Максим Ильяхов: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

 Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в facebook для предпринимателей,  входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы по версии Форбс. Ну и главное, она просто обожает бизнес.  Встречайте, Таисия Кудашкина.

Сегодня вы слушаете 60-й эпизод с Максимом Ильяховым, тем самым главредом.

Добрый день друзья, я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan шоу. Здесь я встречаюсь с крутыми экспертами, лучшими именами, и выпытываю у них лайфхаки и механики для всех нас, чтобы мы применяли их в своем бизнесе и становились успешнее, наши клиенты – довольнее, а кошельки – толще.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

А сегодня у нас в гостях Максим Ильяхов, тот самый главред, автор известного сервиса главред ру, курсов главреда и школы редакторов. Еще Максим ведет проекты “Мега-прорыва”, ”Финолога” и ”Тинькофф банка» и проповедует инфостиль.

И мы поговорим с ним о том,

  • Как строить личный бренд с помощью блога? Как Максим начинал в 2009 году с того, что высасывал посты из пальца, и как пришел к одному из самых популярных блогов о редактуре?
  • Как управлять процессом рождения инсайтов и что делать, если в голову ничего не приходит и хочется просто тупить?
  • Как быстро и дешево производить контент в разные каналы: Твиттер, Телеграм, Фейсбук и в течение двух лет делать по две статьи в неделю?
  • Как он создавал и продвигал свою первую книгу «Пиши сокращай» и сколько он на ней заработал?

 Итак, друзья, поехали. Встречаем Максима Ильяхова. И начнем мы по традиции с блица.  Максим, чем ты отличаешься от других.

— Ничем, я так, простой человек. Как Олег Тиньков.

— В чём ты крут?

— Я хорошо редактирую.

— Виктория Леоненко нас спрашивает – какие три слова характеризуют тебя? Какими тремя словами можно заменить текст “Об авторе” на задней обложке книги?

— Сейчас три слова: первое — “быстрый”, второе, как это, ”неаккуратный” и третье — ”сделать”. Вот такие три слова.

— Короче ты человек действия, понятно.

— Я вот знаешь, неаккуратно, максимально быстро что-нибудь выкатить, посмотреть – как получится?

— Окей. От чего тебя прёт, от чего тебя драйвит? Что заставляет вставать с кровати по утрам?

— Ой. Делание проектов, запуск и публикация чего-то.

— А чего ты больше всего боишься?

— Что станет неинтересно и что этот смысл пропадёт. И незачем будет вставать по утрам тогда.

— Кого ты фоллоуишь, за кем следишь?

— Антон Ловчиков, дизайнер. Там каких-то селебов.  Тейлор Свифт.

— О, прикольно.

— Ну просто знаешь – я не слежу как-то за информационной диетой. Вот кто мне попался случайно интересный – я тех фолловлю.

— Что ты крутого уже дал этому миру? В чём вот твоя миссия? Если бы тебя не было, что бы потерял этот мир?

— Ой, человек сто, наверное, благодаря моей работе стали писать сильно лучше и человек тысяча стали писать немного лучше.

— И в чём твоя миссия?

— Миссия – чтобы сто процентов людей стали писать хорошо.

— О, это вообще, прям неподъёмно. Это мега-цель какая-то, да? Твой девиз или цитата, фраза, которая, может быть, с тобой в последнее время?

— Ну, типо, “Нормально делай – нормально будет”.

— Слушай, эту фразу нам буквально в прошлом подкасте говорил Дима Румянцев. Кстати, друзья, если вы не слушали подкаст с ним, найдите и послушайте.  Это очень крутой подкаст про то, как строить и продвигать личный бренд. 

И напоминаю, что 28 ноября начнется наш саммит про личный бренд, где 11 крутых спикеров будут рассказывать свои реальные кейсы, как они строили свой бренд. Регистрируйтесь здесь: websarafan.ru/promo.

 А мы с Максимом закончили блиц и сейчас поговорим про бизнес. Максим, опиши в 2-3 предложениях, что у тебя за бизнес, чем ты вообще занимаешься по жизни?

— У меня бизнес есть клиентский, когда я проекты делаю для. Ну, там, типо журнал главрежу. Или, там, делаю проекты, лэндинги, рассылки на заказ. “Мега-прорыв”, ”Финолог” и вот, ”Тинькофф”. И бизнес- обучение, где я учу людей писать, редактировать. Это “Главред” – “Курсы главреда”, “Школа редакторов”. Ну, правда “Школа редакторов” не мой личный бизнес, я просто один из участников, а вот ”Курсы главреда” – это мой личный бизнес, я его развиваю постепенно.

— Прикольно кстати, я не знала, что “Школа редакторов” – не твой личный бизнес. Видишь, у тебя такой мощный личный бренд – мы потом отдельно ещё про это поговорим – что все думают, что “Школа редакторов” это твоё вообще.

— Ну, я в неё очень много вкладываю постоянно, там вот общаюсь с людьми, делаю вебинары, стараюсь её как можно развивать. Но это не я создал и это не я её владелец.

У нас есть “Дизайн-бюро” Артёма Гордунова, как организация, которая владеет этим, и все преподаватели, которые участвуют в школе именно как партнёры. То есть мы делим и горести и радости – всё, что нам даётся вот этой школой.

—  Прикольно вообще. Интересно как сделано. Получается, что все специалисты, которые там работают, имеют долю в бизнесе.

— Ну, я не знаю правильно ли говорить “доля в бизнесе”, но скажем так, наш доход пропорционален тому, сколько мы вкладываем в эту работу. А что тебе самому больше всего нравится делать из этого всего, вот из этих бизнесов?

— Мне больше всего нравится главредить, то есть работать с авторами, с редакторами, ну, уже с готовыми людьми. Но я понимаю, что если я не буду обучать, то никто из хороших редакторов не будет у меня работать. Ну, то есть клиентская работа – это моя любимая часть, но обучение – необходимая.

— Окей. А как ты всё успеваешь? Я поняла.

— Не знаю, я как то особо не парюсь. Спортом надо заниматься по утрам – и всё. И на всё будет хватать и времени и энергии.

— Ты занимаешься каким-то чётким планированием?

— Нет, я знаешь что? Вот ты сейчас спросила, я понял такую вещь, что главное моё достижение в плане тайм-менджмента – я перестал работать с маленькими. Ну, не с маленькими, а как сказать? С новыми клиентами, которым нужно сделать какую-то разовую работу. Вот я перестал это делать это два года назад – и у меня резко поднялась продуктивность. Благодаря тому, что я не переговариваюсь с новыми, я общаюсь со старыми, делаю всё для них и делаю всё гораздо быстрее благодаря этому.

Максим, получается что ты сейчас осознанно не берёшь новых клиентов, вообще?

— Ну, я беру новых клиентов, когда знаю, что это история на год, на два, на десять. Какие-то очень большие проекты. Я это знаю сразу по обращению и таких людей я беру. А типо там “напишите нам текст для лэндинга” или, там, “напишите нам текст для сайта” я сразу отправляю к кому-то из учеников, на биржу и там куда-то.

А как понять? Например, как ты понимаешь, что этот человек надолго? Механику расскажи.

— Ну, он приходит, говорит:” Мне нужно вести блог,” – например:” Мне нужен главред в блог.” Я вижу, что я этого человека знаю, фирму их знаю, понимаю какие-то там из задачи примерно. Значит уже можно начинать общаться. То есть просто на уровне формулировки задачи, что это большое что-то, длинная история. А “просто познакомиться”, “узнать, чем мы можем быть друг другу полезны” или “отредактировать текст” – это, там сразу левак, не надо это делать.

— Понятно. А есть у тебя какая-то фильтрация, может быть, по теме? Или по текстам – может быть ты фильтруешь чётко, что ты не делаешь?

— Ну, чётко я фильтрую то, что мне было бы интересно самому изучить. То есть если мне скажут делать про микроконтроллеры, процессоры или телефоны – я скажу:” Да, обязательно.” Потому что я это очень люблю, мне это интересно изучить. А если придут, скажут про пластиковые окна, ну, мне так интересно, я вряд ли в это ввяжусь. — А если придут, там, скажут – не знаю, с какой-нибудь МЛМ компании или, там, с какой-нибудь “Найди себе мужа” и предложат много денег – ты откажешься?

— Ну, вот понимаешь, есть вот Николай Козлов, да, психолог. И несмотря на то, что он про психологию как-то, я бы ему помог, если бы он ко мне обратился. Потому что я ему доверяю, он мне нравится. А если придёт вот эта вот Юлия, которая – помнишь недавно – про то, что с мужиками нельзя спать  за не меньше, чем со стотысячной зарплатой – то ей вряд-ли. Просто личный компонент есть, наверное.  То есть даже если ты делаешь СМИ для его читателей условно, то его читатели всегда будут, , с ним эти ценности разделять. Если ты с ним эти ценности не разделяешь, ты и с его читателями не найдёшь общий язык.

— Ага. Скажи, вообще как ты пришёл к тому, чем сейчас занимаешься? Вот какой-то момент был, который хлоп! Знаешь и у тебя картинка сложилась, или это постепенная история?

—  Ну, я пришёл на втором курсе в редакцию нашей газеты факультетской и почему-то у меня, ну, может быть возраст был такой, мне хотелось быть важным. Я сказал:” Я хочу быть главредом у вас газеты.” Так как это была адская никому не нужная работа – никто не возражал. Так и пошло. Ну а потом выяснилось, что это нормально получается, есть люди, которые помогают. Вот я встретил Артёма Горбунова, который меня научил каким-то очень крутым вещам и я понял, что из этого можно делать что-то интересное. Я вот посчитал в этом году вот в сентябре типо грубо говоря три дня назад было десять лет, как я занимаюсь редактурой. Но за десять лет как бы непрерывной работы у тебя что-то да получится. Вот у меня что-то получилось чуть-чуть.

— Да. Помнишь эта фраза американская? Не помню, кто сказал. Говорили:” Чтобы стать супер-профессионалом в чём-то, нужно минимум десять тысяч часов на это положить”. То есть это семь-восемь лет примерно.

— Ну да.

— Скажи мне, пожалуйста – тебя сейчас все знают вокруг – это называется личным брендом – он, этот твой бренд, он родился как-то спонтанно или ты к нему осознано пришёл?

— Ничего специально я не делал никогда, просто занимался одним и тем же. я занимаюсь редактурой, при этом я совершенно обычный человек с проблемами, с мнениями, там, насчёт политики, истории, культуры, но при этом в блоге я  пишу у себя про редактуру. То есть всегда бью в одну и ту же точку. И не позволяю себе – стараюсь по крайней мере – не отклоняться на какие-то темы, которые, может быть, волнуют меня, но с точки зрения моей работы, моего бизнеса не нужны.

Потому что иначе, ну, это перестаёт быть профессиональным каким-то, профессиональной историей и начинается, вот, история про селебрити. Типо вот я селебрити и я начинаю писать про всё на свете. Я вот такое не хочу, хотя знаю, что это работает, приносит, там, больше людей. Но, скажем так, жизнь слишком коротка, чтобы спорить в блоге о политике. Я так считаю.

— Есть какая-то, может быть, система под этим всем? Ну вот я может просто… Ты мне говоришь, что так, там, получилось, я какой-то популярный… Просто вот Дима Румянцев у нас на прошлом подкасте – у него, там, целая система, как строить личный бренд, да. Мне вот интересно – ты сам пришёл к этому органически, да, к этой популярности или всё-таки есть система? Или, может быть, ты сейчас назад смотришь и видишь эту систему?

— Ну, вот смотри, я могу проследить такую историю, что когда я начинал писать блог,  мне было очень важно создавать статьи, чтобы на меня обращали внимание. И я их в общем-то высасывал из пальца – это видно из моих первых постов в блоге за какой-нибудь там две тысячи девятый, две тысячи десятый год. Я их интенсивно высасывал из пальца чтобы привлечь внимание. Потом, по мере того, как стали появляться реальные проекты, реальный опыт – я стал, ну, научился, как бы из проектов извлекать опыт. И этот опыт сразу превращать в посты. Сейчас, например, мне присылают какой-нибудь текст на рецензию в курсе главреда и, если это интересный текст с интересным каким-то решением, которое я придумал или студент придумал – я сразу же, там, в следующие полчаса из этого делаю статью. И благодаря тому, что настроены каналы распространения статей – Твиттер, Телеграм, Фейсбук – я быстро и дёшево произвожу интересный людям контент. Как бы люди сами мне его дают, я просто его быстро, интересно перекладываю в какой-то удобный формат. И это я делаю последние два года. И эти два года там по одной, по две статьи в неделю вот так выходят. Система в том, чтобы не высасывать из пальца инфоповоды, там, примеры и источники вдохновения, а уметь их видеть в своей ежедневной работе и превращать их в кейсы, истории, посты. Как то так. Я ж, понимаешь, ничего не делаю ради того, чтобы пиариться. Я не хожу на конференции ради пиара, не снимаюсь в телепередачах ради пиара. Я сейчас с тобой общаюсь, потому что у нас история есть какая-то, общение и работа. А так я просто веду бложек про редактуру и всё.

— Слушай, вот это вот амплуа – только что ты вот дал мне эту тему в руки – “я просто веду бложек”. Ну как бы есть же у тебя такое амплуа – “я скромный, но прямолинейный”, да, можно про тебя так сказать?

— Ну, если хочешь. Нет, я специально не форсю это. Я форсю другое, знаешь… “Доктора Хауса” смотрела?

— Да, конечно.

— Вот я такое, бывает, форсю – знаешь, типо “все кругом дебилы, один я д’Артаньян”, да, и я вот знаю один, как правильно. Ну на мой взгляд это привлекает какие-то широкие массы людей, которым интересно, ну, вот знаешь, когда шоу. Потому что редактура – это скучно, текстики – это скучно. И когда ты из этого делаешь шоу “Ильяхов против Каплунова”, там, две школы, столкновение миров – вот это, там, сразу становится интересно и люди с этим эмоционально – как там по-русски это слово – коннектятся и начинают тебя слушать.

, про доктора Хауса интересно – этот “доктор Хаус”, он какой?

— Ну вот смотри – есть, там… Что пропагандирует доктор Хаус, что вот лично мне очень нравится?

Культ профессионализма он пропагандирует. У него там в серии было, что он в серии поехал в Японию с папой. И у него был там врач, который принадлежал какой-то низшей касте. Но он знал, как вылечить пациента и его все слушали, несмотря на то, что социально он не вписывался в эту систему. И он говорит, что он стал доктором потому, что увидел, что доктор был прав. И он стал лучшим врачом потому, что он очень хотел быть всегда правым. И вот культ “правости”, культ профессионализма, культ того, что человек всегда может сделать правильно – это там самое важное.

Для него есть правильное решение или неправильное. Он же всегда одержим тем, чтобы правильно поставить диагноз, вот это для него самое важное.. И вот я в этом вижу очень большую ценность – что неважно, как о тебе думают коллеги, друзья, как к тебе относятся в обществе, если ты делаешь круто и делаешь круче всех – то вообще наплевать, кто как к тебе относится. И это очень круто, меня эта мысль очень греет.

— И тебе наплевать?

— Естественно, я живой человек и, естественно, мне не наплевать. Как все нормальные люди, когда там в Фейсбуке про меня что-то пишет какой-то Денис Каплунов, я, ну, расстраиваюсь, бешусь, могу в блог что-то писать, ну, не опубликую это естественно, потому что есть правило, что я, там, стараюсь писать только про редактуру. Но в итоге я  успокаиваюсь, понимаю, что это не важно, там, человек пойдёт дальше – заниматься делами, обслуживать своих клиентов за свои деньги, а я буду обслуживать своих клиентов. И в итоге решает не то, кто на кого как наехал и какой конфликт создал. Решает то, какую ты делаешь работу. И я стараюсь тратить больше времени, сил и энергии, жизни на работу. А не на, вот знаешь, кто кому друг, кто молодец.

Давай-ка поподробнее. Он же не стесняется в выражениях, может оскорбить какого-то человека ради правильного диагноза или правды с его стороны.

— Когда я говорю:” Это полное говно, давай переделывать, ничего не понятно,” – ну первые несколько раз люди обижаются, кто то даже отказывается потом работать. Но те, кто остаются, они пишут классные тексты. И они это видят, они это понимают. Ну вот мы в “Тиньков-журнале” часто выпускаем классные статьи, там, сложные. А потом какой-нибудь”Вилладж” берёт эту же тему и её же не может написать так легко и доступно, как это делаем мы, хотя у них силы, и, там, энергия в десять раз больше, чем у нас. И мои авторы это видят и потом в чатике скидывают:” Смотрите, “Виллэдж” написал на эту же тему и у них получилась фигня!” Мы ржём и все понимают, что, ну, главное в итоге – это хорошая работа. А не кто с кем бухает по выходным и у кого какие классные отношения в редакторском чатике.

— Слушай, давай вот к этому вернёмся – почему это такая глобальная проблема? Особенно – я вижу это – как проблему вообще Рунета и вообще России. Почему все пишут плохо? Вот правда? Почему у нас так любят канцелярию, тексты – понимаешь, откуда ноги растут у этой проблемы?

— Ну, этому никто этому целенаправленно не учит, а те, кто учились, учились не у тех, не тому и не в тех условиях. Ну, вот смотри сейчас – дизайн, если взять параллели, десять там, двадцать лет назад никто не умел делать дизайн. Пришёл Артемий Лебедев и сказал:” Ребята, я научу вас делать дизайн.” И ежедневно с тех пор вот десять лет, там, двадцать лет идёт студии Лебедева, двадцать лет у них выходят советы эти, бизнес-линч, они делают проекты, все на них смотрят. Вот за двадцать лет Артемий Лебедев сотоварищи научили всех дизайнить. Вот в редактуре нет ещё такого человека. Возможно, я им смогу стать лет через десять.. Но просто понимаешь, когда нет школы, нет традиции современной, нету современного учебника, нет современной книги, которая отвечает на все эти вопросы. Я вот стараюсь постепенно эти проблемы все решать, надеюсь, что получится.

— Вообще научиться писать можно? К тебе приходит любой человек в школу редакторов – ты его можешь научить писать?

— Конечно. Ну писать – это как хард-скилл, или софт скилл… Короче какая-то вещь из серии “вести презентации”.

— Хард-скилл, ну это хард-скилл. То есть если ты можешь объяснить понятно.

— Это очень маленькая такая вещь, простая технология, способы проверки простые. Да и в конце концов шаблоны можно составить для себя и фигачить по этим шаблонам много текста. А вот как бы самое сложное начинается потом, когда ты уже умеешь формулировать мысли. Тебе нужно эти мысли откуда-то доставать, искать факты, разжёвывать там, объяснять, представлять себя на месте читателя. А потом ты узнаёшь, что можно ещё иллюстрировать. Начинаешь изучать – как статьи делать грамотно. Ну, в смысле иллюстрации. Как поставить текст с картинкой так, чтобы они вместе задружили. И это всё как бы всё ещё эти лёгкие в освоении скиллы, но их много и ты видишь, как бы, картину того, что действительно важно.  И ты начинаешь вот этим заниматься.

— Чем больше ты знаешь, тем больше ты понимаешь, что ты не знаешь.

— У меня в книге в конце, там главная героиня спрашивает главного героя. Она говорит:” И что теперь?”. Он говорит:” Теперь начинается самое интересное.” То есть вот он как бы научил её писать и теперь она – как это вот – в процессе написания будет заниматься самым важным, донесением мысли. И вот здесь уже нужен опыт, там, глубокие знания и так далее.

— Как… Вообще есть такие слова или технологии объяснения – вот как научиться объяснять простым языком сложные вещи? Вот мы на Сарафане жёстко вообще паримся про это – никто не умеет это делать.

— Ой, это у Ли Лефевера классная книжка есть ”Искусство объяснять”. В Мифе вышла такая квадратная клёвая книжечка. И там всё разложено по полочкам, там берёшь аудиторию, рассматриваешь, кто там твои читатели, что они знают, чего не знают и дальше от простого к сложному, от того, что он знает, к тому, чего не знает. У меня в курсе есть статья об этом. Там, например, добавляется, что нужно создать человеку мотивацию. Не просто говоришь:” В этой статье мы рассмотрим принцип работы микроконтроллера,” – а говоришь:” В этой статье мы рассмотрим принцип работы микроконтроллера, благодаря ей ты сможешь собрать робота,” – да, и человек сразу такой:” О, я хочу собрать робота, мне это интересно!” Ну, я это, я говорю, я сейчас тебе в интервью не расскажу, надо открыть книжку Ильи Лефевера, её прочитать и всё.

— Окей, давай раз мы с тобой про книгу начали говорить… Вообще у тебя успех-успех, я тебя поздравляю-поздравляю с этим.

— Спасибо.

— Скажи мне, пожалуйста, ещё раз вот эту историю с… Про то что у вас закончились вообще все экземпляры и я честно говоря со своим редактором не смогла его купить. Всё распродано, да?

— Там смешная история – мы сделали первый тираж в “Альпине” в три тысячи экземпляров и даже, ну как бы, это нам оказали большое доверие, потому что обычно такие книги, как у нас, печатают тиражом в две тысячи. И мы рассчитывали, что мы продадим тысячу. Мы в итоге по факту продали две с половиной тысячи  и смогли остановить машину по продажам только на двух с половиной. И при этом люди всё ещё хотели, ну, купить эту книгу. А остановили мы потому, что поняли, что не успеваем выкупить нужное количество книг у издательства. То есть там, как только тираж поступил, мы выкупили тысячу шестьсот. Потом мы выкупили ещё четыреста – то есть вот всего две тысячи. А потом просто физически не осталось книг, они разошлись частично в интернет-магазин “Альпины”, частично в ”Ozon”, частично ушли на пиар-цели. То есть нам просто не хватило книг, чтобы выполнить заказ. Ну мы там написали тем, кому не хватило, договорились с ними что делать. Но фактически просто слишком много предзаказов, слишком быстро забрали книгу. Поэтому мы сейчас делаем допечатку, дополнительный тираж и будем продавать.

— Откуда такая популярность ты понимаешь?

— Ну, просто большая аудитория. Мы смогли за два года “Главреда ” привлечь довольно много людей и когда мы начали продвигать в январе книгу – то есть ещё не было книги, но уже были статьи о ней. Мы собрали тоже довольно серьёзную аудиторию на книгу, подогревали интерес, постепенно стимулировали, чтобы люди хотели её заказать. И, ну, мы просто делали нормальный маркетинг, нормальное продвижение и, ну, в итоге — спрос.

—  А что вы делали, как вы подогревали интерес? То есть у вас рассылка была специально про книгу?

— У нас был сайт, у нас всё ещё есть сайт, можно зайти посмотреть. Там был раздел ”Процесс”. И мы где-то в среднем каждые два месяца публиковали кусочек рассказа о том, как мы делаем книгу со всеми подробностями. Вот, там, вот так мы верстаем, а вот так мы печатаем, а вот так вот мы рисуем иллюстрации. И вот этот процесс… Там есть какие-то программные статьи – почему мы не делаем книгу электронной – а есть какие-то просто маленькие зарисовочки – типо “а вот, смотрите, нам поставили тираж”. И мы создавали контент на сайт, его кидали в группы в соцсети и немножечко там запуливали в рассылку. И благодаря этому люди постоянно чувствовали, что вот, книга вот-вот будет, книга будет классной. И сам контент был им интересен. Потому что мы не просто про книгу писали, а мы старались что-то ещё полезное рассказать о жизни. Например, у нас была статья “ Почему книга не будет электронной” и мы там рассуждаем о том, почему люди не читают электронные книги. И  сама по себе эта статья интересная, полезная тем, кто занимается дизайном. Мы эту статью расшаривали, там, репостили, оставляли комментарии. И вот так, за полгода планомерной работы, с января по июль мы собрали базу. И это было интересно. Получили ещё больше охват, ещё больше заказов. Как-то так.

— Максим,. А скажи мне – почему? Что значит “выкупили”? Разъяснишь нам простыми словами сложную тему – зачем выкупать у издательства книги?

— Ну вот смотри – издательство докупает у нас… Ну, грубо говоря выкупает у нас книгу, электронный вариант, потом они вкладывают деньги в производство, чтобы этот электронный документ превратился в бумажную книгу. Для этого нужно заплатить типографии довольно большие деньги. Потом они получают книгу на склад. И мы, как авторы, получаем по договору десять экземпляров, как бы, бесплатно – ну себе, там, родителям и так далее – и имеем право выкупить часть этого тиража, если мы хотим, там, его продавать, раздавать, дарить кому-то. Нам это выходит, кончено, гораздо дешевле, чем это в магазине будет продаваться, потому что мы авторы – мы работаем напрямую с издательством. Но то, что книга вышла – она не принадлежит нам, предмет.  А нам принадлежит только электронный файл. А чтобы вот если ты хочешь подержать в руках физический предмет – ты должна за него заплатить. Ну, или я должен заплатить. Поэтому когда выходит тираж – мы платим издательству деньги, они нам поставляют по оптовой цене эту  книгу в нужном количестве.  Так мы выкупаем часть нашего тиража.

— Зачем?

— Чтобы продать.

— Нет, я понимаю. Но они же тоже продают. Или ты хочешь через свои каналы продавать по своей цене?

— Когда авторы… Вот сейчас. Автор получает с любой книги в издательстве 10-20% процентов так называемого роялти. Это гонорар за каждую проданную книгу и он высчитывается из оптовой цены. И в среднем там выходит… Автор может получить от десяти до тридцати рублей за книгу. При тираже три тысячи экземпляров 90000 за книгу, над которой мы работали полгода – это не интересно, ни в каком смысле. Поэтому нам было интересно продавать самостоятельно, понимая, что, то есть, мы зарабатываем уже не как авторы, а как магазин

— То есть вы на самом деле решили продавать сами.

— Да, и в этом был определённый экономический смысл.  Если представить себе, как сейчас… Вот если ты например пойдёшь сейчас, купишь нашу книгу в Ozon’e – ты не сможешь, её уже там нет, но допустим – ты заплатишь за неё, например, шестьсот рублей. И из этих шестисот рублей триста ты отдашь Ozon’у, триста заплатишь издательству. И из тех, которые уйдут в издательство, тридцать получим мы, как авторы. Двести семьдесят уйдут в издательство и сколько-то они заплатят типографии. То есть с книжки, которая стоит шестьсот рублей в Ozon’е, автор получает где-то тридцать рублей.

— Негусто, да.

— Да, но это как бы нормальная ситуация в бизнесе. Если у тебя тираж там сто тысяч книг – то это нормально. Если у тебя тираж две тысячи книг – то это как-то, ну, странно. Вот, и мы захотели встать на сторону Ozon’а. покупая у издательства, грубо говоря, за те же триста рублей, так же продавать их за шестьсот и забирать себе, вот, оставшиеся триста и заработать на продаже вот этой книги.

то есть мы сейчас как бы маленький Ozon. У нас есть служба доставки в которую мы каждый день отгружаем сто посылок, которые я лично пакую своими руками, на своём горбу, там, довожу до этого курьера, заполняю бланки, лично сижу в коворк-кафе, выдаю книжки, расписываюсь там тем, кто хочет.  Ну это прям работа, это труд. Я прям неделю уже не занимаюсь ничем кроме как, ну, логистикой этого магазина. Экономически это нормально, по крайней мере для меня, ну, вот на этих предзаказах. Дальше – посмотрим. Может быть, мы откажемся от этой идеи и всех будем отправлять в Ozon. Посмотрим.

. Это прикольно, это интересно очень. Потому что оно всё физическое, нужно трогать книги, заворачивать там, знаешь, наклеечки заказать, пакетики заказать, напечатать документы – это всё довольно суетливо и интересно. И как бы чувствуешь, что ты там не в компьютере сидишь, по кнопкам нажимаешь, а делаешь, ну, что-то вот реальное.

— Руками.

— Да. Но посвятить этому жизнь я бы не хотел. То есть это как вот такой опыт на месяц – клёво, но не на всю жизнь.

— Окей, слушай, вот интересно на самом деле – у тебя бывают такие мысли, что ты делаешь то, что вот виртуальное, да, какую-то виртуальную штуку. Которая на самом деле не имеет практического приложения? Тебя не посещают такие мысли, тебе не грустно от того, что ты после себя не оставляешь ничего?

— Ну да. И нет. Потому что физические вещи на самом деле точно так же после себя ничего не оставляют в планетарном масштабе. И книга, которую я издал, она точно так же истлеет, там, забудется, потеряется или сгорит. Ну то есть это не вопрос реального-виртуального, это в принципе вопрос того, как мы живём. Что после нас ничего не остаётся. Ну, если я немножко поменяю культуру, там, немножко больше людей научаться сами и научат других, то уже ок. Наверное.

— Не, ну почему, есть какие-то вещи, типо там дом, семья, сын, дерево – какие-то такие штуки, которые вроде как привязывают нас к этой.

. Вот дерево – выросло, иссохло. Дом продали, перепродали. Дети родили своих детей, а прадедов забыли. Ну вот всё. Точно так же.

— Короче тебя эта история не парит?

— Ну, в принципе я осознаю, что всё это тленно и бессмысленно, поэтому нужно заниматься тем, что тебе интересно сейчас.

— Что ты делаешь, когда на тебя нападает тупняк? Ну вот например бывают такие моменты, когда ничего не происходит, новых идей нет?  Или у тебя сейчас нету вообще такого, потому что много всего?

— Часто. Если тупняк – сижу  туплю, смотрю сериалы, играю в игры.

— То есть ты разрешаешь себе тупить?!

— Ну конечно – а что делать то? Нет, на самом деле у меня много работы, которую можно делать в процессе тупняка. Проверять, например, тексты “О себе”. Я их напроверял, там, тысячу за год и могу напроверять ещё  тысячу в полном состоянии невменоса. Потому что все статьи об этом уже написаны, все рекомендации уже известны. Людям просто нужно понять, куда это делать. Ну, если появилось настроение и тупняк – сижу проверяю работы. Ну это так, никаких там особенных вещей. Если совсем плохо – то туплю. Это классно.

— А есть, может быть, какие-то механики или лайфхаки, может быть какой-то триггер, когда ты можешь себя стать вдруг креативным? Как ты музу то вот эту вызываешь?

— Нет, ты что. У меня… Мне наверное, знаешь, очень повезло, что я занимаюсь тем, что меня очень прёт. И у меня проблема, знаешь, скорее наоборот, что у меня слишком много всего начинается, слишком много проектов. Там муза то не покидает, а делать можно что-то одно только одновременно. Скорее проблема в обратном – не хватает времени на все задумки.

— Есть у тебя, может быть, какой-то набор правильных вопросов, с которых ты начинаешь работу над текстом, чтобы себя вот в это состояние завести? Чай, может быть, тебе надо, не знаю, сесть перед любимым компом?

— Да нет, на самом деле мне очень повезло, что я могу работать в любых условиях совершенно. Я в универе жил, там, в общежитии с двумя-тремя ребятами, которые постоянно то фильмы смотрели, то тусили, то кальяны – у нас там были. Я к этому настолько всему привык, что я работаю вообще в любом состоянии. Меня, ну, просто понимаешь – меня десять лет прёт редактура. Я могу в любую ночь не спать, сидеть, там, редачить. Пока, там, не отключусь. И мне не нужны какие-то там стимулы, чтобы войти в это состояние – я всё время в этом состоянии.

— Ты вот например начинаешь писать что-то, какой-то кусок цельный, ты его начал и закончил, не прерываешься? Или ты можешь прерваться на что-то другое, потом вернуться? По времени как у тебя это распределено?

— Я постоянно прерываюсь, напишу кусок, я, там, прервусь, отложу его, посмотрю что-то другое. Бывает затупливаю с какой-то частью статьи, начинаю делать другую. У  меня такой, очень хаотичный процесс. Я, ну, стараюсь прислушиваться к себе – если чувствую ,что не идёт – всё. Отложил, пошёл заниматься чем-то другим. Вспомнил, как правильно – тут же записал. Иногда это превращается в то, что, например, сегодня мне нужно отсмотреть десять статей в “Тиньков-журнале”, да, а меня попёрло писать статью в блог. И я иду писать статью. Все сидят, там, меня уже с собаками ищут:” Где Ильяхов? Иди, нам вычитай статьи!” А я ни на кого не отвечаю – меня вот тащит делать статью свою. И иногда это даже вредит. Но вот когда, понимаешь ,интерес во всём есть, проблемы что?

— Смотри, я, кстати, отловила механику – ты только что сказал. Вот если тебя как бы прёт и ты в потоке – можно, да, я употреблю это слово?..

— Да, давай.

— То ты как бы вообще ни на что не отвлекаешься, да, то есть ты не знаю, вообще Фейсбук закрываешь, телефон выключаешь и, как бы, занимаешься только этим?

— Да. У меня самая любимая кнопка на Mac’е это “выключить уведомления”. Чтобы никто не отвлекал, не дёргал, не влезал. Я телефон ставлю беззвучный. Это вот сейчас, знаешь,  когда особенно попёрло писать, я чувствую, знаешь, что сейчас вот классно всё будет и мне нужно, чтобы никто не отвлекал – тогда да. Тогда я отключаюсь целиком.  Вообще прёт безумно, я чувствую, что сейчас самый лучший момент в жизни.  Эндорфины. Вот знаешь, я с детства помню такое ощущение – когда тебе дарят новый лего-конструктор. И я вот открываю, и вот запах свежих пластмассок, запах пакетиков, шуршание вот этих ребристых, пупырчатых пакетиков. И ощущение что сейчас вот я буду из этого что-то делать.  И я вот за этим ощущением работаю, потому что я всё время с тех пор, с детства, продолжаю играть в лего. Только сейчас у меня конструктор – это текст. И я вот нахожусь в состоянии постоянной игры, мне это очень нравится. У меня постоянно ощущение, что знаешь, я играю во что-то очень крутое. Ощущение ,что сейчас рождается что-то, рождается продукт. Вот процесс рождения продукта – это самая интересная часть.

— Как он у тебя, этот процесс,  начинается? То есть вот, например, делаешь ли ты какую-то предварительную работу, план, сбор материалов –бла-бла-бла? Вот такую штуку.

— Я ищу всегда в начале продукта какую-нибудь большую, ну, не то, чтобы идею. Ну, в рекламе большую идею. То есть я делал страничку про, вот, сарафановский этот курс. И я ходил, думал – как к этому подступиться?  И я понял – ага, нужно просто разложить на темы. И каждую тему подать как раздел страницы. И когда я это понял – у меня в голове сложился образ этой будущей страницы.  И я понял, что всё, вот кайф. Сейчас я решу эту задачу. Вот так. То есть я прежде, чем начинать делать, ищу какое-то решение задачи, общее, принципиальное. И когда я его нахожу – всё. Дальше вопрос техники, терпения, усидчивости. И просто клавиши нажимать.

— Вот этот процесс поиска инсайта, он какой? Вот ты говоришь:” Я ходил и думал, как это сделать. Потом произошёл инсайт.” Вот как нужно? Ходишь по квартире, там, чай пьёшь, не знаю, сидишь за печатной машинкой — как? Или нет такого вот ничего общего?

— Наоборот. Я делаю что-то другое и тут приходит инсайт:” Ох ты, я понял!” Ну, то есть вот в случае с Веб-Сарафаном я делал что-то другое, как-то у меня соединилось в голове, что вот так можно. И в этот момент я всё бросил и стал собирать прототип сарафановского лэндинга. И то есть я специально не ищу инсайты, они так не приходят. Они приходят сами, когда ты ничего вообще не ждёшь и занимаешься своими делами.

— Максим, а давай расскажем сейчас, что это за лендинг и как ты выступал на сарафане у нас на саммите по контент-маркетингу

— В мае у нас была с тобой конференция про контент-маркетинг. И на второй день я выступал, рассказывал про работу с редактором.  И я специально этот рассказ построил не как редактор, да там, для копирайтеров – вот пишите текст так-то и так-то – а использовал опыт работы с клиентами и работы клиентов со мной и с редакцией. То есть это история не о том, как писать хорошие тексты, история о том, как и где нанимать копирайтера, редактора, как давать ему задачу, как сделать так, чтобы он, там, не пропадал, не терялся, чтобы вы ему правильные давали вводные. Чтобы в итоге в итоге он сделал интересную статью – как его настроить на правильную работу. Я честно не знаю ,кто ещё другой об этом рассказывает.

— Никто, я ни разу не видела.

— Я надеюсь ,что те, кто были – для них это как-то помогло. Ну, по крайней мере у нас была женщина, которая занималась тортами –и мы для неё провели целый процесс – кА составить, там, для её блога или сайта интересную статью. Я прямо её проинтервьюировал, она рассказала все свои подробности работы. И я рассказал, какие подробности её работы нужно вставить именно в статью. Это очень хороший процесс именно для собственников бизнеса – как работать с редактором, как ему всё это делегировать, чтобы он это правильно делал. И я прямо выложился на этом выступлении – там четыре часа видео – и есть вот мастер-классы с этой женщиной про торты. Если вы хотите не писать самим ,а отдавать это на аутсорс – я  очень советую достать эту запись, скачать, посмотреть, послушать и сделать нужные выводы. Я там старался сделать, чтобы это было именно для предпринимателей.

Друзья, если вы хотите посмотреть видео, про которое говорит Максим «Как писать интересную статью», ссылку на него мы дадим на блог вебсарафан ру в описании подкаста. И Максим только что рассказал нам про саммит по контент-маркетингу, где он выступал у нас. И если вам сейчас грустно, что вы все пропустили, не расстраивайтесь. Все эти записи можно будет купить у нас на сайте вебсарафан ру. 

А мы вернемся к теме рождения идей, Максим, получается самые крутые идеи рождаются на подсознании. Заложил себе в голову вопрос, и мозг тебе выдает решение. Так?

— Да, но знаешь  — я никогда специально не говорю там знаешь:” Всё, так, значит я вопрос заложил, пойдём значит куда-то дальше.” Специально никогда это не делаю. То есть это как-то само собой складывается. А если специально это закладывать, то ты как будто бы ждёшь от своего подсознания какие-то решения. А он, зная это, зараза такая – тебе ничего не даст.

— Понятно. А есть у тебя, слушай, может быть как у авторов книг какой-то процесс, там не знаю, когда ты собираешь цитаты? Или, может быть, какие-то факты определённые в еверноуте тегишь? Что-то такое вот есть у тебя, именно авторское, прикольное?

— Есть, но я вижу… У меня все статьи или, там, главы книги рождаются из примеров. То есть я увидел в жизни пример, нашёл плохо написанный текст, придумал, как его отредактировать и записал, ну, у меня трелло для книги был – иногда записываю, там, какие-нибудь заметки в какой-нибудь блокнотик. И я коллекционирую примеры. А потом, когда у меня накапливается нужное количество примеров, я из них делаю что-то – статью, или пост, или главу книги. Иногда эти примеры…

— Вот эти примеры – извини, пожалуйста, перебила – вот эти примеры, про которые ты говоришь, ты их для книги собирал? То есть вот ты решил конкретно книгу писать и примеры начал собирать? Или ты их по жизни коллекционер, собираешь?

— Я их по жизни коллекционирую. У меня в блоге сто сорок черновиков, в которых, там, в половине из них лежат примеры того, что я ещё не оформил. Ну, то есть мне студент прислал плохой текст, я вижу – ага, это тема для поста в блог. Скопировал, вставил в черновик и пошёл дальше заниматься делами. Когда-то я из этого напишу пост, а потом это станет частью главы из книги.

— Получается, это даже не примеры, а идеи для постов – так их можно назвать? Или они именно примеры плохих текстов?

— Ну, вот смотри – идея для поста это типо “Пишите легко”, да. Но на это если я сяду сейчас писать статью на тему “Пишите легко”, я буду два часа придумывать пример и получится слабо, потому что пример выдуманный. А когда я нашёл, увидел пример, увидел ,что это классная очень наглядная вещь, которую можно наглядно объяснить – я сразу её взял блог. А потом уже после этого тему придумываю, теоретическое обоснование и так далее. Но мне помогает, что я конкретно этим вот, блогом, занимаюсь уже пять или шесть лет и я это, ну, у меня это на автомате происходит, очень быстро. Если б я пять лет назад ты меня спросила ,я бы ответил, что:” Вот,формулируется идея и дальше я сто пятьдесят часов работаю над постом в блог.” Сейчас не так.

— Давай немножечко механику чуть-чуть расскажем. Она у тебя в админке в блоге, или ты используешь трелло, или как?

— Я блог веду на http://blogengine.ru– это такой блоговый движок. Когда появляется пример я захожу в блог, добавляю новый черновик, кидаю туда текст ,сохраняю. И либо пишу пост дальше – если прям жжёт аж ,какой хороший пример, либо бросаю и иду дальше заниматься своими делами.

— А потом, в следующий раз, когда ты решил написать пост, но у тебя нет идеи, которая жжёт, ты просто идешь и просматриваешь всё подряд.

— Да, я иду:“О, а почему я раньше не написал об этом? Давно пора. Пример хороший ,теория понятная.” Бах, бах – там полчаса, и пост готов.

—  То есть какой-то иерархии или структуры, там, тегирования такого, как такового нету?

— Нет, я старался, ну, пытался в Эверноуте вести вот эту вот иерархию, да, теги назначать. Но в итоге я всем этим не пользовался, когда искал. То есть то, что важное, оно в голове остаётся. А то, что протухает со временем – оно и протухает. Поэтому вот просто статьи в блоги в черновиках меня более чем устраивают.

— Вот ещё вопрос тоже по поводу вот этого контента. Я ведь правильно понимаю, что ты например, допустим – ну я ведь правильно понимаю, что основной, базовой вещью для тебя является вот этот пример? То есть ты сначала из него сделаешь статью в блог, потом, наверное, ещё куда-то? Я просто уверена, что ты умеешь один кусок инсайта или, там, контента  каким-то образом тиражировать в разные места, правильно? Как вот этот процесс происходит у тебя?

— Ну ,пришёл пример, сразу в блог. Я его потом из, фактически, постов в блог и из идей, которые я в этом блоге прописал, рождается, ну, родилась книга. Просто я написал все знания, которые я накопил в блоге, в советы, сделав из этого книгу. Потом позовут меня на коференцию интересную, я выберу тему и надёргаю примеров из блога из разных мест, так как постов в блоге очень много – ну, там их несколько сотен наверное – то я знаю как, что найти, не будет ощущения, что я использую одни и те же примеры. Ну, то есть да, я фактически написал одну статью и потом  много раз повторил её в разных местах.

то вам посоветовать, если вы тоже хотите научиться экономить время и тиражировать контент?

  • Об этом Максим Ильяхов рассказывал на одной из сессий саммита по контент-маркетингу. 
  • На саммите «Кайф и деньги. Обнаженный инфобиз» Марина Васильева, главред «сарафана» рассказывала об этом на целой сессии.  Про то, как мы делаем это на «сарафане», про наш контент-менеджмент. Мы применяем эту стратегию последние полгода. В  результате статей у нас в 5 раз меньше, а количество прослушиваний подкаста выросло до 5 тыс. и посещаемость блога тоже выросла до 80 тыс. посетителей в месяц. 

 

А мы вернемся к Максиму. Максим, —  я услышала:” Я знаю, как эту статью найти,” –то есть ты просто помнишь все статьи в блоге – и примеры, которые ты использовал – или всё таки есть у тебя где-то содержание?

 — У меня есть типа базы знаний, которой я пользуюсь для того, чтобы комментировать работы студентов. То есть если я вижу, что у него, скажем, парцелляция в тексте – я нажимаю горячую клавишу,  он мне кидает из базы знаний ссылку на статью о парцелляции.  И она написана была специально для этих случаев, чтобы писать студентам, когда у них проблемы в тексте.

— Ой, какой крутяк. Расскажешь – как она устроена у тебя эта база знаний?

— А есть программа для Mac’а, называется “Альфред”. И в ней есть такая настройка – называется “сниппеты”. Это когда ты говоришь ему ключевой слово, он его узнаёт и заменяет этот текст на какой-то другой. Ну, в моём случае на ссылку. И вот, у меня там не знаю, несколько сотен ссылок. И я на любую тему, на которую часто люди ошибаются, могу им кинуть ссылку, просто введя ключевое слово.

— Да, но где-то же ты тоже записываешь, хранишь все эти ссылки?

— Ну да, я написал пост в блог, я знаю в нём, что мне он понадобится. Про стоп-слова что-то новое. И я захожу в “Альфред”, говорю:” Создай мне новый сниппет,” – записываю в него нужное, там, ключевое слово, URL, сохраняю. И уже в следующий раз, когда мне понадобиться этот текст, я его достану из сниппета, а не полезу в блог искать.

—  Окей, понятно. Давай к вопросу вернёмся, про который с самого начала говорили. Я говорила про тиражирование, да, про то, как ты один и тот же контент используешь в разных местах. Вот ты сказал, что у тебя было много статей в блоге и потом из них ты, грубо говоря, собрал книгу. У нас в группе задавали этот вопрос, мне он тоже интересен – а ничего, что это то же самое? У тебя нет такого вопроса?

— Ну, нет, потому что каждый раз, когда я, ну, когда я пишу книгу, я же не копирую текст из блога в книгу. Я его переписываю, переосмысливаю. Короче, делаю. Какую-то там где-то категоричность убираю. То есть я переупаковываю то, что уже было. Это раз. А второе – от того, что книга говорит о чём то, что уже было сказано до неё – ценность продукта от этого никак не уменьшается. Ну, то есть вот есть книга Дейла Карнеги, да, о том, как общаться с людьми и как завоёвывать друзей. Знаешь, да, наверное?

— Конечно, в стомиллионном экземпляре, наверное, уже была выпущена.

— Стомиллионном экземпляре. У каждого в доме есть эта книга. Вот по твоему опыту – сколько людей пользуется этим знанием каждый день?

— 000,3 процента, не знаю?

— Почему? Потому. А хотя всё написано уже, да. То есть от того, что знания где-то уже у кого-то в какой-то книге или блоге, там, напечатаны никак не умаляет их ценность, если они, по сути, верны. И вот, человек покупает книгу – может быть две трети в этой книге ему уже будут известны. Но одна треть ему будет неизвестна. А ещё он подарит эту книгу тому, кто вообще ничего не читал, там, из блога моего. А ещё в этой книге отобрано то, что знать важно каждому, а всё, что там второстепенные детали, убрано. То есть книга как продукт – он самоценный именно потому, что всё нужное собрано, переосмыслено, упаковано в одном месте. Так-то никому, ни у кого нет проблем зайти на сервис-справочник Главреда, где уже пятьсот советов ,прочитать пятьсот советов. Он будет очень хорошо разбираться в редактуре. Потому что это никто не сделает никогда. Поэтому все вопли, что:” Вот, в книге повторяется материал рассылки!” – совершенно меня не волнуют. Потому что ну и что? Вы материал рассылки разве наизусть знаете? Так что с этим проблем нет.

— Слушай, а ссыкотно было – извини за слово – выпускать книгу? Страшно или нет ,или ты такой уже , уверенный в себе?

— Меня два года просили её сделать разные издательства, я чувствовал, что ещё не время, не место, рано, там, или я не готов. И когда я выпускал, я был железобетонно уверен в каждой странице. Причём я её сделал, я её уже сдал в типографию. Потом я уехал в отпуск, в отпуске я её половину переделал, вернулся, мы её отозвали, как бы, из издательства, переделали. И снова запулили обратно, в издательство, когда я уже был уверен в каждом слове, которое там сказано.

— Ох нифига себе. А зачем отзывали, что там такого страшного произошло у тебя в отпуске? Или прекрасного?

— Ну, я отключился в отпуске, посмотрел по-свежему,  новый взгляд на текст. И увидел места, за которые мне, знаешь, было бы через пять лет стыдно, например. И я такой:” Ага ,что я в книге буду такое писать, если я уже сегодня знаю, что мне будет через пять лет стыдно?” Исправил, улучшил. Ну, это не отменяет того, что мне за что-то будет через пять лет стыдно, но по крайней мере сейчас я об этом не знаю.

—  Ты же писал с партнёром, правильно эту книгу?

—  Да, с моей коллегой, Людой Сарычевой. Она у меня работала в “Мегаплане”, над рассылкой ”Мегаплана”. Потом мы с ней работали, делали курс “Глвреда” и сейчас вот сделали книгу.

— А как делили задачи?

— Есть темы, которые традиционно рассказывает она, там на курсе, которые она автор. И она писала эти главы.  Я пишу то, что традиционно рассказываю я. Потом я всё это смотрел ,что она писала, вставлял вёрстку,  где-то переписывал, где-то просил её доработать. Ну, то есть я был главредом этой книги, она была соавтором.

— Ну, то есть получается, что каждая глава, ну, она самодостаточна, они друг с другом не связаны? Поэтому там можно от разных авторов главы вставлять?

— Я тебе больше скажу – там каждый разворот самодостаточный. Ты на любом развороте открываешь книгу и там целая самодостаточная история с примерами, теориями и выводами. И ты с одного разворота можешь получить подробное объяснение одной темы. И да, можно было там сразных авторов было брать.

— Ты делал книгу, как я понимаю, не как книгу, а как айфон типо делал, да, Стив Джобс? Чтобы её хотелось лизнуть, чтобы эти кнопки хотелось лизнуть, правильно? Вот у тебя же именно такое отношение было, правильно?

— Ох, ну я бы очень хотел, чтобы так было. Потому что вложили много сил и в дизайн и в технологию производства. Мы специально подбирали краски, подбирали бумагу, спорили, там, про переплёты и мы – вот я – постарался участвовать на всех этапах производства, но до уровня Джобса и до уровня ”лизнуть книжку” конечно ещё очень далеко.

— Слушай, а вот это твой перфекционизм такой, что тебе есть дело, там, до переплёта и до всего остального? Это черта твоего характера, или она воспитана?

— Я не знаю. Я на самом деле очень неаккуратный в делах и там по жизни. Просто смотри – чтобы произвести книгу, она, там, сама собой… Ничего по умолчанию не произойдёт. Цвет по умолчанию, там краска в машину не зальётся. Обложка по умолчанию сама собой не появится. Надо везде принимать решения. То есть мне было грубо говоря не пофигу просто, это была моя книга, я хотел её сделать определённым образом.

— Но вот это же противоречие интересно – вот ты сам говоришь, что ты настолько бардачный человек. И при этом у тебя настолько, ну, я не буду говорить “идеально”, да, но настолько чуткое внимание к деталям в твоей теме. Это нормально, ну, так и должно быть? Или ты считаешь, что ты не догоняешь где-то в других вещах?

— Ну естественно я не догоняю, у меня куча опечаток в тексте, куча фигни, там иногда в логике, иногда в редактуре, я сам стоп-слова пропускаю. Вопрос в ставках и сложности работы. Например, в “Тиньков-журнале” если я допустил опечатку, я просто зашёл в админку           и её исправил. Мне даже её, не знаю, не нужно выносить на совет директоров. А если ты в книге опечатку допустил, то всё, она там на века, она там останется и тебе будут тыкать в это носом всегда. И, ну просто книга – это такой продукт, в котором нужно стараться по максимуму делать всё хорошо.

— Нет, ну ты же везде так делаешь свои тексты, не обязательно про книгу. Ты и в блог так тексты делаешь, правильно?

— Да не, у меня в блоге куча опечаток, просто мне читатели присылают их, я их исправляю. Потому что могу.

— Слушай, а нет такого, что вот, ты, там, такой бог, а тут тебе присылают:” Как ты мог сделать такие опечатки!”. Нет такого?

— Ну, очень много людей, которые таким образом пишут. Они чувствуют себя хорошо, что вот, они, там, исправили  Ильяхова.

— А ты?

— А я за них рад. И, ну, понимаешь – человек потратил на меня своё время жизни, он вот как бы приблизился немного ближе к смерти и потратил это время на то, чтобы мне указать, что я не прав, в ситуации, где я могу исправиться. И он и я потратили своё время, но я свою работу улучшил, а он мою работу улучшил. Ну, то есть это win-win. В моём случае я выиграл по всем фронтам. Я поэтому в своём случае рад любым опечаткам, это прям мою жизнь улучшает сильно.

—  Была какая-то критика недавно, в недалёком прошлом, которая тебя задела?

— Да, меня вся критика задевает. Вот сегодня я шёл сюда, в Фейсбуке, там, какой-то Егор или кто-то написал:” Как ваша редакция могла придумать такой заголовок для видеоролика?” И предложил какой-то свой вариант. Ну вот.

— А что там был за заголовок?

— Да я не помню уж, что-то там “Как писать о продукте, о котором нечего сказать”. Ну не очень элегантный заголовок, я понимаю. Он, знаешь, такой полный ехидства и такого чувства собственной важности, типо “вот, я Ильяхову написал, какой он бездарь”. Ну ок, я подумаю над этим ,пойду в Ютуб, отредактирую заголовок и он дальше будет жить крутым.

— Ну ты с ним не связываешься, с этим чуваком, не говоришь:” Спасибо,” – или, там:” Достал!” – или:” Или нафиг вообще,” – что там?

— Нет если он что-то полезное сказал и я это применю – я свяжусь с ним, поблагодарю, постараюсь по крайней мере, если не забуду и не потеряю письмо. Обычно – да. У меня был классный случай.  Я открыл же английский не “Главред”, а английский блог, про редактуру на английском. И мне стали писать много грамотеев, ну, людей, которые хорошо разбираются в английском по какой-то причине. Ну а я, хоть и лингвист, как бы, и преподаватель языка, но я ж всё-таки русский человек, я не очень хорошо говорю. Мне стали указывать на ошибки с таким, ну, с ехидством, с придирками, там многостраничные письма мне писали с объяснением своих ошибок. Ну и я исправлял, и “спасибо говорил”

— Максим, подожди. Просто я знаю, мне когда приходит такая хрень – мне больно, я вот прям страдаю из-за этого. Вот мне интересно – у тебя нет этой эмоции такой, ты уже привык?              

— Да есть конечно, я нормальный человек. И меня бесит, меня раздражают люди, которые говорят, что я не прав. Но держу это при себе. Не то чтобы прям при себе – я делюсь этим с женой, делюсь этим с друзьями. Ну, переживаю это внутри себя. И потом, через какое-то время понимаю, что человек на самом деле оказывает мне большую услугу. И уже с этим осознанием мне гораздо проще справляться со всей критикой.

— Вообще – а что для тебя является источником энергии?

— Спорт. Сон. И семья.

— А что за спорт у тебя?

— Ну, бег там, тренировки, тренажёры всякие. Выяснилось, что если с утра сходить на тренировку, там, с десяти до девяти, то сразу и на весь день сил хватает, и не тупишь весь день, и голова соображает. Ну вот в день тренировки я продуктивный самый.

— Ты каждый день тренируешься? Один, или с коучем?

— Нет. Дай Бог три раза в неделю. И у меня тренер, который меня гоняет. Без тренера я бы,наверное,  не ходил.

— Тренер нужен зачем, чтобы пинок был?

— Тренер нужен, чтобы было стыдно не прийти.

— Понятно.  А внутреннюю энергию? Ты сказал вот – спорт, семья и работа – то есть это в принципе всё, что даёт тебе внутреннюю энергию? Ну, например спрашивает Мария Кочкаркина у нас, как бы:” Как ты борешься с мыслью “а не бросить ли всё это нафиг”? И вообще у тебя такие мысли бывают?”

— У меня нет такой мысли, потому что я не воспринимаю то, чем занимаюсь, как работу, что я этим занимаюсь, кто-то на меня давит, я кому-то должен. Ну, я ребёнок, который играет в лего с семи лет. Вот мне сейчас двадцать восемь, вот я двадцать лет играю в лего. Только раньше у меня лего был пластиковый, а сейчас у меня  лего в компьютере. Но это одно и то же, я себя чувствую так же.  И, ну, зачем мне бросать играть в лего?

— Слушай, а вот можно задам такой, личный может  быть немного вопрос – ты в детстве в школе в университете был, ну, воспринимался социумом как некий задрот?

— Да нет как-то, я вроде как со всеми дружил.

— То есть у тебя не было проблем с социализацией, с тем, что люди тебя не понимали?

— Нет, мне повезло, у меня была очень хорошая школа, без травли, без какой-то там фигни. И у нас был класс прекрасный, дружный. Всё, в общем, было здорово. А в универе я был, ну, я учился на ИнЯзе, довольно элитный факультет, но я был иногородний, я жил в общаге и относился к категории бомжей. И, соответственно элита со мной не общались, а все остальные люди, мы с ними прекрасно тусили и прекрасно с ними всё было. У меня никогда не было какой-то проблемы с социализацией.

—  А сам ты себя воспринимаешь, как, ну давай, не знаю, я тебе покрасивее слово скажу – как гик?

— Да, ну как человек, который  увлекается какой-то там узкой очень темой – да. Только гик, только такое. Но я в этом смысле немножко псих.  Я не тусую и не бухаю с другими людьми особо, не смотрю, там, кинопремьеры какие-то популярные, не слежу за новостями. Но я на своей волне вот очень глубоко, и в этом смысле я да, очень гиковый такой человек.

— Всё, я уже вернулась к слову ”задрот”. Слушай, ну потому что ты вот понимаешь, да, как это воспринимается окружающими? То есть не теми, кто с тобой там в глубокой теме, а с теми, кто на тебя со стороны смотрят. Они  же действительно воспринимают это как нечто, ну там, ненормальное.

— Ну да, окей. Ну, вот есть классная тема про задротство – как писать Айфон – по-русски или по-английски. Или “как писать ё, с точками или без”? Вот есть люди, которые готовы десятками часов спорить в комментах – так надо писать или эдак? Вот я таким был, может быть, в первые два или три года своей работы, потому что был уверен, что в этом кроется ключ к моему профессионализму и принятию в обществе. А потом я понял, что есть более важные вещи и теперь я заморачиваюсь на них. То есть я задрот, но там не в “е, ё, чёрточках”, а в том, как надо представлять информацию на листе. И, там, или на экране. И очень мало людей этим занимается, очень мало людей понимают это на достаточно глубоком уровне, чтобы, там, со мной об этом общаться и спорить. И я в этом, знаешь, такой, сам себе задрот и сам себе интересный.

— Тебе нравится эта мысль, ты гордишься?

— Ну не особо, потому что я делаю школу для того, чтобы таких, как я, было больше, чтобы больше людей об этом думали и спорили. Меня тревожит, что как бы проблема ещё не решилась, люди всё ещё думают, что нужно писать хороший текст. Писать текст хороший не надо, надо делать сильные информационные продукты, коммуницировать там, писать людям важные вещи правильными ,самыми понятными средствами. А мы всё ещё говорим в терминах “у вас текст хороший или плохой”? И меня это всё ужасно бесит, и я хочу эту историю менять, и я хочу, чтобы как можно больше людей об этом думали. Собственно “Школа редакторов” – это про это. Я там уже начиная с первого вебинара говорю про это:” Ребята, я текст ваш не читаю, я смотрю на то, как у вас устроена страница.” И действительно, когда я начинаю за это их мочить – сразу поднимется качество работ. Все люди, которые хейтят, там, “Школу” и ”Глвред” – они всё ещё пока что либо не понимают эту тему, либо понимают её, но понимают своё полное бессилие в этой теме. И меня это тоже огорчает. Я хочу общаться с коллегами на языке информационных продуктов, а не текста.

—  Вот давай я всё-таки задам тебе этот вопрос – а как понимать – хорошо, если тебе не нравится слово “хороший текст” или ”плохой текст” – хороший ли это информационный продукт или плохой? Как ты сам понимаешь?

— А это – я, может, тут особо ничего не открою – когда ты хороший информационный продукт видишь, ты его понимаешь. Тебе его интересно читать. И ты хочешь им поделиться с друзьями, там, кинуть ссылку в чатик или другу – это хороший информационный продукт. Ну как вот – как ты понимаешь, что блюдо вкусное? Ты его пробуешь, оно тебе нравится. И то же самое с информационным продуктом.

— Это же субъективно очень.

— Ну да, но, знаешь, если сто человек посадить и сварить им, ну, зажарить вкусный стейк, или сделать вкусный салат – восемьдесят человек скажут, что он вкусный. It’s good enough for me.

— Ну тогда остальные, для кого было not good enough, они сейчас сидят и думают:” Вот как можно сделать вкусный текст?” Вот давай про этот же текст, про “Обо мне” или “О компании”. Неужели можно сделать текст ”О компании” таким, чтобы его было вкусно есть?

— Конечно можно, да, но только тебе нужно будет не только текст написать, а кучу других вещей сделать – проиллюстрировать, сверстать, привести доказательства, поставить туда, может быть, видеоролик – или не поставить наоборот. И это можно сделать. Ну вот смотри ,в какой-нибудь кулинарной школе тебе говорят, что соли надо столько, перца надо столько. И ты можешь с этим не согласиться, но если ты положишь слишком много соли, то будет невкусно. И то же самое в тексте. Я могу сказать, что вот:” Есть определённые правила, законы, принципы по которым строятся информационные продукты. Если им следовать, то будет хорошо. И если, там, забить на них и делать как то по-другому, по-своему – то будет как-то по-другому, а скорее всего – плохо.” И те, кто с этим согласны, кто за этим следят – у них получаются нормальные блюда, нормальные информационные продукты.

— Слушай, а вот смотри ещё вопрос – когда ты начинаешь работать вот так, именно в своём информационном стиле над продуктами – не получается ли у тебя, вот, проблемы той, что проблема-то не в тексте? То есть приходят же часто люди, которые  хотят текста, на самом деле у них проблема, там, с позиционированием, с УТП, с продуктом, да, как бы,  и ты с этим текстом, тебе приходится ковыряться вообще в других историях.

— Да. Ну я поэтому и уменьшил число новых клиентов, у которых как раз вероятность вот этого очень высока. Ну, то есть я работаю в Тинькофф-банке, потому что в продукте Тинькофф-банка я уверен на сто процентов, в поддержке Тинькофф-банка я уверен, там,  на тысячу процентов, их поддержка, там, она не такая звёздная, как у Рокет-банка, но она свою работу делает феерически круто. И зная всё это, я могу с банком работать, делать эти классные штуки. А если ко мне придёт, там, какой-нибудь – не знаю – ПровинцияПромБанк и в десять раз больше денег предложит, но я буду знать, что там полная жесть ос всеми этапами – с позиционированием, с маркетингом и с поддержкой, то я скорее всего не возьмусь – слишком сложно и слишком много работы для одного маленького меня.

-Получается, что ты для себя вот эту проблему решил тем, что ты уменьшил поток  входящих и увеличил качество вообще тех, с кем ты работаешь?

— Да. Да.

— Понятно, а вот интересно мне на самом деле – как… Ты пишешь вообще планы какие-то или цели?

есть у тебя, например, цель на пять лет?

Ну, у меня есть цель на год, но не на пять лет.

— Какая цель на год?

— Цель на год – ну, вот издать книгу – есть, издать платный Главред, открыть биржу, открыть аттестацию – вот такая цель на год.

— Ну, это прям таки бизнес-цели…

— Ну да.

— Бизнес-бизнес.  Хорошо, а там на пять лет или куда-то чуть дальше ты уже не планируешь?

— Я не планирую, потому что когда я открою вот то, что я планирую в этом году, я по-новому посмотрю на мир, на рынок, там, на ситуацию. И выстрою цели ещё там на год, на два, наверное.

— Есть у тебя, может быть, какие-то лайфхаки продуктивности, которые используешь только ты? Или, может быть, эффективности?

— Не знаю, я сам не заморачиваюсь по личной эффективности сильно. То есть для меня главное – это любить то, что делаю я. Вот, может быть, знаешь, в чём хороший лайфхак?  Не делать не свою работу и стараться не делать то, что тебе противно.

— Во, давай разовьём пожалуйста это!

— Ну, так выстроить свою жизнь, чтобы всё, чем ты занимался, тебе нравилось. Вот я стараюсь так делать. То есть стараться не брать задачи, которые явно, там, дурные, не про меня.

— Давай пример.

— Ну вот не знаю, приходит мне клиент, с которым я работал десять лет назад, с сайта цветов, говорит:” Макс, любые деньги плачу – напиши мне, пожалуйста, про мои букеты!” А я понимаю, что я не хочу писать про букеты, мне неприятна эта тема, там, не нравится, не нравится этот бизнес. И я отказываюсь, даже если предлагают много денег. Потому что вот деньги того не стоят. Хочется всё, что я делаю, делать с удовольствием. Ну вот, откажусь.

— Нет, а может быть есть какие-то моменты же, в  твоей работе тоже есть, какие-то мелочи, которые тебе, например, не очень интересны?

— Ну, я вот в рассылке рассказываю – был такой случай, значит, в “Школе редакторов” и ”Школе стажёров” есть на третьей ступени защита дипломов – это когда все выходят на сцену и презентуют свои проекты. Ну и любую защиту – как любое публичное мероприятие – нужно вести кому-то. И в первый раз, на первом потоке я вызвался почему-то вести. И мне это было несложно сделать, я прямо отконферансил весь день, всех представлял, шутил и в общем классно всё сделал. Ну, мне это несложно было сделать, я, там, общительный такой человек. Но я потратил на это целый день. И я в конце дня такой выжатый, уставший. И я думаю:” На что я потратил день? Это не моя работа, я редактор. Я не люблю,” – то есть я может быть люблю вести мероприятия, но это не моё, я не должен этим заниматься. И когда в следующий раз через девять месяцев была следующая защита дипломов, я попросил вместо себя найти кого-то другого, кто бы вёл. Потому что это не моя работа. Человека нашли, я его обучил, сделали там сценарий. Я потратил в сто раз меньше времени на вторую защиту и другой человек провёл, и прекрасно всё получилось. То есть, вот понимая, где моя работа, а где не моя, я могу спасти целый день для себя.

То есть ты осознаёшь этот свой, там, weak – weakness, да, слабость – и ты передаёшь  это, ты не пытаешься делать, да, правильно?

— У меня был корректор одно время в Тинькофф-журнале. Потом мы посмотрели, что когда я делаю опечатки и, там, после меня несколько других человек мои тексты отсмотрят потом. А другие авторы более внимательны к опечаткам, и корректора поэтому сейчас не держим в компании. Ну да, где опечатки – там вычитка, там корректор.

— Ну, то есть делегирование, я пытаюсь про это делегирование – оно очень сложно даётся обычно, там, людям, таким, как мы с тобой, это делегирование?

— Мне наоборот трудно делегировать задачи, которые мне лично нравятся. Ну, вот мне все редакторы в чатике говорят:” А зачем ты сам посылки пакуешь? Найми человека на еду, который тебе там за еду будет эти посылки паковать.”

— Да, точно, а почему?

— Я не хочу, мне не нравится. Мне нравится процесс, мне нравится, вот почему-то я чувствую себя причастным к тому, что я эту книгу лично отправляю       . Я когда пишу людям, что я отгрузил им посылку, я высылаю фоточку, как я эту посылку отгрузил. Мне вот почему-то это всё нравится. Я понимаю, что это не рационально, что в это время я мог бы заниматься платным Главредом. Но меня прёт, и я этим занимаюсь как ребёнок, и ничего не могу с собой сделать.

— Ты так прямо говоришь, что я хочу прямо с тобой делать, с тобой короче поупаковывать эти книжки. Ну, правда, слушай, я думаю, что половина людей, которые нас сейчас слушают, они все захотят сделать эту книгу.

—  тем, кто книжку закажет – я вам обещаю, что я вам лично эту книжку упакую своими руками и отправлю курьеру, который уже меня знает наизусть, потому что мы каждый день с ним встречаемся. Я отгружу и благословлю эту партию посылок вот в очередной долгий путь.

— Супер-супер. Ладно, знаешь, про что с тобой хотела поговорить – вот почти последний вопрос – вот про твою стратегию, у тебя стопудово есть какая-то стратегия чтения. Вот сколько книг в год, как ты их выбираешь, там, скорочтением ты читаешь, фиксируешь себе главные мысли – вот это расскажи.

— Я, может быть, сейчас кого-то обижу, но я закрываю книги, которые явно слабые. К сожалению, ну вот, может я неудачливый просто, может быть, бизнес такой – я вот, честно, не знаю. Может, я дилетант, но мне вот присылают книги иногда, или я покупаю книги – я листаю двадцать страниц и по первым двадцати страницам всё ясно. И если я на двадцатой странице понял, что книга слабая, я её не читаю, не дочитываю. Даже если там внутри что-то может быть полезное, что-то ценное.

— Как ты их покупаешь – давай сначала.

я иногда занимаюсь спортом в торговом центре, а там, знаешь, есть всё. Бумажные, электроника – всё. И я захожу, смотрю, что бывает там, какие книжки.

Смотрю, там, на обложки, смотрю на всё. Ну, как на продукты.

— В какие отделы ты ходишь?

— Ну, отдел, как бы, бизнес-литературы там большой, захожу в него и всё там смотрю. Не, я читаю в основном бизнес-литературу только, про контент, про копирайтинг, профессиональную. Художкой вообще я не увлекаюсь.

— Короче, не знаю, ну там, проводишь час, да, читаешь и с собой забираешь что-то?

— Ну, скорее там пять минут на книжку, несколько книжек посмотрю. Чаще всего просто ухожу, потому что, ну, реально на десять книг одна там минимально полезная. А то и ноль.

. Ну, в интернете заказываю, когда где-то там рецензию увидел. Кто-то там написал и в его рецензии промелькнули какие-то интересные детали. И я такой:”  О, всё! Срочно заказывать! ” Иду, значит, сразу заказываю в Ozon’е. Привозят, читаю. Но к сожалению часто та же беда – из пяти, там, книг, заказанных в Ozon’е, одну, там, две, там, действительно классные. Остальные так себе.

 — Так, я представляю, что у тебя все квартира книгами заставлена?

— Нет, когда я вижу, что книга – ерунда, я её отношу в, там, подъезд и оставляю на подоконнике. А потом смотрю – какова популярность этой книги. Забрали её или нет.

— Вот это, кстати, кайфовая тема – даже если ты вчера купил книгу, но она тебе не нравится, ты её сразу относишь в подъезд, эти пятьсот рублей не жалеешь.

— Да, вообще я не последователь культа, что если что-то напечатано на бумаге, то это всё, какое-то священное слово, книги, мол, надо хранить. Это какой-то, знаешь, культ из советского времени, когда книги были в дефиците, интернета не было. Типо вот, дети не читают книги – да полная чушь. Книги сейчас – отстой. И если в интернете пишут лучше – пускай лучше читают хорошие статьи в интернете, чем вот эти плохие книги.

— А теперь давай про процесс чтения, то есть ты как читаешь, скорочтением или просто?

— Нет, просто слово за слово.

— Чирикаешь в книге, заметки какие-то делаешь?

— Ну, когда у меня там электронные книги, я что-то выделяю – по крайней мере раньше выделял текст – и копировал его в специальные заметки, но, это, ну, я потом их не использовал, это просто был способ запоминания. Последние книги, что читал, просто уже читал, не делая никаких пометок.

— И сам не пишешь рецензии на книги? Или пишешь?

— Нет, нет. Я стараюсь… Ну, вот после “Мегаплана”  я понял, что нет, нельзя.

— А почему после “Мегаплана”?

— Ну, в “Мегаплане” ситуация была такая, что в издательство присылали книги. И я почему-то чтобы поддерживать с ними хорошие отношения считал своим долгом о них писать

— Слушай, у меня сейчас такая же история. Мне “Миф” присылает книги, а у меня,  не всегда сходится с ними, и я не знаю, что делать по этому поводу. Не брать?

— Ну, я в какой-то момент просто перестал брать ровно по такой причине – понимаешь, в моём случае не просто “не сходится”, там, я не согласен – а просто книга эта высосана из пальца, там полторы мысли размазанные дай бог на двести пятьдесят страниц крупным шрифтом. Такие халтурные книги выходят, ну, в любом издательстве, совершенно не важно, там, кто это издаёт. И я не понимаю, почему они выходят такие. И грустно от этого, и не хочется об этих книгах писать. А те книги, которые реально ценные, классные, в которых написано всё не халтурно – о них уже все ребята написали.

— Слушай, а вот сейчас подумала – у тебя нет такой мысли – своё издательство сделать?

— Конечно. Ну, всё, у меня по жизни всегда случается так, что всё, чем я занимаюсь, кончается тем, что я всё делаю своё. Но хотел в… Ну, вот сейчас я делал рассылки через МэйлЧимп, сейчас всё идёт к тому, что я буду делать свой рассыльщик. Там, издал книгу в “Альпине”, но уже очень хочу делать своё, понимая, там, экономику и как вот этот процесс делается.

— Что тебе в МэйлЧимпе не нравится?

— Ну, есть вещи, которые мне там не подходят или, ну, тупят, или там… Ну, просто не всё. А! У МэйлЧимпа нет достаточной функциональности для образовательных проектов. То есть он плохо, трудно следит за людьми ,которые проходят курсы, трудно им нормально отправлять по расписанию письма. С этим есть проблемы, и хочется делать своё соответственно.

— Как издательство собираешься назвать?

— Не знаю, я об этом подумаю в последний момент.

— Ай, понятно. Ну, судя по тому, как ты сказал, эта идея, она у тебя уже формируется. Она там варится, то есть ты не первый раз об этом думаешь?

— Ну, я издам ещё одну или две книги в издательствах, а дальше буду смотреть. Дело в том, что если смотреть на издательство не как на бизнес, не как, знаешь там, на частную лавочку или пивоварню, а, ну, что-то, на чём зарабатывать деньги. Беда в том, что нужно выпускать много средних книг, чтобы одна из них стала звёздной. И ты никогда не знаешь, какая из них этой звёздной станет. И я это понимаю, и поэтому, знаешь, не бегу с распростёртыми объятьями в издательство, делать издательство. Потому что понимаю, что это огромный риск. И в случае с нашей книгой мы вложили в неё полгода и потратили безумное количество денег. И если бы мы не сделали собственный, вот, магазин – мы бы сидели в глубоком минусе с Людой в связи с этой книгой. Но книги вот так никто не делает, с таким уровнем тщательности, с такой проработкой, как мы сделали сейчас. И мы сделали в принципе экономически нецелесообразный проект, который мы вытянули  только за счёт ритэйла, за счёт продажи. И соответственно издательства ,если бы они издавали нашу книгу так, как мы хотели, и хотели бы обеспечить нас деньгами ,они бы не выпустили этот проект, это было бы для них нецелесообразно.

— Ну вообще  я понимаю, что издательство это практически как венчурное инвестирование, да, как ты сказал: там из десяти восемь умрут, одна нормальная, одна взлетит.

— Более того, ты в десять должна вложить по миллиону рублей в печать грубо говоря – я не знаю точную цену, но ориентировочно, да – и ты десять миллионов потратила. Из них одна тебе принесёт десять миллионов выручки например, а все остальные по чуть-чуть. —  Ну что, давай закрывать. Скажи мне, пожалуйста, вот про эти книги, которые ты на полке у себя хранишь, ну, давай нам хоть одну или две порекомендуй, какая у тебя любимая или какую ты порекомендуешь предпринимателям к прочтению?

— Так, ну, мне очень нравится Шугерман. Сейчас… По-английски это называется “The Adweek Copywriting handbook”, а ещу мне кто-то подарил русскую версию – “Искусство создания рекламных посланий”, Джозеф Шугерман. Кто тут у нас? Эксмо. Очень хорошая книга, живая бодрая. Шугерман там как живой, ты прям проникаешь к нему в голову в этой книге. Так, ну “Пиши-сокращай” Ильяхова – это вообще главная книга года по копирайтингу и редактуре.

Обязательно читайте вот – Джим Кэмп “Сначала скажите “нет”” или “”Нет” – главная стратегия переговоров”, важнейшая книга.

— А зачем про переговоры читать? Именно прям важнейшая?

— Ну, ты переговоры ведёшь со всеми, с кем сталкиваешься, каждый день. От лендлорда, хозяина квартиры, с которым ты заключаешь договор, там, до родителей, супругов, детей, клиентов, подрядчиков – ты со всеми ведёшь переговоры. И Кэмп очень дисциплинирует в плане переговоров,  чтобы не дать себя в обиду. А для редакторов моя любимая книга – вот она – Ян Уайт “Редактируем дизайном”. Это вот про то, чем я сейчас пытаюсь заниматься. Про представление информации, про информационные продукты. Та самая книга, которая обо всём этом рассказывает. Ещё недавно мне подарили на курсе интересную книгу – Игорь Манн и Фарид Каримов “Лайфхак на каждый день”.

— Ну вот “Лайфхак на каждый день” – совершенно нормальная книга, ну там, из серии “если надо, если ты опаздываешь на встречу в кафе – предложи заплатить за счёт своего собеседника, и ему приятно, и как бы, и ты, в общем, не сильно виноват”.  Или “стоишь, чистишь зубы, пока чистишь зубы – делай двадцать приседаний”. Вот ты делаешь двадцать приседаний, когда чистишь зубы?

— Нет, конечно.

— Ну вот, а ты представь какую, там, зарядку ты делаешь.

— Хорошо, а ты прочитал – начал делать двадцать приседаний, а?

— Ещё нет, но я только вчера про это прочитал в  этой книге.

— Вот хороший вопрос, ты же не всё, что ты читаешь ,стопроцентно делаешь , ну как бы да, ну как бы?..

— Знаешь, важно не начать делать сию секунду. Важно, чтобы эта мысль поселилась в голове и потом, постепенно, у тебя жизнь сложится так, что ты сможешь её применить.

— Знаешь ещё что хотела спросить у тебя – я так понимаю, что ты женат, у тебя есть семья. Вот она тебе сильно помогает, я слышала, ты энергию оттуда берёшь?

— Конечно. Семья, ну, жена моя – это главный… Меня часто заносит. И жена…

— Это что такое – “заносит”?

— Ну, знаешь там, бесят люди какие-то, я хочу им что-то там ответить в обратку. Или я там хочу выпустить какой-нибудь пост, или какой-то там проект скандальный. И я показываю всегда жене, она как бы работает моим пресс-секретарём – но не в смысле “общается с прессой”. Она говорит:” Ты что, сдурел, старый? Ты себе создашь сейчас вот тут и вот тут проблемы.” Она в этих вещах очень хорошо разбирается. И она разбирается в отношениях,в репутации и она меня уберегает от очень многих ошибок.

— То есть она твой ангел-хранитель?

— Она моя система безопасности информационной. Без неё я бы тут уже оскандалился двести пятьдесят раз.

— Это случайно получилось, или просто, ну там, не знаю, у неё профессия какая-то сродни этому?

— У неё просто очень хороший характер, и она очень умная женщина.

— Ага. Вот эта вот история в отношениях, она тоже требует работы? Ты над ней работаешь, или пока – тьфу-тьфу-тьфу – у вас это органически получается?

— Ну естественно требуется работа, но работа, ну знаешь – я зашёл в замужество, да, как подросток.

— Тебе сколько лет было?

— Мне было двадцать один или двадцать лет.

— Ой-ёй-ёй! Очень рано.

— Двадцать один или двадцать два, ну то есть было там всё совсем…

— Ребёнок, короче, понятно.

— Да. И более того – я жил в общаге, я жил один в общаге. И просто разгульная жизнь и веселуха, и полное отсутствие личных границ. И для меня стало всё это новыми вещами. И последние – сколько я там – шесть лет женат – это путь к взрослению такому. К тому, чтобы из ребёнка, из подростка, становится взрослым.

— Вместе растёте?

— Ну, она как-то всегда была и крутой, и взрослой и скорее как то я к ней тянусь.

— Ты ей восхищаешься?

— По любому, да.

— Мужчина должен восхищаться своей женщиной?

— Мужчина ничего никому не должен, но если он восхищается своей женщиной – это очень помогает.

— Слушай, вообще прямо ми-ми-ми, я прямо чувствую, как все, кто нас слушают, уже прям готовы расплакаться. Ну, давай закончим. Сделай, пожалуйста, напутствие предпринимателям. Обычно я прошу что-то, что там… Вот они потратили на нас целый час там, да, или полтора – что могут они прямо сейчас сделать или подумать? Прямо сейчас, в течении семидесяти двух часов.

— В течении семидесяти двух часов поговорите с клиентом своим. Это совет на самом деле Майи Богдановой, и мне он очень нравится.

Записать: друзья, а у нас недавно вышел подкаст с Майей Богдановой. Про то, как писать тексты, которые продают. Там она рассказывает и как с клиентами общаться, как их спрашивать. Поэтому если не слушали, то послушайте на блог вебсарафан ру в разделе подкасты. И ссылку мы дадим в описании подкаста. А мы вернемся к Максиму. Максим, ты говорил, что важно задавать вопросы. А почему?

— Вот очень не хватает всем нам, вот просто блин всем, кто работает, слушать тех, кто нам несёт деньги. И мне этого не хватает, и тебе и всем бизнесам. Вот кстати у тебя это гораздо лучше, чем я, и чем девяносто процентов всех остальных людей. Задайте вопрос в Фейсбуке:” Что-как?” Вот прямо вы можете это сделать пока вы слушаете подкаст, вот типо прямо сейчас вот так вот сделать .

— Слушай, ну сразу же начнутся вопросы:” А какой вопрос задавать?” Вот скажи – какой вопрос задавать?

— Как вам – и дальше типо чем вы занимаетесь – как вам наш торговый центр? Как вам наш салон красоты? Что думаете про нашу книгу? Как вам про нашу рассылку? Кстати, я когда отправляю письмо своим тем, кто заказал книгу – я пишу им:”Я сегодня отправил ваши книги в грузовую компанию,” – тем, кто отгрузил.  И обязательно прошу ребят писать в ответ – как им книга, когда они её получат. И обязательно прошу обратную связь. И мне это важно, потому что вторую книгу надо уже делать и писать, чтобы было круто, чтобы людям нравилось.

— Короче, короче у тебя гигантские планы, у тебя очень-очень правильный настрой и ценности, я очень благодарна тебе за то, что ты к нам пришёл.

— Спасибо.

— Потому что этим подкастом – ты же хочешь менять мир к лучшему, да, им там заставлять людей чуть лучше писать – думаю, что кого-то мы изменим.

Ну что, друзья, на этой прекрасной ноте мы и простимся с Максимом .  Что меня зацепило?

Во-первых, мне понравилась идея Максима, что он, как он сам говорит, форсит доктора Хауса, вот этот образ непримиримого профессионала, для которого важнее всего делать хорошо и правильно, а не все эти политесы, интриги и кто про кого как думает. Короче, «нормально делай – нормально будет», как говорят Максим Ильяхов и Дмитрий Румянцев.  А уж они-то знают.

Во-вторых, опять вот эта прекрасная мысль  красной нитью – делай то, что тебе нравится, то, от чего тебя прет. И не делай всего остального. Так Максим выбирает клиентов, так выбирает себе заказы. И при этом он еще сужает горлышко, то есть берет только тех клиентов, которые

  • Ему нравятся, близки, то есть про цветы он не будет писать, а про микроконтроллеры, процессоры или телефоны – да, обязательно.
  • Только тех, в чьих продуктах он уверен на 100%, поэтому он ведет Тинькофф банк и не берет какой-нибудь ПровинцияПромСвязьбанк, даже если те, ему предложат в 10 раз больше денег,
  • Берет тех, с кем он будет работать долго, год или два, поэтому если его просят написать разово текстик, запилить лендос, он отказывается.

Ну и в-третьих, из техник креативности и продуктивности  я отметила себе умение идти за потоком и отключаться в этот момент от всего остального в прямом и переносном смысле. То есть  если Максима прет писать статью, он отключается и пишет эту статью, даже если его с собаками ищут. И наоборот, если он понимает, что идея какого-то поста протухла, то он ее безжалостно выбрасывает. Вот это умение быть в моменте – это круто.

Все упоминания, названия книг, приложений, ссылки на интернет-ресурсы, которые вы не расслышали или не запомнили, мы тоже дадим вам на блог вебсарафан ру в описании подкаста.

 

А я прощаюсь с вами. До встречи через неделю. К нам в гости придет Никита Маклахов, король подкастов. Его подкаст на первом месте в топ-5 айтюнс в категории «бизнес». А мы на втором. Так что мы с Никитой соседи и он расскажет о том, как он делает свои подкасты. Какая у него кухня и какие механики, как он выбирает спикеров и как готовится к интервью, Никита нам все расскажет. 

 

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!