Лия Смекун: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от Websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в Facebook для предпринимателей, входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы по версии Форбс. Ну и главное, она просто обожает бизнес. Встречайте, Таисия Кудашкина.

Сегодня вы слушаете 71-й эпизод с автором и организатором Медикал Бизнес Форума Лией Смекун.

Добрый день друзья, я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan шоу. Здесь я встречаюсь с героями из самых разнообразных отраслей бизнеса. Они делятся своими маркетинговыми секретами, дают полезные советы и вдохновляют слушателей прекратить бояться и выжидать удобного случая, а встать и действовать без промедления.

Наши подкасты – как целых четыре университета за год. Мы вкладываем в них время, труд целой команды и свою страсть. Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

Уже скоро-скоро, 20 февраля, у нас стартует саммит по сторителингу «Сказки для взрослых: сторителлинг в бизнесе», на котором мы встретимся с главредом Вебсарафана Мариной Васильевой, создателем лучшей онлайн-киношколы в России Александром Молчановым и другими прекрасными спикерами , разберем крутые кейсы успешного использования историй и дадим вам практическую информацию, как рассказывать истории, чтобы продвигать свой бизнес. Все приёмы и техники вы сможете применить на практике сразу после саммита.

Онлайн-участие бесплатно! Регистрируйтесь здесь: https://websarafan-ru.timepad.ru/event/426449/

А сегодня у нас в гостях Лия Смекун, маркетолог в сфере медицины и здравоохранения, с 10-летним стажем работы. Последние 2 года работала в немецкой фармацевтической компании, откуда ушла, чтобы делать свой проект Медикал Бизнес Форума, Это офлайн-ивент, как вы поняли по названию, для тех, кто имеет отношение к медицине. Лия вместе с партнером придумала и организовала его. Результат? Ваe- эффект, sold out, при цене билета 80$, куплено 450 билетов в сумме. Лия живет в Германии, но работает с рынком СНГ.

И мы поговорим с Лией о том,

  • Как она придумывает, проводит и продвигает офлайн-ивенты в узкой нише на 150 человек со средним чеком 80-90$? Причем всегда sold out.
  • Почему конкуренция это круто и стоит ли бояться клонов?
  • Как заманить на свою конференцию крутого спикера, который не хочет приезжать и отвечает категорическим отказом?
  • Для чего нужно брать интервью у своих клиентов и как использовать полученную информацию?
  • Как организовать работу с аудиторией до, во время и после мероприятия так, чтобы каждый участник становился теплым клиентом?
  • Почему база из шестисот подписчиков и личные посты работают круче, чем многотысячная рассылка раскрученного ресурса?

 

Ну что ж, приступим. Встречаем сегодняшнюю гостью – Лию Смекун. Начнем по традиции с блица. Лия, чем вы отличаетесь от других?

— Наверное тем, что я быстрая.

— В чём ты крута? Если спросить твоего друга: «В чём крута Лия?» – что он ответит?

— У меня плохой характер, но на меня можно положиться.

— Какие три слова тебя характеризуют? Если бы написала книжку, а на задней сторонке надо было бы написать три слова о тебе – какие они были бы?

— Камикадзе, рыжая, злюка.

— Что заставляет тебя вставать с кровати по утрам, отчего тебя прёт, драйвит?

— Знаешь, у меня есть друзья в абсолютно разных странах, и иногда я специально пишу с вечера сообщения кому-нибудь, например, в Америке. И, когда просыпаюсь, я знаю, что меня ждёт ответ, ну, и собственно такой интерес – такой маленький Новый год каждое утро?

— Чего ты больше всего боишься?

— Боюсь того, что цель изменится внезапно.

— Кого ты фоллоуишь, наблюдаешь? Нужны имена, за кем следишь последнее время?

— Я в этом достаточно стабильна, я уже где-то год обожаю Армена, про которого, наверное, все говорят. С него очень много чего началось, я наблюдаю затем, как развивается Оля Соломатина, с которой мы попытались написать книжку в этом году, которая не имеет отношения к бизнесу. Но мы закрыли определённый гештальт, и это было правильно. Я наблюдаю за ней, за тобой наблюдаю, мне очень нравятся твои видеовключения. У меня есть человек из прошлого, которого зовут Даша Кабицкая, она сейчас делает очень крутые ивенты. Мы с ней когда-то давно работали вместе, она была в моём отделе. А сейчас она, на мой взгляд, совершенно другой человек, то есть её энергия умножилась. И мне интересно смотреть за её развитием.

я дам ссылку на видео Даши Кабицкой, которая рассказывает, как правильно подбирать темы и спикеров, чтобы это продавало само себя. Чтобы вы не билеты продавали. А чтобы вы показали человеку то, про что он скажет: «Вау, это именно то, что я хотел услышать именно от этого человека!» Она рассказывает, как себе под целевую аудиторию составить аватар, найти себе вот этого человека, ему позвонить, какие ему вопросы задать, что ему подготовить до того, и, соответственно, как у тебя может получиться такая красивая система из спикеров и тем. И вообще это подходит абсолютно для любой ниши, для любого ивента, если мы говорим про образовательный процесс. Хотя мне кажется, что даже такой супер-развлекательный ивент точно так же можно: на кого ты рассчитываешь? на банкиров? а ты уверен, что ему группа ”Ленинград” нужна.

Ссылку на видео вы найдете на блог вебсарафан в описании подкаста. Смотрите и получайте пользу и удовольствие.

 

— Что крутого ты уже дала этому миру, в чём твоя миссия, может быть, что крутого уже сделала?

— Я люблю работать и этим заряжать. Я много чего делала по жизни, я училась на психолога, одновременно занималась журналистикой, потом рекламой, маркетингом, и у меня очень много друзей, которые приходят и говорят: «Блин, что-то я не знаю, чем заняться». Они не долго, надо сказать, в моей жизни остаются. Зачем рассказывать, что я даже не знаю, что мне нравится больше — вязание, бизнес или что-то ещё. И те люди, которые со мной остаются, действительно понимают, что надо делать то, что должен. А там поглядим, куда выплывет. И они в основном остаются очень мне признательны за это, хотя я никого специально не учу, не даю советы. Они просто смотрят, что у меня по восемьдесят встреч в день и я, конечно, мёртвая к концу такого дня, но на утро я встаю, кричу: «Вау! Класс! Я с такими людьми встречалась!»

— О-о, мы сейчас сойдёмся. Мы прям вообще сойдёмся в нашей энергетике, согласись?

У нас был подкаст №44, где Лена Резанова тоже рассказывала по поиск призвания. Если кто-то из слушателей заинтересован в этой теме, в том, в чём Лия тоже крута – вы можете вернуться и послушать его. И последний, Лия, вопрос к тебе – твой девиз, цитата или фраза, которая с тобой последнее время?

— Почему-то мне кажется, что это пошловато, но да – ”Делай, что должен, и будь что будет”.

— Круто-круто. Опиши нам теперь, пожалуйста, что у тебя за бизнес?

— Я маркетолог, и так получилось, что последние лет пять-семь я специализируюсь на теме медицины, фармацевтики и здравоохранения. И последние два года я проработала директором по маркетингу в немецкой фармацевтической компании. Мы продавали всякие разные продукты в страны Восточной Европы. В основном это была Украина. А последние полгода с июля месяца я придумала такую штуку, как бизнес конференции для врачей, топ-менеджеров клиник и всех тех, что хочет участвовать в медицине как в бизнесе.

— Это уже приносит тебе деньги или ты только начала делать этот бизнес?

— Я так скажу – это окупило себя с самого начала, это уже приносит какие-то деньги. Это не те суммы, о которых можно говорить всерьёз, но это однозначно даёт супер развитие, Я вообще очень люблю так называемую положительную побочку. Ты же, наверное, в курсе, что виагру изобрели не как средство для потенции, это просто оказалась такая чудесная побочка. И такого много – средство для похудения изначально было антидепрессантом. Потом оказалось, что он блокирует определённый функции мозга и, соответственно, человек просто перестаёт хотеть есть. И в итоге этот продукт вывели, как средство для того, чтобы люде не ели и не набирали вес. И худели. И я очень люблю, когда в моей жизни происходит что-то такое – я изобретаю одно, а у этого оказывается очень сильная совершенно другая сторона, и я этому рада. С моими конференциями получилась такая же история – я хотела попробовать помочь людям, потому что реально мы все знаем, что врачи в постсоветском пространстве официально зарабатывают мало. И те, кто собираются уходить в частную медицину, они абсолютно как младенцы в плане бизнеса: они не понимают, как получить лицензию, какое выбрать помещение, как найти деньги, где взять оборудование, как подбирать персонал, какой должен быть договор. Где, в конце концов, взять им пациентов, потому что их, естественно, тут же начинает окучивать несметное количество людей, которые предлагают услуги на аутсорсе, в этом смысле рекламщики ”впереди планеты всей”, говорят, «Несите деньги к нам, а уж мы как жахнем!» А они реально не понимают, как оценивать эту ситуацию и совершают очень много ошибок. Я сначала хотела этим людям помочь, потому что в Украине исторически эта тема. То есть госсектор переходит в частный, медицина, врачи и бизнес соответственно туда тоже смотрят. Я хотела сделать такой образовательный проект, почти волонтёрство такое. А                 в итоге это всё приносит несметные знакомства. Я могу в час ночи написать очень солидному дяденьке, который построил этот бизнес и у него миллионы и миллиарды и вообще-то к нему на кривой козе не подъедешь. А я вот могу написать и сказать: «Лёша, посмотри, пожалуйста – я тут ничего не накосячила в тексте?» И Лёша может собраться и в час ночи сказать: «Да, слушай, ты нормально всё написала, я вот тут бы подкорректировал». Понимаешь, это ворота, которые по-другому бы не открылись.

— Получатся, история такая: до этого ты работала консультантом, консультировала по маркетингу с упором на определённую нишу – у тебя был упор на какие-то медицинские учреждения. Правильно?

-Ты знаешь, не совсем так. Я ведь получила образование маркетолога работая в Московском фитнес-центре. И потом я пошла преподавать интернет-маркетинг, будучи беременной. Тогда ещё не было всяких нетологий и интернет-курсов. И я эти, собственно, знания собирала по крупицам и делала-то, что любишь делать ты: я искала экспертов. Платила им деньги, они мне рассказывали, что они умеют, и учили делать это руками. Тогда очень на волне было SEO, соцсети.

Я поняла, что я беременна, и поняла, что я не знаю, буду ли я работать после того, как рожу ребёнка, буду ли я заниматься этим. Ещё я очень боялась, что тема интернета развивается так быстро, что, когда я выйду из декрета, это всё устареет триста лет как. Я позвонила и сказала: «Слушайте, история такая. Я не знаю – надо вам, не надо. Я помню, что курс интернет маркетинга у нас был вялый. Вот у меня есть какое-то количество наработок на эту тему, я ухожу в декрет и не хочу, чтобы это пропало. Можно я вам дам?» Они говорят: «Окей, давай попробуем». Я тогда была в Мюнхене, прилетела в Москву, читала курс и сказала: «Ну что?» Они такие: «Слушай, круто. Давай продолжать». Мне дали несколько дипломников.

— Подожди минутку, мысль очень интересная. Давай вернёмся. Ты беременная, за границей, никогда не выступала, не вела до этого никакие курсы. Как тебе пришла в голову мысль позвонить и предложить – как ты сама сказала – забрать у тебя эти знания из головы?

— Когда ты спросила, я вспомнила случай, который мне помог сделать вот такой рискованный шаг. Когда-то на одном из собраний в нашем фитнес- центре меня спросили. История стандартная: – я занимаюсь рекламными бюджетами. Я их куда-то с точки зрения руководителей трачу. А насколько эффективно – фиг поймёшь. И все же уже умные, реклама им нужна такая, сякая, как вы вообще смотрите, как анализируете? Я тут возьми и жахни им короче тему SEO продвижения – почему, по каким словам, что мы делаем и что нам это даёт. Посмотрите, графики, все дела. И так меня понесло, что мой рассказ занял часа полтора. Они сказали: «Ух ты, а ты можешь ещё подробнее?» Я такая: «Вообще не вопрос».

— Давай обобщим. Здесь успех и важность состоит в чём?

— Аплодисменты. Это реальный корм для очень многих, и я понимаю, что это шикарное топливо для почти чего угодно. Дело даже не в тщеславии в таком, а просто в аплодисментах здесь и сейчас. То есть если бы тогда эти люди сказали, что они ничего не поняли, или просто ушли – может быть вообще дальше было всё по-другому. Но так как они ушли со словами: «Да ладно, ого, нифига как это работает! А это как?» А я ж ещё, когда сама разбиралась в этом, всех просила объяснить мне на картошке. У меня есть такая фраза – объяснить так, чтобы было понятно совсем пожилому генералу, как это работает. И я, соответственно, могла это всё такими же словами объяснить. И я прекрасно понимала, что я приду и расскажу на картошке.

— Возвращаемся. То есть ты тогда первый раз на своём опыте попробовала. Здесь, когда ты отдавала свои знания, ты тоже хотела аплодисментов. То есть, по сути, хотела ощутить похвалу в свою сторону, правильно, что ты знаешь что-то клеевое, что-то такое?

— Ты знаешь, это у меня всегда. То есть это вообще всегда, почти всё, что я делаю – мне важно получить в конце звук аплодисментов. Но тогда у меня действительно была другая базисная потребность. Я всерьёз считала, что эти знания умрут вместе с моей свободной бездетной жизнью. Вот абсолютно серьёзно.

— Многих мам волнует, что когда уходишь в декрет – всё короче, всё умерло, твои знания вместе с тобой погребены на много лет.

мне правда тогда казалось, что беременность – это история про пропасть. То есть я туда шагну, а что там – непонятно. Может, мягкая зелёная трава и птички поют, а, может, триста метров вниз и скалы, где я разобьюсь. Я и правда не знала, как будет. Мы же все прекрасно умеем гуглить, читать и слушать в том числе ненужные вещи. И, конечно, в голове беременной женщины миллиард вот этой вот информации, про то, что у одного ребёнок не спит – и всё, жизнь рухнула, она страшная, у неё ушёл муж. У другой нет никаких проблем, она хочет второго и сразу. Потому что она расцвела и всё такое, но она нафиг забросила весь бизнес, потому что её это нравится.

— Подтвердились твои страхи?

— Нет.

— То есть профессионально можно развиваться с ребёнком, и под воду ты не ушла?

— Ты знаешь, у меня есть фотография, где я сижу и кормлю грудью ребёнка, она лежит у меня на левой руке, а правой я стучу по клавиатуре.

— Welcome to the club, Лия. Как я люблю такие истории.

— Слушай, вернёмся к аплодисментам. Это не эгоистично – всё время хотеть аплодисментов или похвалы в свою сторону?

— Мне кажется эгоистично – это воровать деньги, эгоистично – это кому-то на голову встать, чтобы тебе поаплодировали больше. А так это нормальное…

— Тщеславие?

— Ну конечно.

— Ты его кормишь, верно?

— Да. Но мне кажется, что это далеко не самое плохое. Тем более я же прекрасно понимаю, что аудитория, с которой я работаю, становится всё сложнее и нужно постараться, чтобы получить аплодисменты.

— Ты видишь в этом путь для роста?

— Да, сто процентов.

— Скажи мне – какой у тебя оборот, средний чек, маржа? Поделись цифрами.

— У меня на самом деле всё сейчас выстроено на коленке, потому что у меня есть цена билета, цена билета была стандартная и на первую нашу конференцию. Нашу – потому что я делаю это вдвоём с партнёром по этому проекту. Стоимость билета была восемьдесят два доллара. Ну примерно восемьдесят два – восемьдесят пять. Для Украины это немаленький ценник, но и не зашкаливающий, учитывая, что у нас было семнадцать спикеров и два дня, это было нормально. Потом на второй конференции мы сделали вариант из серии «пораньше – поменьше цена, попозже – побольше». Проблема только в том, что не успели мы поднять цену – у нас скупили все билеты. Самое интересное, что я хорошо помню про чувства и ощущения. Я хорошо помню, что я прочитала где-то в Фейсбуке: «Представляете, мы продали все билеты. И в другой раз мы обещаем вам чуть ли не стадион, потому что мы знаем – вы хотите. Но мы не можем». И я несколько дней ложилась спать с мыслью, как здорово чувствовать, что я проснулась, а мне мой партнёр Тарасов пишет: «Стоп, мы всё продали». Я даже какое-то время не спрашивала его, сколько у нас продано билетов. А реально так и получилось, я уж не знаю, я это себе нажелала или мы просто нормально сработали, но это было очень круто. Я очень хочу повторения.

Друзья, пока мы готовили подкаст к выпуску, Лия написала, что у нее опять солд аут на третьем Медикал Бизнес Форуме.

— Ты это у Натальи Франкель читала?

— Ты знаешь, наверное. Я про неё очень зря забыла упомянуть, потому что они меня, конечно, покорили тем, как сделали «Суровый Питерский СММ».

— Чтобы наши слушатели понимали, мы сейчас говорим про Наталью Франкель и Дмитрия Румянцева, которые сделали проект ”Суровый Питерский СММ”, просто потому что про них я читаю, про них я всё знаю и не много ивентов, где sold out. И у нас есть подкаст, записывали мы его с Димой Румянцевым – подкаст №53 про то, как строить и продвигать личный бренд.

У Румянцева он вообще какого-то гигантского размера, все, кто интересуются СММ и маркетингом знают, кто это. Поэтому очевидно, что когда эти двое объединились и начали делать свой ивент – естественно, что люди знали, к кому и на что они идут. Кстати, Наташа тоже собралась прийти к нам на подкаст, мы её тоже хотим записать.

Лия, а ты когда собираешь людей на свои конференции, ты используешь личный бренд? Или как к тебе приходят, через какие каналы?

— Ты меня немножко опередила, а на самом деле у меня есть очень логичное продолжение того, что ты сказала про Диму Румянцева. благодаря твоему подкасту – я конечно тоже слушала и тихонечко повизгивая аплодировала, потому что мне очень нравятся его мысли про то, что ”всё рассказывайте, ничего не бойтесь, потому что вы тогда с одной стороны покажете свою экспертность, а с другой ничего не бойтесь, никто повторять не будет”. Это абсолютная правда, я очень долго боялась, что если я начну рассказывать нашу кухню, то придёт кто-то, кто угодно, и сделает точно так же. Неа. На самом деле получается, что вы работаете с лояльностью, когда показываете, что и как вы делаете, а с другой стороны людей, которые смогут показать то же самое или лучше – их если и будет, то единицы. Ну и создадим себе классную конкуренцию, будем расти и бежать вперёд.

— Скажу то же самое про нас, потому что мы делаем абсолютно то же самое. И когда люди задают мне вопросы: «Как же я буду делать, боже мой? Конкуренты! Они всё спишут!» – я вспоминаю фразу Тима Фэрриса. Это такая известная американская личность, он говорит: «Из тех, кто прослушает, как я делаю свои подкасты, половина не сможет повторить то, что делаю я, потому что я делаю это очень круто». И я сто процентов могу сказать то же самое про Сарафан – если вы делаете свой продукт круто – половина даже близко не подойдёт к вашему уровню. Из оставшихся пятидесяти сделать примерно так же, не лучше не хуже, но так же. А десять процентов сделают лучше, и потом придут к тебе обратно и поделятся с тобой тем, как сделать лучше, потому что ты дал им пользу, чтобы они сделали лучше. Я с этим настолько согласна, с тем, что когда ты не боишься, ты отдаёшь, рассказываешь людям вокруг как ты делаешь, показываешь какие-то лайфхаки, то люди, которые после тебе начали делать, сделают это лучше, какие-то моменты круче, с тобой поделятся. И вы вместе будете идти вперёд и двигать рынок. Правда?

— Однозначно. Более того, я тебе точно могу сказать, что какие-то вещи самые элементарные, до которых кто-то додумался первым. И тот, кто придёт вторым и сделает то же самое, толкнёт первого дальше. Потому что ему же нужно оставаться круче. Например, мы на первой конференции поняли, что у нас огромное количество фотографий спикеров с микрофонами в руках, у нас были разные, но в том числе обычный переносной микрофон. И мы поняли, что он у нас есть на всех фотографиях, а вот логотип нашего мероприятия попадает не везде. И мы сделали такие штучки по примеру микрофонов телевизионных, когда там написано «Первый канал» или ещё что-то. И сделали эти микрофоны с логотипами. Что ты думаешь? Во-первых, на втором мероприятии какой спикер не запилит эту фоточку? А все же очень любят запилить фотку и не сказать где, если что. Особенно люди из бизнеса и рынка, они делают себе на аватарку фото, он или она там стоит такой красивый, но не говорит, где это было сделано. Но или говорит, но чуть-чуть. А так не получится – мы уже забрендировали это фото. Дело не в этом, я знаю, что уже пять мероприятий заказали себе такие же.

 

Врезка: Кто приходит на конференцию? Кто твои клиенты?

— аудитория, с которой я сейчас работаю, может представить себе врача, который десять лет отработал в госструктуре и который переходит в частную практику. Даже навскидку по счётчику Яндекс Метрики у меня аудитория пятидесяти пяти летних людей сильно больше, чем те, кому двадцать четыре – тридцать четыре. То есть это реально очень взрослые люди и врачи. Типаж себе представляешь?

Вот мне с такой аудиторией приходится работать. Поэтому я очень часто переживаю, что я не попаду в формат.

— А почему ты боишься? Твой собственный пример говорит нам о том, что нифига не надо бояться, что тебя воспринимают.

— Понимаешь, в чём дело? Я делаю. И я знаю свои эти две черты. Я буду бояться и буду делать. Для меня это нормально. Возможно, это определённый порог критичности, которой необходим. Потому что, наверное, если бы с моей смелостью в смысле делания я бы не боялась, я бы натворила кучу всякой ерунды. Это меня не останавливает, эта тревожность, возможно, необходима для того, чтобы два раза перепроверить. У меня всегда есть план Б, понимаешь? Что-то где-то вот так ещё. Такое происходит редко, но если происходит, все всегда знают – у меня есть план Б.

— Про план Б поговорим, вернусь к целевой аудитории. Мне интересно – как она тебя воспринимает? Давай выстроим из этого теорию, которая уже выстроилась у меня в голове. У тебя стопудово есть ЦА, наверное, даже аватар клиентов. То, что ты нам описывала, стопроцентно я у тебя вижу в глазах этих аватар-клиентов. Как он у тебя выглядит, твой клиент?

— На самом деле, у меня есть минимум две целевые аудитории, я их могу достаточно чётко описать. Первая ЦА – это врачи, которые находятся на разных стадиях принятия решения «мы уходим из государственной клиники, открываем что-то своё». Причём, кто-то приходит на стадии размышления, он всегда думал и решил послушать, что про это рассказывают и пообщаться с людьми. Кто-то уже откуда-то ушёл, даже какие-то деньги где-то нашёл и что-то там своё открывает. Но он всё ещё врач. Он всё ещё не бизнесмен. И вторая часть – это люди, которые принимают активное участие в управлении существующими частными клиниками. Ко мне не ходят те, кто владеет, ничего не делает, ему ничего не надо, в основном это или собственники, которые принимают участие в работе своей организации или это топ-менеджеры, которые там работают, они получают хорошие деньги и ходят, чтобы себя продвинуть, посмотреть, что на рынке, кто подрастает, что за вопросы волнуют и так далее.

— Как соединить твою манеру разговора, лексику, механику, как ты общаешься со своей ЦА. У нас точно так же очень часто на саммите люди делают большие глаза, потому что некоторым очень странно – я использую очень много англицизмов, у меня есть своеобразный сленг. Некоторые люди меня не понимают, есть те, кто разворачиваются и уходят. Вначале меня это нервировало, я, как и ты, боюсь в формат не попасть. Сейчас я уже понимаю: «Чёрт, это моя аудитория, которая понимает меня такой, какая я есть, именно таким воспринимает Веб Сарафан», – потому что вокруг меня собрана вот такая продвинутая аудитория, которая не против англицизмов и сленга, который я использую. Я очень чётко связываю свою ЦА с тем языком, который использую и таким образом её поляризую. Ты сейчас рассказываешь, что делаешь то же самое, у тебя есть понятие своей целевой аудитории, её аватара. И когда ты с ней разговариваешь таким языком, ты её точно так же поляризуешь. Если чувак тебе не нравится и ты в меня не влюблён – иди гуляй. Если ты клёвый, ты любишь ”моих полосатиков”, ты будешь меня любить и у меня покупать. Понимаешь, о чём я?

— Да. ты знаешь, у меня пока нет такой истории, что ты в меня не влюблён, ну и иди лесом, может быть потому, что у меня такого не было, чтобы кто-то вставал и уходил. Иногда я вижу недовольные взгляды, но, если честно, я не всегда могу оценить – касается это конкретной фразы, которую я сказала, того, какие у меня узкие джинсы или того, какой спикер будет дальше выступать. Потому что у тебя мероприятия, насколько я их оцениваю как слушатель и потребитель, они очень во многом строятся именно на тебе. А я тебе так скажу – я просто дополнительное настроение, я так себе это вижу. Мне кажется, что у меня не такая доминирующая роль, в отличие от тебя. И я не вижу своей супер доминанты. Я не хочу людей, которые будут ходить из мероприятия в мероприятие, кивать и ничего не делать.

— Поэтому ты раскрашиваешь своё мероприятие? Ты раскрашиваешь разными цветами, в том числе через себя.

— Я по-другому не умею, мне по-другому скучно. После первого форума говорят: «Было бы классно, если бы вы привезли европейцев и они нам рассказали бы». Я говорю: «Мне вам европейцев привести не сложно, проблема в том, что медицина в Европе – например в Германии, мне проще, я в ней живу – и медицина в Украине, они вообще о разном». То есть если привезти хирурга, чтобы он показал какие-то медицинские вещи – правильно. Потому что он может научить, эти возьмут скальпель и так же отрежут то, что нужно. Но как бизнес это работает вообще по другой системе. То есть это как штаны и луна, настолько разные. И я говорю: «А как вы смотрите на тему Грузии?» Они мне: «А это мысль!» Дело в том, что в Украине начинаются реформы здравоохранения, в Грузии они уже прошли, и результат можно посмотреть. Да, страны разные, ментальность разная, но глобально – как в фантастических книжках – есть некий параллельный мир, где что-то пошло не так, что-то по-другому искривилось. Нет персонажа или в другой системе это происходит. Вот Грузия и Украина в смысле здравоохранения мне напоминают такую фантастическую книжку, где две реальности, но в одной что-то пошло в другую сторону. И я говорю: «Давайте привезём грузина. Вы же понимаете, что это реально ближе, реально практичнее. Потому что это реальные вещи, которые можно послушать, поспрашивать, посмотреть. Потому что если вы скажете немцу о том, что по снипам у нас кабинет положено делать восемнадцать метров, он посмотрит на вас круглыми глазами. Подумает, что переводчик идиот и что-то не так перевёл, он вас вообще не поймёт. Дальше я лечу в Грузию, уговариваю директора клиники. Он не соглашается.

— Извини, платно или бесплатно, как ты спикеров привозишь?

— У меня нет ни одного спикера, который получает деньги за выступление. Очень важный момент: я никогда не разрешу продавать выступления. Потому что таких предложений уже миллион. То есть, если человек не интересен, интересна аудитория – он выступит бесплатно. Никакие промо истории, это не моё. Лечу в Грузию, там совершенно прекрасные люди, которые не хотят ехать, потому что не понимают зачем. Когда я говорю юристу: «Пойди расскажи», – он понимает, что он там найдёт клиентов. А директору успешной клиники, который её совладелец, ему нафига?

— Тем болев другой стране. Да-да.

— Да-да, даже если тщеславие – это не Ангела Меркель его на приём позвала.

— Ну да. Так как ты его купила?

— Если честно, я его обхаживал почти полтора месяца, писала почти каждый день, то умоляла, то упрашивала, то ещё что-то. Эта история, которая тебе, наверное, знакома с гостями подкаста, ты про это тоже много рассказывала просто что мы добиваемся. Потом я знаешь, что обычно делаю? Я говорю: «Окей, расскажите, что вам интересно». Он назвал мне одну медицинскую тему, которую хочет развивать у себя. Я понимаю, что у меняется спикер, который на эту тему говорит. Я говорю: «Давайте я привезу вам этого спикера, и вы пообщаетесь».

— Крутяк! Это офигенская штука, которую ты придумала. То есть ты нашла его интерес. Если это не интерес в конференции, то это интерес в человеке, который на этой конференции уже есть.

— Я тебе больше скажу – из-за всей сложной политической истории между Россией и Грузией, Россией и Украиной, он очень негативно настроен на тему именно Россией. И дальше происходит следующее – я говорю: «Слушайте, у вас есть сайт. На нём есть грузинский, английский и русский языки. Давайте мы переведём вам сайт на украинский».

— Вот, короче говоря, что нужно сделать, чтобы хороший спикер к вам приехал! Вау-вау! Получается так, что ты аж ищешь, чем ты ему полезна, и помогаешь.

— Я всегда так делаю, я так делаю со слушателями. Знаешь, как у нас происходит работа спикера и участника? Почему у нас, собственно, билеты были проданы недели за три до начала мероприятия. Это произошло вот почему – во-первых, мы реально сделали супер опрос и глубинное интервью у каждой целевой аудитории, их не две, их у нас на самом деле шесть. Но просто это дробное деление нам интересно, не думаю, что оно будет интересно слушателям.

— Подожди минутку. Тут очень интересная механика. Что за глубинное интервью и зачем ты его проводила?

— Сейчас объясню. Небольшая предыстория. У нас тема маркетинга, и маркетологи слегка заляпаны. Примерно как инфобизнес. Иногда считается, что это люди, которые сидят на откатах, пилят бюджеты, куда-то там сливают деньги и так далее. В связи с кризисом ситуация изменилась – денег меньше, тратить некуда. Я часто оказывалась в ситуации второго маркетолога, это когда человек приходит, до него уже было потрачена тьма денег, и они были спущены в трубу, результатов не принесло. Но когда приходит второй маркетолог, ему говорят: «Ты классная, но бюджета нет. А задачи есть, бери и делай». И я много раз с этим сталкивалась. А есть ещё второй нюанс, когда маркетологов используют не по назначению. По назначению – это так: «Ты маркетолог, посчитай рынок, посмотри конкурентов, скажи куда нам идти. Не обязательно с нуля, но мы, например, деревоперерабатывающий завод. Куда нам идти, чтобы заработать денег?» А нецелевое использование такое: «Короче, мы вот тут вот, на месте стоянки, строим церковь, приют, конюшню и овощной склад. Вот теперь иди и продавай».

Короче. Когда я стала делать своё мероприятие, я сделала как первый и качественный маркетолог: я провела все исследования. На второе сделала то же самое. Про глубинное интервью. У меня есть представители целевой аудитории. Более того, я могу позвонить, написать или даже встретиться с кем угодно из тех, кто у меня был как спикер, так и участник. У нас там все контакты, Вайбер и всё остальное. Да, их сто пятьдесят, но это возможно. Про каждого из них мы знаем, какие темы их интересуют и так далее. До того, как купить, мы всегда прозваниваем: «Вы из какой ниши, что вам интересно, что вы уже знаете? Вас интересует оптимизация налогообложения? А что вы уже пробовали? Дело в том, что у нас есть такой спикер и нам нужно знать, какой кейс вы хотите решить». И человек говорит: «О, супер! Смотрите, у меня вот такая ситуация, мы делали так и сяк. Это у нас работает, это нет. И мне вот очень интересно, какое-нибудь есть решение, кроме вот этих трёх?» И мы такие: «Супер, спасибо, повисите на паузе». Звоним спикеру, говорим: «Ты там готовишься, есть вот такой запрос. Знаешь ответ?» — «Блин, знаю», – человек говорит: «Хорошо, что сказали. А то я сижу, ломаю голову – надо, не надо, нужно не нужно, супер, молодцы, давайте дальше». Мы общаемся реально с каждым, кто покупает билеты. И до, и после мероприятия. Что понравилось, что нет, причём серьёзно.

— Подожди, давай вернёмся. Это очень интересно. Сто пятьдесят человек – это, на мой взгляд, очень много. То есть вы реально обзваниваете каждого из этих ста пятидесяти человек?

— Да.

— Окей. Какими ресурсами, двумя людьми?

— Да.

— И сколько у вас на это времени уходит?

— Ты не поверишь, но первое мероприятие мы придумали в мае, провели в середине июля, и работали мы только в нерабочее время, а именно обеды, утро, ночь и выходные дни.

— Задача какая у тебя? То есть когда ты звонишь человеку, который к тебе подписался и приедет, задача какая у тебя? Ты же не просто так звонишь, составленные заранее вопросы у тебя есть, что-то хотите из него вытащить?

— Да. Мы максимально подробно хотим вытащить, что он хочет получить, максимально подробно. Например, сначала кто он? Врач? Хорошо, какой врач? Хотите идти в частную медицину? Супер. А вы там что-то уже? Нет? Вы ещё не хотите? То есть сначала мы узнаём, кто это по теме привязки к нашему мероприятию.

— Подожди минутку, а если он, например, хочет поговорить на такую-то тему. А если у вас нет спикера, который может говорить, что ты делаешь?

— У нас спикеров правда очень много, семнадцать человек на сундук мертвеца – это тебе не йо-хо-хо. И они же тоже подбираются из запросов аудитории. Обычно у нас есть костяк. К моменту подготовки мероприятия у нас есть костяк, например, в человек десять, которых мы по каким-то своим критериям отобрали. По предыдущим ли запросам, или потому что я сказала: «Вау, это офигенная тема, надо брать!» – потому что мальчик-студент двадцати одного года, который сделал супер старт-ап для медиков. Он понял, что не на чем им учиться. Им вот эти скелеты несчастные не достаются, им просто не с чем работать, они его видят под стеклом. И он придумал печатать эти скелеты на 3D принтере. Их нельзя использовать вместо костей, я имею в виду, что человеку этим заменить руку нельзя. Но для учёбы это супер бомба, понимаешь, это значительно дешевле, чем покупать какой-то скелет или дожидаться, пока что-то где-то перепадёт. Ему уже двадцать один год, он уже где только не был: и в Америке, и где он с этим только не летал. Конечно, я хочу, чтобы он пришел и рассказал, не чтобы он научил, а чтобы люди сидели и сказали: «Вау! А что, так тоже можно?»

— Лия, подожди. Я поняла, что есть такие спикеры, которых ты выбираешь сама, потому что они очень крутые, то есть не бывает такого, что человек: «Я хочу узнать то-то», – а у вас нет привязки к человеку?

— Давай с самого начала. Когда мы делали первое мероприятие, мы опросили порядка тридцати знакомых нам врачей разного уровня: кто-то работает в государственном секторе, кто-то в частном. Кто-то моложе, кто-то старше, успешнее, не очень. Выделили около пятнадцати тем, которые были интересны всем: базовые и специальные. Базовые – это юриспруденция, налоги, маркетинг. Потом, когда мы поняли, что вот у нас есть вот такой фул, мы стали искать спикеров. Искали совершенно по своим критериям, чтобы это был не просто известный человек, а чтобы он работал и с медициной тоже, потому что юрист, который работает с медициной – это особенная штука. При этом нам было важно, чтобы он был не затёрт на других конференциях, чтобы у него были реальные кейсы, а не только он ходил и лицом работал.

— Подожди, Лия, верну туда. Значит получается, что вы прежде чем сделать свою конференцию опросили людей про то, какие темы они хотят увидеть? И для вас это было каким-то предфильтром того, что у вас там будут делать?

— Да.

— Я почему говорю? Мы так делаем на своих саммитах и у нас тоже достаточно успешные ивенты, только мы это делаем через группу. И естественно мы спрашиваем: «А какие темы вам интересны? А кого вы считаете самым крутым чуваком в этой теме в Рунете?» – и дальше мы идём тоже по тем же самым параметрам, которые сделала ты. Вот здесь вот мне интересно именно то, где ты берёшь этих людей? Мне понятно, где брать, у меня есть группа, в которой сорок тысяч человек. А где ты взяла своих первых клиентов, которых ты опросила?

— А я ж тебе сказала, что я была в фармацевтической компании директором по маркетингу. Это мои связи. Безусловно. Потому что я, например, понимаю, что, конечно, можно смело зайти с улицы: «Здравствуйте, мы тут делаем, нам очень важно…» или просто кого-то пригласить, то есть надо как-то расположить к себе. Но объективно я точно понимаю, что вот так с улицы зайти и разговорить – это надо очень постараться.

— То есть это должен быть тёплый контакт, правильно?

— Да-да-да, это обязательно должен быть тёплый контакт.

— Хорошо, верну тебя опять к той же самой истории, с которой мы начали. Хорошо, мы с тобой тридцать человек опросили, примерно пятнадцать нашли и потом начали выбирать по этим темам спикеров. Это то, о чём ты говоришь?

— Нет, дело в том, что глубинное интервью – это такая механика, которая знакома, в первую очередь, маркетологам или социологам, когда ты берёшь целевую аудиторию, вот мы с тобой придумали этого врача пятидесяти пяти лет, который про ангину и гугл пошутил, вот мы его себе представили. Можно таких взять двадцать и быстренько их опросить, ну, буквально там в режиме теста «да, нет, не знаю, не понял вопроса» – и соответственно, сделать какой-то вывод. А можно взять пятерых и поговорить с ними полтора, два, три часа на одну и ту же тему вокруг одной и той же боли, чтобы узнать подробно и что за этим есть. Потому что за любым поверхностным вопросом есть какая-то глубинная боль, которая на самом деле там есть. Понимаешь? Не просто про персональный брендинг, потому что мне там: «Да-да-да, нам очень интересно». «Окей, хорошо, вы директор клиники. Вы хотите персональный бренд кого?» — «Не, ну как кого? Сотрудников!» А через полтора часа выясняется, что на самом деле он хочет пиарить себя, потому что он хочет вообще уходить в другое место, и ему хочется, чтобы он был более популярен, более прокачанный, стоил дороже.

Я прихожу к спикеру, говорю: «Смотри, тема такая. Они хотят, чтобы это звучало как персональный бренд вообще, но на самом деле они хотят слышать вот это». Поэтому спикер просто озвучивает тему и качественно в кейсы вкладывает то, что нужно. Просто иногда меняется тема. Персональный бренд – более тонкая штука, а всякие юридические штуки – когда контакт тёплый он тебе так и говорит: «Слушай, не хочу платить большие налоги. Только скажи мне как это сделать качественно, не хочу сидеть, но не хочу платить большие налоги».

— Вот это безумно кайфовая штука, которую ты рассказываешь. Давай поковыряем. Смотри, эта механика не масштабируема, правильно, то есть на триста-пятьсот человек такой ивент уже не сделать? С такими глубинными прощупываниями людей?

— Я думаю, что это можно сделать на основе предыдущих инсайтов. Потому что так или иначе эти темы повторяются. Я думаю, что вот эти боли, они у одной целевой аудитории схожи. Потому что если мне один человек скажет, и я буду понимать, что это только его не повторяющаяся ситуация, я знаешь, что сделаю? Я его поведу на общую тему, он послушает, а потом я его подведу к спикеру и спикеру ласково скажу: «Вот этому человеку очень нужно про эту тему. Пожалуйста ответьте». А знаешь, что ещё мы делаем по поводу дополнительной подготовки? Мы не отпускаем человека после продажи, мы всегда ему говорим следующее: «Ребята, вы не должны тупо уйти отсюда, вы должны получить максимум информации. Готовьте кейсы».

— Окей, и что вы тогда здесь делаете? Просите участников готовить вопросы заранее?

— Да. У нас есть рассылка, есть смски, у нас есть звонки, есть сайт, есть сообщества, есть моя личная страница, после которой, кстати, замечательно идут продажи. Мы везде говорим готовить вопросы. Более того, мы про спикеров говорим не просто: «У нас будет крутой спикер». Мы про него несколько раз пишем. Сначала «Вот есть перечень», потом отдельно про каждого. Потом готовим тему. Кстати, у нас некоторые спикеры сами на странице пишут, вот у нас есть сейчас шикарный спикер на «День маркетинга», мы будем делать только по маркетингу для частной медицины. Она сделала у себя на странице шикарный пост: «Ребят, я готовлюсь, мне нужны вопросы, что вы хотите знать про увеличение среднего чека в клинике и тому подобное?» У человека пятнадцать лет работы маркетологом именно в этой среде и сочетание «Наталья Тулинова» у всех воспринимается как «Вау, это крутой маркетолог из частной медицины». Она сам этим занимается, и мы этим занимаемся. Более того, у нас на «Дне маркетинга» будет выступать Сергей Кузнецов, которого привезу из Минска, он такой фурор произвёл в прошлый раз.

— Хотела вернуть тебя вернуть про вопросы вернуть вот в это русло. Получается, что вы просите формировать ваш конкретный вопрос заранее для того, чтобы его проще потом было задать эксперту? Обещаете ли вы, что все вопросы будут заданы? Или даёте какой-то определённый формат, чтобы каждый мог задать свой вопрос? Чтобы у людей не было неоправданных ожиданий.

— Мы не обещаем, что ответят на все вопросы, но все знают, что у нас формат такой: у нас сорок пять минут длится выступление каждого спикера. Из них полчаса на доклад и пятнадцать на вопросы-ответы. Но мы говорим, что спикеры никуда не деваются, они остаются, можете их ловить и спрашивать. И это правда так. Более того, мы отправляем презентации с контактами спикеров. Не было ни одного случая, чтобы человек ушёл со словами: «Блин, я хотел спросить, а мне не дали». Понимаешь, это же тоже тёплый контакт.

— Конечно. Вообще хотела подвести итог. То, что вы действуете таким образом, очень совпадает с моими личными ценностями и тем, как делаем мы, Сарафан. Про тренды будущего – я недавно слушала выступление Кьела Нордстрема и он говорил, что основная задача инфобизнеса сегодня – это соединять океан информации и простых людей, это тренд будущего, потому что информации очень много, её с каждым днём всё больше, её тонны. А такие компании, как твоя, как ВебСарафан со своими саммитами – мы связываем, получается, вот этот океан инфы, который есть, с обычным человеком и делаем его понятным. И вот поэтому у нас на саммитах от пяти до десяти тысяч человек, вот поэтому у Лии билеты раскупают за три недели до ивента. Мои милые слушатели, чувствуете ли вы разницу в подходе? Как делает ивент Лия и как делает его обычный среднестатистический конференции. Чувствуете ли вы разницу в глубине, про глубину проработки, про постоянную работу между участниками конференции и спикерами? Понимаете ли вы, что эта связь одних и других и проработка запросов через информацию других – это и есть вау-эффект. За счёт этого Лия и продаёт свои билеты, правда, ты согласна?

— Думаю да. Я ещё хотела с тобой поделиться – у меня знаешь ещё какая есть история, которую мы сейчас реализуем? У нас «День маркетинга», и всё у нас будет только про это. У нас даже в регистрации есть графа «кейс, который вы хотите решить». То есть, когда человек регистрируется, он сразу пишет тему, которая его волнует. Это делает мало кто, и если кто-то из моих клиентов и участников слышит, я вам говорю: «Ай-яй-яй! Делайте это чаще, потому что чем точнее вы напишете, тем лучше мы для вас это подготовим». И мы собрали кейсы. То есть реально мы будем делать, у нас три спикера будут выступать по кейсам, которые прислали участники.

— На каком этапе вы это делаете, на лэндинге?

— Вообще я делала это у себя в сообществе по горячим следам, когда закончился форум в ноябре, я сказала: «Ребят, мы будем делать про маркетинг. Хотите, что у вас там вы говорили боль, сайт не конвертируется? Шлите сюда, если вы готовы, что вас разделают под орех. Я не обещаю, что мы сделаем все. Эксперты выберут интересные варианты, либо те, которые подойдут для большого количества, какие-то яркие повторяющиеся ошибки». И да, эксперты будут делать на их кейсы.

— Это очень круто, я прям даже пыталась сказать: «Ух ты, вау, бдыщь-бдыщь, круто!» А ты мне такая: «Да, у нас всё такое вау!»

— Я тебе это скажу, когда у меня будет два, нет, три момента, когда я поняла, что я всё делаю правильно. Первый момент: незадолго до второго мероприятия, незадолго до Medical Business Forum я написала два поста о том, что у меня дома кончилась сванская соль – это такая грузинская приправа – и второе, я написала: «Ребят, где в Киеве можно поесть ромовую бабу?» Ну и что-то мне там откомментировали. Короче, прихожу я к себе на мероприятие, и подходит ко мне барышня, её зовут Инна. Она была у нас на первом мероприятии, пришла на второе и говорит: «Сорри, я забыла распечатать билет. Но я не забыла вот это», – и протягивает мне сумку, пакет небольшой. А там ромовая баба и сванская соль. Слушай, я думала, что я буду плакать. И что очень важно – ей от меня ничего не надо, то есть она не зашла после этого с какой-то просьбой, знаешь там, или ещё что-то. Это был просто улёт. Второй случай – это был мой личный Оскар. У нас было мероприятие в пятницу и в субботу, в воскресенье мне пишет один из моих новопоявившихся в связи с Medical Business Forum хороших приятелей. Он мне пишет: «Привет. Что делаете?» Я говорю: «Мы отмечали, я активно лежу в сторону сырников. А что?» Он говорит: «Ну, я думал, может, тебя сводить куда-то кофе попить или пообедать или просто поболтать». Я говорю: «Ну ты знаешь, ну да, наверно надо подниматься, собираться». Он говорит: «Ты не торопись, потому что… – сейчас внимание, воскресенье — мы в офисе сидим, переписываем маркетинговую концепцию. Наш директор по маркетингу сказал, что до понедельника не может дождаться, собрал всех в офисе после конференции, и мы в воскресенье пишем новую стратегию». Ты понимаешь? Ты понимаешь, это вообще просто! И третий нюанс, который для меня был супер, я была впечатлена. Дело в том, что у нас одним из спикеров на мероприятии выступал бывший министр здравоохранения. Он фантастические вещи рассказывал, но дело не в этом. Он должен был выступать в субботу. И тут происходит следующее: я в пятницу открываю двери зала, выхожу и понимаю, что он стоит. А у меня в голове всё уже, что он перепутал время, надо его ставить в пять! Он говорит: «Не-не-не, спокойно, я просто пришёл послушать». И у меня получилась история, как в том анекдоте про водителя и генерала: «Я не знаю, кто у них спикер, но вопросы задавал бывший министр». Он сидел, участвовал в дискуссии. Причём, половина зала не знала, кто он такой, понимаешь? Он действительно сидел, иногда тянул руку, задавал вопрос. Я была в шоке – то есть сколько он знает, всех видел и чего только не было! Ну вот это просто до слёз, конечно.

— Окей, Лия, и ещё один вопрос по поводу твоих конференций. Очень интересно, как вы закрываете? Я уверена, есть какие-то вау-фишки. Что вы делает после того, как она прошла?

— Дело в том, что первый раз мы не отыграли, история была такая, тестовая, мы не были готовы. То есть стандартный наш подход во многом в работе выглядит так – мы что-то тестируем, делаем, смотрим. Причём, желательно быстро. Не думаем полтора года, а делаем, смотрим и подводим черту, выписывая совершённые ошибки. В этот раз мы не были готовы к тому, что всё пройдёт так круто, и не были готовы сразу продавать что-то ещё. Поэтому это отложилось на какое-то время. Во вторую нашу конференцию сразу продавали.

— Через емэйл рассылку подписываете на другие ивенты?

— Да.

— Сколько у вас сейчас в рассылке, какая база?

— Ты знаешь, у нас драгоценная база из шестиста человек. Их всего шестьсот, но я тебе могу сказать следующее: за четыре рекламные компании с июля, вопреки всем прогнозам, надуваниям щёк, экспертизе и чему-то ещё, круче всего работают наши персональные инструменты. Наша рассылка на шестьсот человек даёт результат и даёт продажи, а рассылка на базу якобы пятнадцать тысяч самого раскрученного ресурса дала знаешь сколько переходов? Один. Реально один, если бы его не было, я бы подумала, что они его не делали. Но он был, один.

— Окей, а что ещё, кроме личной рассылки, у вас работает?

— Очень хорошо, как ни странно, работают мои персональные посты. После них идут продажи сразу. Почему-то очень любят видео трансляции. «Почему-то» я сказала потому, что я правда считаю, что как-то они вот информационно не наполнены, они не такие — не сякие. Но после них сразу идут продажи. Хорошо работает реклама в Фейсбуке. Я замучила всех экспертов, я чуть не задушила насмерть Пашу Гурова, потом Серёжу. И когда мы продавали первую конференцию, был смешной этап, когда была тишина. Мало того, что я ж тебе сказала, что я камикадзе. Первое мероприятие у нас было пятнадцатого июля, представляешь себе? Тридцать пять градусов жара, народу нет, отлично всё прошло, нормально. Вот, короче, когда мы стали всё это продавать – ничего не происходит. Я замучила всех экспертов: «Что я делаю не так?!» И меня успокаивали люди, которые занимаются прям реально большими ивентами, для всяких Сколково и так далее, они говорили: «Детка, не нервничай, за две недели всё раскупят». Я говорю: «Я не могу ждать! У вас есть этот опыт и вы знаете, что начнётся. А у меня нет, и я не знаю. А вдруг не начнётся?»

— Ты такая же как я, я так паникую каждый раз перед саммитом. У нас тоже бывают жёсткие непредсказуемые ситуации. У тебя, наверное, тоже – ты два-три месяца готовишься, потом ты получаешь эту энергию обратно. Ну блин, ты действительно столько времени, столько сил вложил в это, у меня команда из семи человек работает на эту историю, и мы каждый день встречаемся и обсуждаем, как сделать это лучше, как сделать это интереснее, как сделать что-то такое вау-вау. И, конечно, для нас саммит – это праздник, какая-то эпопея, оркестр, в общем, тут играет и свечи зажглись. Ну что, на этом, давай, мы и закончим. У нас с тобой, Лия, очень много общего, не зря, наверное, и у тебя, и у нас такие живые саммиты, такие живые ивенты и в общем не зря они все проданы заранее.

Скажи мне, пожалуйста, обычно в самом конце спрашиваем – какое напутствие ты дашь предпринимателям, которое они могут прямо сейчас в течении семидесяти двух часов пойти и сделать, подумать, придумать?

— А попробуйте сделать себе сайт того, что вы хотите. Это реально не сложно. Нет, правда, возьмите какую-нибудь Тильду, которую я очень люблю, вы можете туда зайти и сделать сайт того, что вы хотите. Вы хотите открыть кинотеатр? Вообще не вопрос, пойдите сделайте сайт кинотеатра. Вы хотите свой персональный бренд, супер певица какая-нибудь? Пойдите и сделайте себе одностраничный сайт, какая вы супер-певица.

— Мы на ВебСарафане называем это «выкатывать свинью» – короче не бойтесь, а иначе будете сидеть вариться полтора года. Это точно. Я с тобой согласна. Друзья, никто ещё не давал нам такого задания из подкастов, Лия, спасибо, что подсказала. Да, действительно, я думаю, что сайт на Тильде можно сделать быстрее, чем за семьдесят два часа. Короче, обязательно сделайте, отчитайтесь и отпишитесь нам под этим подкастом, который мы разместим в группе. Лия, спасибо тебе большое. Удачи тебе с твоими ивентами, потому что я уверена, что тебя ждёт большое и великое будущее.

Друзья, на этой позитивной ноте мы и простимся с Лией.

Что меня зацепило? Мы говорили о том, как Лия собирает и продвигает свои ивенты – офлайн-конференции для тех, кто имеет отношение к медицине.

Что прекрасно?

Во-первых, смотрите, как глубоко Лия знает своих клиентов. Какие у нее подробнейшие аватары: что это за человек, о чем у него болит голова, о чем он думает сутки напролет. Да? У Лии, например, это врач, которого достала маленькая зарплата в государственной клинике, он хочет открыть свое дело, но совершенно не представляет, с чего начать, как получить лицензию, то есть у него миллион вопросов в голове. И при этом вокруг него еще толпа «спецов», которые хотят нагреть на нем руки. Смотрите, какое детальное описание. Сравните с пресловутым «женщины от 25 до 45 лет, живущие в мегаполисах». Поэтому ищите, копайте, разбирайтесь, о чем болит голова у ваших клиентов

Во-вторых, вот эти свои исследования Лия проводит постоянно. Например, перед каждой конференцией они с партнером проводят глубинные интервью, раскапывают, что же хотят узнать люди, которые придут на конференцию. Потому что задача стоит – не просто бабла срубить один раз по-быстрому, а сделать так, чтобы к концу ивента из клиента искры сыпались.

И главный вывод какой: исследуйте, друзья. НЕ сидите в своих кабинетах и офисах, строя догадки о том, что же парит вашего клиента. Напишите, снимите трубку, позвоните и спросите, поговорите с ним. Долго? Муторно? А как еще создавать вау-эффект.

Напоминаю, что мы дадим вам видео Даши Кабицкой, где она будет еще подробнее рассказывать про то, как создавать мероприятие, которое будет продавать само себя.

Как правильно подбирать темы и спикеров, чтобы это продавало само себя.

Как составить аватар клиента, найти себе вот этого человека, ему позвонить, какие ему вопросы задать, что ему подготовить до того

Как все это сложить в такую картинку, чтобы человек увидел и сказал: «вау, хочу билет»

И это подходит абсолютно для любой ниши, для любого ивента

Вы найдете это видео, а также ссылки на книги и прочие полезности, о которых мы говорили, на блог вебсарафан he в описании подкаста.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его тем, кто еще не знает о нас, но кому это будет полезно.

Если вы хотите, чтобы ваш контент работал на 100%, приходите на наш саммит по сторителлингу «Сказки для взрослых: сторителлинг в бизнесе», который пройдет с 20 по 22 февраля. Не каждая история способна собирать сотни лайков и репостов, но при грамотном построении и верной подаче даже обычный рассказ способен растормошить аудиторию и заставить её начать горячее обсуждение. Если вы действительно чувствуете, что ваши истории не дотягивают до нужного уровня, записывайтесь, подключайтесь онлайн, покупайте вип-билет и не откладывйте продвижение компании в долгий ящик – крутые бизнес-истории разлетаются по интернету, как пирожки.

Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo Не забудьте рассказать друзьям – чем больше классных историй, тем лучше!

А я прощаюсь с вами. Через неделю у нас в гостях бизнес-тренер и специалист по антитайм-менеджменту Николай Додонов. До встречи, друзья!

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!