнес. Я пришел с идеями и готовностью этой историей управлять. Это очень важно. Я встречаюсь с молодыми предпринимателями, студентами, и говорю о том, что вы должны активно выстраивать связи, особенно на старте своей карьеры. Но вы не должны выступать просителями. Вы должны приходить и предлагать какие-то идеи. Показывать свою готовность и веру в себя, что вы способны этой историей управлять. И тогда ваши, скажем так, старшие товарищи, если они вам поверят, могут дать начальный капитал. Или дать то, чего вам не хватает, чтобы вы могли стартовать в бизнесе.

— Какие цифры сейчас у компании, озвучьте нам. Какой оборот, динамика роста.

— Прогноз по этому году – двенадцать миллиардов объем заключений. Это контракты, которые мы заключаем. Порядка девяти миллиардов люди должны в этом году заплатить будут физически, условно говоря, на счет компании.

— А маржа какая? Сколько с этих двенадцати миллиардов вы себе оставите? Все говорят – очень большая. А какая?

— Слушайте, ну это стереотипы. С этим очень на самом деле сложно бороться. Они во всем мире существуют, но в России особенно. Что все предприниматели жулики и гребут деньги лопатой. Но все-таки ваша аудитория довольно специфичная. Около десяти процентов маржа. Рынок сейчас очень плотный, себестоимость растет, продажные цены не растут, маржа сжимается. И она меньше десяти процентов.

— Вы прямо меня разочаровали вообще.

— Надеюсь, не лично я.

— В смысле, с маржой. Потому что мифы ходят – тридцать-сорок процентов. Это десять процентов – результат кризиса, который сейчас имеет место быть, или это всегда так?

— Он в последние годы не был больше восемнадцати процентов в среднем по бизнесу. Это считался очень хороший показатель.. Вы считаете земельные расходы, считаете, что с момента, когда ты получил земельный участок до момента, когда ты начал строить, проходит два-три года. Надо содержать компанию, получать все согласования. Это персонал, это деньги, которые вложены в эти земельные участки. Слава богу, мы землю покупаем на свои деньги, но тем не менее. Чудес не бывает. Если бы было тридцать-сорок процентов, очередь бы стояла. Земля продается на рынке свободно – идите, покупайте, стройте. Ничего особенно сложного тут нету. Проблема в том, что маржа маленькая. Проблема реальна. Люди терпят убытки на этом бизнесе. Многие компании уходят с рынка, потому что ничего не зарабатывают. Для нас, для опытной компании, для компании со своим состоявшимся брендом, с премиальным девелопером, у нас есть эта маржа. У нас есть свои клиенты, и они платят нам больше, чем нашим конкурентам за квадратный метр, потому что они верят в наше качество, верят в наш сервис.

— Верят в ваш бренд именно.

— Да, совершенно верно.

— А вот скажите мне, пожалуйста, тут меня спрашивают еще, про ситуацию в других странах. Про Европу и Америку. Там такая же ситуация с маржой, или нет?

— Везде очень разное. Как средняя температура по больнице. Это очень абстрактный вопрос. Если ты массовый девелопер, по сути, домостроитель, то твоя маржа ниже пяти процентов. Если ты строишь что-то в центре, какие-то амбициозные проценты, то это может быть около десяти процентов. Наш член совета директоров бывший – Грег Матс – он возглавляет фирму со штаб-квартирой в Чикаго. В шести городах они строят жилье в найм.

— В смысле, которое в аренду сдается?

— Да. Они строят жилье, сдают его в аренду, а через некоторое время, через пять-семь лет, продают инвестиционным фондам. Доходность этого бизнеса от восьми до двенадцати процентов.

— Похоже на то, что вы говорите, не на порядок разница. Грубо говоря, вам ужается держать эту десятипроцентную маржу за счет того, что у вас есть клиенты, которые верят в ваш бренд. Давайте про это поговорим. Сколько вообще в принципе у вас текущих объектов строительства. Не знаю, как это измеряется. Сколько зданий?

— Измеряется по-разному. Можно посчитать по-разному. Давайте просто зайдем на наш сайт и посмотрим. Вот зайдем на sevgorod.ru. Я посмотрю, сколько объектов у компании в продаже. Что мы продаем сейчас. Мы продаем Green Citi, Ultra Citi, продаем Заозерное, продаем Петровскую ривьеру это четыре, продаем дом на набережной это пять, продаем дом у Елагина шесть, дом на излучине семь, и Mistola это восемь я насчитал. Дальше мы переходим на элитные дома и считаем. Четыре горизонта – девять. Посадское построено, Савушкино построено. Александрия построено. Считайте – девять. И несколько мы запускаем сейчас. Получается будет двенадцать в ближайшее время.

— Круто вас слушать. Вы так говорите про свои дома, как бабушка считает пирожки на рынке. Раз, два, три, десять есть.

— Это большая гордость на самом деле. Десять проектов в реализации. В разных районах города, важно, что мы можем людям предложение делать на свой вкус. Это очень важно.

— Хорошо. И вот, давайте вернемся к вашим клиентам. Вы говорите, что ваши клиенты доверяют вам, и покупают у вас по несколько раз. Получается, что так называемый LTV, вы его считаете вообще? Какой он у вас? Как часто к вам возвращаются?

— Видите, это же, все-таки, не FMCG бизнес, поэтому LTV здесь не очень подходящий показатель. Мы исходим из количества повторных покупок. И мы смотрим, как, в зависимости от конкуренции в том или ином локусе, в зависимости от того, как давно мы в этом локусе не запускали проект, сколько у нас повторных покупок. И в каждом объекте там в среднем около пятнадцати-двадцати процентов повторных покупок.

— Что такое «в этом же локусе»?

— В этом микрорайоне. Представьте, что мы отслеживаем показатели, которыми пользуемся. Это, например, NPS, показатель лояльности клиентов. Мы опрашиваем клиентов на всех этапах реализации проекта. На этапе звонка, на этапе заключения сделки, сопровождения его в процессе строительства и эксплуатации. По каждому параметру у нас есть свои показатели лояльности. Для нас очень важно, чтобы человек, живя в доме, был удовлетворен качеством сервиса, потому что у него все это слепляется, проходит пять лет, он начинает задумываться о покупке нового жилья для своих родственников. Или он дает все это время рекомендации своим друзьям. Очень важно, чтобы он был удовлетворен тем жильем, в котором живет. Это у него четко абсолютно стыкуется с девелопером, с той компанией, которая построила и передала ему это жилье.

. Мы хотим быть, как Сбербанк, всегда рядом с клиентом, поскольку ему всегда нужно жилье. Ему, его друзьям, родственникам. Что-то происходит на этом рынке, и мы боремся за этот индекс, за NPS, хотим иметь большую лояльность клиентов, чтобы они рекомендовали нас своим друзьям, своим родственникам, это делает покупку дешевле для нас, это естественно.

— Какой для вас этот показатель в процентах примерно?

— Он зависит от каждого дома, от цикла, но мы стремимся где-то быть в вилке тридцать-сорок процентов на этапе эксплуатации.

— А потом, когда дом сдан, вы опять измеряете тот же самый показатель?

— Он где-то находится в этой вилке. Где-то чуть ухудшается, где-то чуть улучшается. Где чуть ухудшается, мы начинаем более детально исследовать, что с точки зрения эксплуатации делает людей несчастными. Начинаем, в том числе, слегка инвестировать в этот дом. Так, в частности, несколько старых домов своих мы сделали озеленение дополнительное, поменяли двери. Именно с точки зрения инвестирования в повышение лояльности своих клиентов.

— Друзья, смотрите, как интересно. Компания Эдуарда Тиктинского относится к числу немногих компаний, которые меряют NPS.  И помните, про NPS мы уже говорили с Артемом Агабековым, они тоже меряют его в «Фабрике окон» (подкаст с Артемом Агабековым вы найдете на вебсарафан ру в разделе подкасты).

 

 NPS — это сокращение от английского Net Promoter Score. — это Индекс потребительской лояльности. Он показывает главное, насколько клиенты вами довольны.

И как же его измерить? После того как клиент что-то получил от вас, продукт, услугу, вы приходите и спрашиваете его: «насколько он готов порекомендовать вас друзьям/знакомым/коллегам?». Он должен ответить по 10-балльной шкале, где 0 соответствует ответу «Ни за что», а 10 — «Обязательно порекомендую».

И вот те, кто поставит вам 9-10 – это ваши фанаты, они в вас верят, любят и они к вам вернутся. Те, кто поставил вам от 0 до 6,  они вас прямо-таки ненавидят, а те, кто поставил вам 7-8, им просто все равно. Они к вам безразличны. А первые минус вторые – это и есть NPS. И чем больше этот показатель, тем круче. И работать надо над этим как раз. Что Эдуард и делает.

А мы приготовили для вас 4 KPI, которые измеряет «Фабрика окон», потому что они как раз тоже меряют NPS  и в шпаргалке вы найдете формулу, если вдруг не запомнили или не расслышали ее.

А мы вернемся к Эдуарду. Эдуард, а какова сейчас цена на рынке недвижимости привлечения клиентов средняя?

Очень разная. Здесь, опять же, средняя температура по больнице ничего не скажет. Размер компании, количество проектов, рекламная политика, ценовая политика. Это вообще цифры ни о чем. Понимаете, да, Таисия? Стоит чуть цену сделать поменьше, и можно вообще не рекламировать. И так далее. Это история на грани искусства, у нее нет никаких правил. Рядом два объекта находятся, но места у них не одинаковые. Я могу сказать, что мы тратим на рекламу порядка двух с половиной процентов от нашего оборота. Плюс отношения с агентствами это очень серьезная история. Это канал, который продает половину жилья. Это очень высокопрофессиональная, сложная и тонко настраиваемая система. Каналы разные. Чем дальше, тем больше мы ориентируемся на интернет, на социальные сети. Мы, безусловно, уверены, что за этим будущее, и мы все больше своего внимания обращаем сюда. А так, естественно, стандартные телевизоры, щиты, метро и радио.

— Мне кажется, когда едешь по МКАДу, одни сплошные щиты недвижимости.

— Поэтому мы и говорим, что люди устают от этой рекламы, они не хотят это читать, не хотят этому верить, потому что меняется восприятие человеком, скажем так, компании, предлагающей какие-то услуги или продукты. Компания должна быть ближе к человеку. А ближе к человеку это социальные сети, потому что возникает такое представление, что, если компания общается в области социальных сетей, первое лицо, лидеры компании, то они становятся ближе, понятнее и более знакомы для клиента. Конечно, каждый клиент по-разному принимает решение о покупке жилья. Есть люди, которые меньше об этом задумываются. Хотя я уже пятнадцать лет призываю клиентов внимательно относиться к выбору жилья. И чем больше можно узнать про компанию и про ее основателя, тем лучше и понятнее будет для клиента принять решение. Не только цена является единственным критерием, и местоположение объекта. Потому что вы покупаете на стадии нулевого цикла, объект нужно получить в обещанном виде, в обещанные сроки и с обещанным качеством. Поэтому я не могу сказать, с одной стороны, что я большой любитель социальных сетей. Я стараюсь не тратить время, и не трачу, на чтение ленты и так далее. У меня есть близкий круг людей, с которыми я общаюсь очно, и от которых черпаю свое вдохновение, мысли. Учителя, и так далее. Но я понимаю, что людям важно представлять, с кем они имеют дело. Это цель того, что появился аккаунт в фейсбуке, появились мои посты, и я стараюсь делать такие посты, которые чем-то могут быть полезны, не засорять людям головы всякой ерундой – где я отдыхаю и что я кушаю. То, что я считаю абсолютно неважным.

— На самом деле, вы очень плавненько и очень верно перешли к теме персонального брендинга. Вы осознаете, что для того, чтобы повышать доверие клиентов и их лояльность, нужно, чтобы они знали, кто за всем этим стоит, правильно? И работаете именно в эту сторону. Поэтому развиваете свой профиль. Есть свои методы. Есть тут вопрос, я думаю, что вы уже на него частично ответили, но я его задам. Лена Филатова и Татьяна Иванова спрашивают: Эдуард, ваш час стоит тысячу баксов, почему вы вообще даете эту интервью? Почему это для вас ценно? Я хочу услышать: это связано с персональным брендингом, или еще почему?

— Час стоит намного дороже, на самом деле. Я делаю это потому, что это часть моя жизненной миссии. Я считаю, что мой опыт может быть полезен людям. Именно поэтому я встречаюсь, и давно очень, с молодыми предпринимателями, со студентами, последние семь-восемь лет я читаю лекции. И они касаются личностного развития, касаются ценностей, касаются осознанности, в меньшей степени касаются бизнеса как такового. Это часть моего предназначения на Земле. Если я думаю, что я что-то понял, то важно очень поделиться с другими людьми. И потом, я шучу: учишь-учишь кого-то, а потом и сам, глядишь, научишься.

— Миссия-то у вас какая? Она у вас сформулирована?

— Миссия в принципе для человека, который в какой-то мере осознанный, это служение людям в этом мире, как бы пафосно это не звучало. Потому что это принципиально не материальные потребности, которые невозможно удовлетворить до конца. И чем больше есть сил и энергии, тем больше их надо направлять на то, чтобы служить людям. Это то, что вызывает большое удовлетворение.

— Давайте вернемся к вашей публичности и тому, что вы рассказываете про себя и вашу компанию. Есть несколько материалов в интернете, про скандалы. Что вы скажете про это? Это неизбежно, когда большой бизнес? Или что, вообще, почему это происходит? Почему вы допускаете такие скандалы, откуда у них ноги берутся, руки растут?

— Суть очень простая. Есть законы, которым мы всегда неукоснительно следуем.. Есть довольно небольшая, но агрессивная группа градозащитников, многие из которых просто имеют свое мнение, где должно что-то появиться или не должно. Если вкратце изложить их позицию, то она такая, что лучше, чтобы эти строители своими грязными руками в центр не лезли. И отсюда возникают скандалы. Вопрос в том, что если ничего не делать в центре города, то, очевидно, ни у Федерации, ни у Петербурга нет денег, чтобы восстанавливать центр города. Центр будет разрушен в течение двадцати-тридцати-сорока лет. Ничего не делать равно разрушать. И этого осознания у людей нет. Поэтому прятать голову в песок и говорить: пусть лучше ничего не делают, они все там испортят, это плохая позиция, мягко говоря.

— Чтобы как-то примириться с ними, можете ли вы совместить строительство нового и реконструкцию старого?

— Когда вы строите в центре, по сути, вы занимаетесь в том или ином виде реконструкцией. Это и есть восстановление старого.

Вы берете дом в аварийном состоянии, не подлежащий практически восстановлению. Вы его частично сносите и реконструируете с самого начала. Проблема центра города состоит в том, что все, что стоит, уже стоит, и когда вы хотите согласовать даже реконструкцию, вы втыкаетесь в новые нормативы. Например, норматив по зелени, или по парковкам, или по инсоляции, сколько времени солнышко должно быть у вас в квартире. Его отродясь сейчас нету, в этом доме аварийном, но если вы хотя бы кирпичик разобрали, вы должны это солнышко обеспечить. А в центре это невозможно. Если вы на участке ноль пять гектара начнете обеспечивать парковки и зелень, вам просто дом будет строить не на чем. Не останется места для строительства дома. Понимаете? если закончить с градозащитниками, то история возникает вот такая. И она в том, что люди к диалогу не готовы. То есть, если говорить о западных аналогах, там это тоже не очень просто проходит, но там есть персональные переговорщики, которые ведут переговоры от того или иного микрорайона или сообщества. И они с застройщиком на берегу договариваются о том, что он может сделать, какие улучшения в окружающей среде, для того, чтобы жильцы согласовали строительство. На старте застройщик понимает цену вопроса еще до того момента, как он купил земельный участок. Как правило. И это очень важно. Здесь же содержательного диалога нет, потому что есть позиция никуда не лезть и ничего не строить.

Я знаю вашу позицию, вы же все можете изменить. А тут получается ответ из разряда – ну, вот они такие есть, и с ними ничего не сделаешь.

— Я не считаю, что я все могу изменить. Я не мню себя фигурой, равной Черчиллю. Опять же, как говорил мой учитель Тарасов, важно идти в зону ближайшего развития и понимать, на что ты влиять можешь, а на что не можешь. Потому что если ты влиять не можешь, но лезешь туда, то ты ситуацию не изменишь и авторитет потеряешь. Нужно быть реалистом.

— А как вы себя чувствовали в тот момент, когда на вас скандал новый выливали, или когда вас назвали непочетным гражданином?

— Сначала была такая, ну, скажем, обида,. Почему люди не понимают, что мы делаем много хорошего для города? Потом, естественно, успокоился. Это с возрастом, с опытом приходит. Но люди не обязаны понимать. У каждого свои жизненные проблемы, свои жизненные установки. И они их реализуют так, как могут, чтобы как-то свой смысл жизни оправдать. И бог с ними.

— Получается, что принятие таких ситуаций приходит в целом через принятие ситуации в целом, принятие позиции чужих людей.

— Это, знаете, я называю это смирением. Нужно понимать, что ты не пуп земли, и все двигается, как двигается. Если есть неудачи, то это важный сигнал для того, чтобы ты мог расти и развиваться. Мои неудачи двигали меня вперед наиболее ярким образом.

— Как раз про неудачи. Несколько человек спрашивают, Светлана Демина, в частности. Мне интересно послушать, про самые серьезные провалы и про то, как вы выбирались из ситуации. Давайте вспомним какую-нибудь проблему в бизнесе, из недавних, допустим.

— У нас очень сложный, тяжелый проект в Ленинградской области, где мы потеряли довольно значимое количество денег. Входя в Ленинградскую область, мы не ожидали, какой объем дополнительных затрат в области инженерной подготовки территории, в области дорог, в области выкупа той земли, которая нам понадобится, что всю эту инфраструктуру построить, потребуется. Но это жизнь, мы к этому относимся философски, хотя всегда неприятно терять деньги в каком-то проекте. Мы видим, что люди несчастливы, мы работаем с этим. Это неприятная история для имиджа компании, но мы понимаем, что мы вырулим ее. Пройдет еще несколько месяцев, люди просто увидят, какого качества продукт мы даем. Много сложностей у проекта, но эта наша работа.

Трудности они нас закаляют, позволяют нам делать выводы, где мы не совершенны. Это моя жизненная философия, я верю, что если есть какие-то успехи, то это не только моя заслуга, но и дар божий или божье испытание. Если есть неудачи, это точно я за это отвечаю, я что-то не учел. Такая философия позволяет мне жить спокойно и спрашивать себя. Не говорить, что все вокруг плохие. Если я за это отвечаю, значит, мне и выбираться из этой истории. Так мне жить легче.

— Алексей Виноградский спрашивает: ради чего вы вообще бизнесом занимаетесь? Деньги, слава? Что?

— Деньги уже не имеют такого большого значения, слава тоже. Это в первую очередь наши сотрудники. В рамках развития корпоративной культуры мы проводим очень много мероприятий, которые не связаны напрямую с бизнесом. То есть, у нас, приходит Лев Лурье, читает лекции по истории России. Или Алексей Щавелев энергетические практики преподает – цигун, рейки. Мы рассказываем людям о правильности питания, доктор Заболотный, или об абсолютно разных вещах. Театральных новинках, том, как фотографировать. Для того, чтобы люди могли развиваться в рамках компании. Развиваться в разные стороны. Я верю, что это самоценно, во-первых, то, что я делаю хорошее правильное дело. А второе, потому что чем человек становится более развитым, более широко смотрящий на мир, тем он более эффективен. Но, я подчеркиваю, что развитие людей является самоценным. Это не функция от достижения лучшего результата бизнеса.

— Честно говоря, я приятно удивлена. Смотрите, в компании команду накачивают не бизнес-знаниями, что тоже прекрасно и правильно, а расширяют кругозор. Лекции по истории России, театральные новинки, правильное питание. Круто же, глубоко и очень трогательно.

И у нас не первый раз сегодня уже возникает параллель с Артемом Агабековым. Опять я его хочу вспомнить. Помните, в подкасте он говорил, что они тоже о сотрудниках заботятся, холят и лелеют. И у них даже один из 4 главных бизнес-показателей – степень удовлетворенности сотрудников. Вот как. Если вдруг пропустили, слушайте подкаст с Артемом Агабековым на вебсарафан ру в раздел покдасты.  

А мы вернемся к Эдуарду. Эдуард, — А чем вы займетесь, если, например, завтра компанию отберут, или она обанкротится? Просто не станет ее?

— Нужно искать инструмент, через который реализовывать жизненные смыслы. Может быть, буду лекции читать о личностном развитии, может быть, еще что-то. 44.40-

— Вопрос человека, который пока бедный. Нам всем кажется, что вот так рассуждать, как вы, можно только тогда, когда у вас уже есть все деньги мира. Это правда? Можно ли рассуждать на вашем уровне, когда базовые потребности удовлетворены какие-то, но, грубо говоря, много денег нет? Нормально ли это, что мы сначала думаем про деньги, но только потом начинаем говорить, как вы?

— Нормально ли это – нормально. Можно ли по другому – можно. У меня есть близкие люди, которые далеко не столь состоятельны, но мысли которых заняты абсолютно другим. Не в деньгах здесь вопрос. Нужно состояться, как профессионал. Нужно понимать, что ты что-то в этом мире уже сделал. Вот что важно. Это не обязательно связано с деньгами. Конечно, если тебе на еду не хватает, то об этом сложно думать. А дальше уже вопрос соотношения потребностей и возможностей.

— Немножко поговорим про недвижимость и инвестиции. Очень много вопросов именно с точки зрения предпринимателей. Меня, кстати, лично тоже интересует этот вопрос. Инвестировать ли сейчас в жилье? Если инвестрировать, то в какое, с вашей точки зрения?

— Вопрос длины временной перспективы. Если говорить о перспективе длиной хотя бы пять лет и более, то, конечно, инвестировать. Сейчас историческая стоимость жилья, наверное, в нижней точке.

— Получается, с вашей точки зрения сейчас можно инвестировать, но нужно понимать, что эта инвестиция долгосрочная. Не то, что купил, продал, и сразу что-то наварил.

— Конечно. Это история такая достаточно длинная. Я не вижу инвестиций, которые были бы безопасны, и на которых можно было бы легко наварить. Сейчас просто не такая экономическая ситуация.

— А собственные деньги, ваши, куда вы инвестируете?

— В «Партию еды» инвестировал.

-Вообще, я хотела вам сказать, что, во-первых, «Партией еды» я уже сама полтора месяца как пользуюсь. Очень нравится этот сервис, похвалю вас. У меня дети вообще в восторге, очень нравятся эти картинки. Оказывается, что детям можно скармливать хорошую качественную еду, если есть картинки, которые можно рассматривать. Как вообще эта история с «Партией еды» сложилась? Как вы вообще с ними встретились? Долго ли она шла? Почему решили вложиться именно в эту компанию?

— Я последние года полтора искал предмет для вложения инвестиций. И все бизнесы, которые я смотрел, все, что я видел, мне абсолютно не нравилось.

Поэтому когда я услышал про этот бизнес, на конкурсе молодых миллионеров, мне очень понравилась эта бизнес-модель. Я подумал: какая клевая вещь, во-первых, это относительно новая история, что очень важно. Она появилась в Скандинавии лет семь назад, и в Европе и Америке, относительно такая стадия после стартапов. В России это маленькие компании, относительно недорогие, с перспективой завоевания всего российского рынка. Это колоссальные возможности. Это интернет-движок. То есть не надо огромное количество народу иметь.

— Друзья, помните подкаст с Андреем Кощеевым, он делает похожий бизнес, тоже доставляет готовые наборы продуктов, компания называется «Дома вкуснее».

Если хотите подробнее послушать про истоки, перспективы и вообще то, что происходит с этим бизнесом, слушайте подкаст с Андреем Кощеевым на вебсарафан ру в разделе подкасты.  Он там подробно рассказывает и про первые шаги, и про то, как он плакал от миллионных убытков, и про то, что он такого сделал, чтобы выйти  на прибыль и как уверенно сейчас растет.

А мы вернемся к Эдуарду. Эдуард, а как познакомились с Михаилом Перегудовым, основателем Партии еды?

Я прочел в «Эксперте» про Михаила Перегудова, и, познакомившись с Михаилом, я понял, что он очень близок мне по духу.

Я сам его нашел. Здесь ведь важно, что сошлись две вещи, без которых никак не обойтись. Первая это бизнес-идея, которая мне очень понравилась. А второе это человек. Потому что без людей, даже если нравится идея, этого не достаточно. Когда ты выбираешь партнера, это практически как брак. Я к этому отношусь с очень большой ответственностью. У меня в жизни все хорошо, и я не хотел бы создавать себе проблемы на ровном месте. Все деньги мира этого не стоят. Поэтому для меня очень важно, чтобы человек понравился. Я очень доверяю своей интуиции. Мне очень понравился Михаил и бизнес-модель.

— Почему так много? Почему сорок процентов? У вас контрольный пакет?

— Нет. Есть еще два партнера, у них по тридцать процентов. Почему так много – так я бы и шестьдесят купил, но не продали.

Есть у вас какое-то право вето?

— Право вето есть. У нас большой опыт, поскольку Morgan Stanley научили. У нас с партнерами были очень детальные акционерные соглашения на сотни страниц на английском языке, поэтому то, что мы считали важным, естественно, мы включили в наше небольшое относительно акционерное соглашение с Михаилом. Естественно, есть право вето, оно связано с инвестицией.

— То есть выборочно по каким-то темам?

— Конечно. По большим денежным затратам. По инвестициям. По утверждению бюджета. Но Михаил генеральный директор. Он управляет бизнесом.

— Я в свое время тоже принимала деньги на свой предыдущий бизнес от частного инвестора. И у нас была жесточайшая на самом деле проблема. Русские частные инвесторы не понимают, что контроль бизнеса не означает успеха этого бизнеса.

— Я скажу немножко по-другому. Контроль бизнеса не означает контроля операционных решений.

У меня есть опыт Morgan Stanley и «Дойче Банка». Ты инвестор, ты собственник, и ты менеджер это просто разные вещи. И нечего лезть в менеджмент. Ты можешь советовать, ты можешь делиться своими связями, своим опытом.

Операционный директор должен управлять. Он должен понимать, что вся полнота власти у него, он должен иметь ответственность за решение задач, достижение бюджетных и прочих целей, которые ему поставлены. Для этого у него должны быть все полномочия. Тогда с него можно спросить по результатам периода: чего достиг, чего не достиг.

А какие планы у «Партии еды», какие обещания?

— Я вам расскажу. обещание, грубо говоря, в три-четыре раза наращивать бизнес ближайшие годы. Каждый год в три-четыре раза. Над этим мы работаем.

— Это очень мощное обещание.

— Но это пустая ниша. Я в это верю, потому что это незанятый рынок. Большинство людей просто не знают, что такое доставка продуктов с меню. Просто не знает, что это такое.

— Причем это такой очень базовый продукт, который может каждая семья использовать, действительно.

— Очень многие. Очень большой рынок есть в Московском и Петербургском регионе. Просто если бы об этом знали в пять раз больше, масштаб бизнеса наш был бы уже в разы и в разы больше. Поэтому для меня ключевое то, что бизнес может динамично развиваться, может быть лидером российского рынка, и такая амбиция есть. Что этот бизнес понятный на Западе, есть успешные модели, будет возможность привлечения дальнейших крупных инвестиций для его развития. У меня есть большой опыт по привлечению западных инвестиций, и я надеюсь, что политическая обстановка будет такова, что такие возможности у нас появятся.

— То есть вы смарт-инвестор? Раз у вас есть связи. Мне интересно, помогаете ли вы еще этому стартапу чем-то?

— Мы собираемся каждый месяц, обсуждаем разные вопросы. У нас есть повестка совета директоров. Мы стараемся максимально помогать своим опытом, своими связями, знания стараемся максимально передать нашим молодым коллегам.

— Давайте про бизнес закончим. Где вы берете энергию? Что является источником?

— Источник это, во-первых, мировоззрение, позитивное мышление. Энергии у человека огромное количество. Когда мы говорим, что человек использует пять процентов, мы не точно говорим. Человек использует все сто процентов. Но он использует на негативные мысли, на беспокойство. Все, что в голове варится, абсолютно нефункциональное. Я давно очень занимаюсь психологией. Я занимался тайцзицюанем, сейчас я занимаюсь цигуном, последние два с половиной года. Каждое утро я стою в столбе или хожу вокруг столба. Я постоянно стараюсь набирать энергию и успокаивать свое сознание, для того, чтобы энергии было больше, и тратилась она меньше не на то. Это база. База это осознанность и любовь. Когда ты движешься в эту сторону, то энергии прибавляется все время.

— Раз вы начали говорить про утро. Есть у вас какое-то стандартное расписание? Как вы начинаете день? Расскажите про эту рутину?

— В семь утра я встаю. Дальше привожу себя немножко в порядок, пью зеленый чай, около литра. Потому что надо попить воды, а зеленый чай со второй заварки это аналог воды. То есть я бужу свой организм. Дальше иду в восемь часов становлюсь в столб делать цигун. До девяти часов делаю, потею, страдаю.

— Целый час? Вы один делаете или с преподавателем?

— Один. Учитель у меня находится в Казани. Он иногда приезжает, и я к нему езжу, чтобы взять какую-то новую порцию знаний, подправить что-то. А так – один, каждое утро. В выходные немного другое расписание. В девять отдых пятнадцать минут. Контрастный душ. В девять тридцать завтрак. И к десяти я выезжаю на работу. Стандартный запуск утренний.

— И он такой жесткий? То есть вы его придерживаетесь именно?

— Да. Там надо успеть и ребенка разбудить, что-то сделать в процессе, пока пьешь чай и так далее. Но, конечно, придерживаюсь.

— Есть у вас какой-то план или рутина по поводу целей? Долгосрочных, на каждый день? Ставите ли вы их, как-то просматриваете? Продуктивность как отрабатываете?

— Люди по-разному занимаются работой по личностному развитию. Детальные планы – я живу где-то в концепции пути и просто чувствую, иду ли я по своему пути, хорошо ли мне или нет. Есть глобальные задачи, я говорю, что они связаны с осознанностью, с любовью. Они являются ключевыми для меня. Я вот так иду. Но я работаю с людьми в области коучинга, которые имеют очень хорошие анкеты индивидуального развития, индивидуальные планы развития, где очень детально прописано, что они хотят достичь в каждом конкретном году. Возможны и такие, и иные подходы, это очень сильно зависит от человека.

— Вы не пишете, получается?

— Я не пишу.

— Никакие? А на каждый день, на неделю? Ничего такого не делаете?

— Есть расписание, есть планы работы. Но нет задач там за неделю достичь того-то. Нет такого.

— И по бизнесу вы не пишете таких задач?

— По бизнесу это другая история. У нас очень структурированная компания. Есть стратегия компании, есть трехлетний план развития компании, планы подразделений, квартальные планы, отчеты и так далее. Все показатели отсмартованы, все, что можно. Менеджмент на высоком уровне с самого начала. Я могу сказать, что мы этому очень много уделяем времени, и не у всех компаний есть так выстроенная система бизнес-процесса, стратегического планирования, операционного планирования, отчетности, и так далее и тому подобное.

— Тут очень интересный вопрос личный, Ильнара Петрова задала, про детей ваших. Интересен вопрос, как вы их воспитываете? Как вообще воспитывают детей в ситуации, когда у них все есть? Они могут себе позволить очень многое, правильно?

— Почему?

— Ну, вы обеспеченные люди. Они могут многое себе позволить.

— Это мы можем позволить, а не они. Они могут позволить ровно столько, сколько мы им можем позволить.

— Расскажите про это. То есть вы их ограничиваете как-то осознанно?

— Конечно. Они имеют только самое необходимое, плюс к тому хорошее образование и большой объем возможностей в области разных кружков и активностей, скажем так. Но я стараюсь очень жестко следить. Меня моя жена очень в этом поддерживает, чтобы у них не было никаких излишеств. Излишества это сам заработаешь, тогда получишь. Они летают эконом-классом, когда сами летят. Естественно, старший сын, которому четырнадцать лет, ездит на метро и на общественном транспорте.

— То есть на водителе не ездит?

— Иногда, когда куда-то надо. Но в принципе, нет. Они должны понять, что это не их. Наша задача – дать им наши  ценности, дать им лучшее образование, дать им все возможные активности, показать им разные хобби, спорты, музыку и так далее. Чтобы они выбрали, чтобы могли всем этим воспользоваться и потрудиться на славу.

— Интересно. В гаджетах их ограничиваете?

— Старшему уже четырнадцать, и его уже сложно, только убеждениями. А младшего конечно. Максимум полчаса, и то стараемся так, чтобы полезные были вещи. В английские игры поиграл или еще что-то. Ограничиваем обязательно. К чтению стараемся приучать изо всех сил.

— Какой последний подарок подарили? Любой вспомните. Просто мне интересно, какого уровня, и какие подарки бывают детские.

— Старшему подарил на Новый год шапку, трусы и носки разноцветные. Он был очень счастлив. Маленькому лего купил.

— А маленькому сколько лет?

— Маленькому семь.

— У меня тоже маленькому семь, и он у меня просто вообще без ума от этого лего. Тоже самое лего, там есть такое, что можно за сорок тысяч купить коробку. Это уже излишество или не излишество?

— За семь тысяч, по-моему, или за шесть купил коробку. Я считаю, что это очень хороший подарок на Новый год.

— Вы прямо очень жестко ограничиваете.

— Они не должны чувствовать себя принцами по какому-то поводу. Они должны сами достигать всего. Я очень хорошо понимаю людей, которые не оставляют своим детям каких-то огромных денег. Потому что, если человек не понимает, для чего это, если он не может с этим справиться, они могут нанести ему колоссальный вред.

— Заключающий вопрос. Назовите, пожалуйста, мне книгу или, может быть, тренинг, которые вас сильно изменили и которые вы рекомендуете нам к прочтению или к прохождению.

— Смотрите, я всегда очень с одной стороны аккуратно к этому отношусь, потому что я много чего читал и много где тренировался, и это очень сильно зависит от каждого человека. Но я скажу про Тарасова Владимирова Константиновича, про его тренинги и про его книги.

— Это про личностное развитие?

— Да, это личностное развитие. Я скажу про Анатолия Некрасова, я скажу про Игоря Калинаускаса. Я скажу про Конкордию Антарову «Две жизни». Вот так для начала. Я скажу про Стивена Кови «Навыки менеджмента».

он  очень хороший реально. То есть он заслужил свою популярность. Он ушел от американизмов дальше, чем подавляющее большинство.

— Ну что мои дорогие знатоки, напоминаю, что, если вы что-то не расслышали или не запомнили, все ссылки на книги, ресурсы и прочие полезности мы дадим на вебсарафан ру в разделе подкасты. А мы вернемся к Эдуарду.  Эдуард,  скажите напутствие предпринимателям, которые слушают этот подкаст. Самым молодым, как же научиться так решительно действовать.

— Путь длиной в тысячу ли начинается с первого шага и лежит прямо перед тобой. Поэтому напутствие очень простое. Надо в себя верить. Надо бояться, но делать все равно. Нет никаких волшебных рецептов. Надо просто делать.

-Ну что? На этом завершим наш подкаст. Что больше всего меня впечатлило? Пожалуй, три вещи.

Первое. Эдуард начал первый бизнес в 19 лет. 19 лет – это же еще полное детство. А у него уже наоборот бизнес. И пусть разные СМИ говорят, что покровители были, а сам Эдуард тоже совсем не хвастается и говорит, что рынок был пустым, и ему было несложно делать первые шаги и не нужен был первоначальный капитал. Просто вспомните себя в 19 лет. Вспомнили? Ну вот.

При этом что тоже интересно, Эдуард с пятого класса хотел разбогатеть. У него была четкая мотивация. Это сейчас он говорит, что богатство не важно, важна осознанность, а тогда он был сын бедных родителей и очень хотел денег и заработал их. Так что, осознавайте, чего вы хотите друзья. Часто наши проблемы от того что мы просто не знаем, чего хотим.

Второе. По бизнесу. Компании Эдуарда Тиктинского меряют NPS, мало кто у нас меряет этот показатель. Для него важно, чтобы клиенты были довольны и советовали его друзьям, и если они не довольны, он делает что может даже после продажи квартир: устаивает газоны или, например, ограждения. Где как. Чтобы в итоге клиенты стали счастливее. И ему хорошо, и клиентам. Как говорится win-win.

Кстати мы приготовили для вас шпаргалку « 4  KPI, которые меряет «Фабрика окон», там вы найдете формулу NPS и не только.  Скачивайте ее на вебсарафан ру в разделе подкасты.

Третье. Совет от инвестора и застройщика в одном флаконе: вкладывайте деньги в недвижимость, если хотите сохранить их в долгосрочной, пятилетней перспективе. Так что у кого есть и кто еще раздумывает, вот вам совет из первых рук. И решайте сами, конечно, что делать с вашими кровными.

Если вам понравился подкаст, зайдите пожалуйста на айтюнс, оставьте там ваш отзыв и подпишитесь на нас, чтобы не пропустить следующий подкаст.  Нотификация придет вам на смартфон и вы прослушаете его первым. 

И кстати мы как раз в тему 25 апреля стартуем наш сейл-саммит по продажам. Будем учиться любить продажи, продавать легко и непринужденно. Продавать с удовольствием.  У вас уже есть все, чтобы преуспеть в продажах. Регистрируйтесь здесь.

А через неделю вы услышите Петра Пономарева. Это один из лучших спецов по продажам через интернет-магазины и по продажам через емейл-рассылки. И про рассылки мы с ним и поговорим, но не только.

Петр — серийный бизнесмен, у него куча своих бизнесов, при этом большую часть времени он умудряется проводить со своей семьей.  Вы тоже так хотите? Так вот Петр говорит, что  есть несколько уровней управления своим проектом: специалист,  менеджер, директор и владелец. И пока вы не дойдедете осознанно до уровня владелец, вы будете сидеть и вкалывать на свой собственный бизнес, а не он на вас. Вот про разницу между уровнями и про то, как переходить с одного на другой он нам подробно расскажет.

А я прощаюсь с вами. До встречи через неделю.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!