Марина Васильева: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от Websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в Facebook для предпринимателей, входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы по версии Форбс. Ну и главное, она просто обожает бизнес. Встречайте, Таисия Кудашкина.

Сегодня вы слушаете 73-й эпизод с главным редактором Websarafan Мариной Васильевой.

Добрый день друзья, я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan шоу. Здесь я встречаюсь с героями из самых разнообразных отраслей бизнеса. Они делятся своими маркетинговыми секретами, дают полезные советы и вдохновляют слушателей прекратить бояться и выжидать удобного случая, а встать и действовать без промедления.

Наши подкасты – как целых четыре университета за год. Мы вкладываем в них время, труд целой команды и свою страсть. Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

Уже скоро-скоро, 20 февраля, у нас стартует саммит по сторителлингу «Сказки для взрослых: сторителлинг в бизнесе», на котором мы встретимся с главредом Вебсарафана Мариной Васильевой, создателем лучшей онлайн-киношколы в России Александром Молчановым и Петром Зозулей, который недавно у нас был в гостях , разберем крутые кейсы успешного использования историй и дадим вам практическую информацию, как рассказывать истории, чтобы продвигать свой бизнес. Все приёмы и техники вы сможете применить на практике сразу после саммита.

Онлайн-участие бесплатно! Регистрируйтесь здесь: https://websarafan-ru.timepad.ru/event/426449/

 

А сегодня у нас в гостях Марина Васильева, главный редактор Вебсарафана. Именно она пишет все наши чудесные тексты на Сарафане. Делает так, чтобы рассылка была интересной и от нее не хотелось отписываться, чтобы хотелось читать дальше.

И мы поговорим с Мариной о том,

  1. Как успеть родить четверых детей, стать успешным редактором МИФА, написать пару бестселлеров и захотеть чего-то другого.
  2. Как получить вакансию и сразу начать работать без прохождения обязательных тестовых заданий.
  3. Почему важно быть очень настойчивым и одновременно мягким, при этом получить 20 отказов от агента и все равно добиться встречи с популярным путешественником, а потом написать совместно книгу.
  4. Для чего нужно понять, чем ты можешь быть полезен клиенту, найти «боль» читателя и с уважением к ней отнестись.
  5. Как на примере инструкции к стиральной машине понять, в чем необходимая составляющая «вау» текста.
  6. Почему очень важно использовать свойства продукта, как выгоды для клиента, когда занимаешься рекламой.
  7. Что такое «маршрут» текста, его конечная точка и на какие два вопроса надо обязательно себе ответить, прежде чем начать писать.
  8. Почему американские киношники обучают американских рекламщиков рассказывать истории, и как сарафан будет использовать этот прием на своем ближайшем саммите.
  9. Как даже успешный редактор собирался духом и искал поддержку в среде, чтобы пойти и начать писать посты про себя на фейсбуке для продвижения личного бренда.
  10. Как писать крутые заголовки, которые обеспечивают Open Rate.

 

Ну что ж, приступим. Встречаем сегодняшнюю гостью – Марину Васильеву. Начнем по традиции с блица.

00.02-00.05

— Марина, привет.

— Привет, Тая.

(обсуждают знакомство)

00.31-01.05

— Марина, чем ты отличаешься от других и в чем ты крута? Если спросить твоего друга, что он скажет?

(00.37-00.52)

— Я отличаюсь настойчивостью. Моя семья говорит, что если мне что-то встрялось, тогда Марина это сделает. Я отличаюсь тем, что пишу неплохие тексты и у меня четверо детей – скажем об этом сразу, пусть все сразу удивятся.

01.07-01.23

— Какие три слова тебя характеризуют? Если бы ты написала книгу, которую напишешь про Вебсарафан, на задней стороне что будем про тебя писать?

— Там был бы обязательно глагол. И я написала бы: желайте свои желания. Это Ильнара Петрова сказала в свое время в одном из подкастов, и я эти слова очень люблю.

01.24-01.28

— Что заставляет тебя вставать с кровати по утрам? От чего тебя прет?

— Любопытство.

01.29-01.52

— Чего ты больше всего боишься?

(01.33-01.44)

— Я боюсь продолбать время и не сделать того, чего я хочу в этой жизни сделать.

01.52-02.36

— Кого ты фолловишь? За кем следишь, за кем наблюдаешь в фейсбуке?

— В свое время ты, по-моему, сказала, что или читаешь ленту, или пишешь в ленте. Поскольку я сейчас пишу в ленте и читаю очень мало, но делаю это осознанно, то время от времени делаю вылазки и иду читать тех людей, которые мне интересны. И я смотрю, какую задачу они решают в тексте. Например, я иду смотреть, как Тая Кудашкина продвигает свой личный бренд. Что она там пишет такого нового и интересного. Иду смотреть, как Александр Молчанов рассказывает свою историю героя. Или, например, я читаю Петра Пономарева, которого я считаю очень крутым в рассылке и в вообще в бизнесе. И много кого я еще могу перечислить.

02.38-3.00

— Супер. А что ты такого крутого уже дала этому миру?

— Четверых детей, которые говорят, что мама, ты у нас крутая, мы у тебя умные, нам с тобой интересно. Мне это Настя недавно заявила. Неплохие тексты и какое-то количество бестселлеров в настоящем смысле этого слова.

03.01-03.09

— Твой девиз, цитата или фраза, которая с тобой в последнее время.

— Вообще люблю слова Гандапаса «Иди на страх».

ЗВУКОВАЯ ОТБИВКА БЛИЦА

 

— Теперь давай общаться. Опиши в двух-трех предложениях, чем ты таким занимаешься.

— Я главный редактор Вебсарафана. Я пишу тексты на Сарафане. Я делаю, чтобы наша отсылка была интересной, чтобы от нее не хотелось отписываться, чтобы ее хотелось читать дальше. И в этом году мы еще эту историю продолжим. Нам нужен серьезный апгрейд. Я стою за кулисами подкастов. Сегодня я впервые в кресле человека, который по ту сторону экрана, потому что обычно я не здесь. Вот что-то такое я делаю.

04.04-04.59

— Тут обычно мы спрашиваем цифры про бизнес. Давай про бизнес Вебсарафана я не буду тебя спрашивать, потому что мы про это говорили в других подкастах, и я очень много про это пишу. Давай вообще поговорим про то, как ты пришла к своим прекрасным текстам. И вообще как ты воспринимаешь текст. Ты же не воспринимаешь текст как текст? Что для тебя вообще текст?

— Есть такой анекдот хороший, что Брежнев это политик, который жил в эпоху Аллы Пугачевой. Для меня история про тексты ровно про это. Я считаю, что когда мы все уйдем, от нас останутся тексты. Вся история так передается. Все, что мы знаем об этом мире, передается через книги и тексты. Поэтому я эту историю так люблю в том числе.

04.59-05.21

— То есть тексты это твое наследие?

— Да. Причем, мне даже кажется, что это слово ни разу не звучало на наших подкастах – это на самом деле путь в бессмертие. Мы же понимаем, что мы недолго здесь. Это такой путь в бессмертие. Поэтому пусть наши тексты будут хорошими.

05.22-06.55

— Алилуйя! Я забираю эту мысль и двигаюсь с ней дальше. А вообще как ты пришла к текстам? Сейчас мы знаем, что ты сделала кучу бестселлеров, работала в МИФе, теперь работаешь на Сарафане. Как началась-то вся любовь?

— Это была очень простая история. Такая очень классическая. Я, по-моему, в четыре года начала читать книжки. И с тех про всю сознательную жизнь я эти книжки читаю. Я очень эту историю люблю, и я сама уже забыла какие-то моменты, а мама мне недавно рассказывала, что я когда училась не то в одиннадцатом классе, не то на первом курсе, приезжала к ней в гости, и когда она была чем-то занята по работе и я ждала, я доставала из рюкзака книгу и начинала ее читать. У меня это какой-то бессознательный навык, потому что я этого совершенно не помню. У меня, видимо, три состояния, и одно из этих состояний – читать, а другое – писать. Эта история, конечно, трансформировалась, понятно, что какие-то были сочинения в школе, но это очень давняя история. Всякие конкурсы. Потом я училась в Литинституте, как это ни забавно звучит. А потом я начала работать в издательстве. Это тоже был какой-то органичный и легкий путь. Потому что мы просто познакомились с главным редактором ведущего и на самом деле крутого челябинского издательства. с того, что он увидел мой текст и сразу взял меня на работу. Потом началась моя редакторская карьера.

07.52-09.41

— Ты говоришь: органический, легкий путь. Само по себе. То есть у тебя такой путь золотой мечты. Ты всегда знала: читать я люблю, писать я люблю. Ты специально пошла в литературный институт и по сути всегда занималась тем, что тебе нравится?

— Ты знаешь, да. Здесь есть две истории. Я, во-первых, всегда иду на людей. Так я пришла к тебе, и сейчас мы про это расскажем. На самом деле, не знаю, правильно это или не правильно, у меня многие вещи происходили сами собой. И мне очень везло на талантливых людей. Потому что главный редактор «Аркаима» Николай Болдырев он, действительно, очень классный человек. Он мне дал путевку в профессию. Я его до сих пор ценю, люблю и уважаю. Я очень много времени проработала с ним, даже не буду говорить, сколько, чтобы народ со стула не упал. Потом я тоже совершенно случайно познакомилась с Михаилом Ивановым, который сооснователь «Манн, Иванов и Фербер». И тоже у нас с ним все очень быстро произошло. Мы как-то посмотрели друг на друга, поговорили, у нас совершенно другая была тема встречи. И в итоге я получила приглашение от него. Потому что он всегда очень быстро решения принимает, как и ты. Ты же понимаешь, каких людей я люблю, ты можешь на себя посмотреть. И какой-то момент настал, тот час, тот миг, когда я поняла, что я про книги знаю вообще все. Я все умею, все знаю, я сделала несколько крутых бестселлеров. И я поняла, что дальше буду либо идти по этому пути и продолжать делать бестселлеры, либо я пойду в какую-то новую история. Я тоже, на самом деле, совсем недавно поняла, что я челленджер, и мне интересно прокладывать новую лыжню.

09.42-10.15

— Давай вернемся. Чуть-чуть про бестселлеры. Про бестселлеры всем интересно. Давай говори, какие бестселлеры ты написала и с кем.

— Ну, не написала, а нашла автора, темы и помогла издать. В этой истории я выступала как продюсер и как редактор. Это книга Федора Конюхова, благодаря которой мы с тобой познакомились.

— Да. Это надо отдельно расписывать, потому что, на мой взгляд, это судьба.

— Ты знаешь, я, на самом деле, думаю, что все это судьба. Но при этом нужно хорошо поработать со своей головой, чтобы понять, какой судьбы ты хочешь.

10.16-10.57

— То есть ты фаталист? Ты веришь в знаки судьбы?

— Нет. Я верю в то, что мы строим свою судьбу. И в то, что, когда ты себе рисуешь картинку в голове и четко понимаешь, чего ты хочешь, дальше вселенная вокруг этого начинает выстраивать все. И есть всякие научные исследования, которые я цитирую и очень люблю. Они как раз говорят о том, что наш мозг это самонастраивающаяся мишень. Вот ты себе повесил картинку, которую хочешь, над этим надо хорошо поработать. А дальше мозг сам начинает тебе предлагать варианты решения, помогает тебе туда прийти. И он уже тебе дает возможность познакомиться с людьми, которые тебе нужны и которым ты нужен.

10.59-12.14

— Давай эту историю про нашу с тобой судьбу разберем. Во-первых, ее расскажем. Мы же про Олю рассказывали. С Олей у нас была нелюбовь с первого взгляда, как я поняла. А с тобой у нас любовь с первого взгляда. С первого текста.

— Хорошо, давай расскажем эту историю. Я в тот момент уже ушла из МИФа. И я пыталась понять, чем я хочу заниматься. И я это уже смутно понимала, но, видимо, четкой картинки еще не было. Я понимала, что мне безумно интересен маркетинг, психология, интернет-маркетинг, вот эта вся история интересна почему. Потому что книги это долгая история. На девять месяцев, на десять месяцев, на год. Реально как ребенка вынашиваешь, ты вынашиваешь эту книгу. Особенно если речь идет про книгу с нуля. Я делала проекты, в которых я вижу, что есть человек. Он эксперт в какой-то теме. И у него может быть еще вообще ничего не написано, но я к нему прихожу и говорю: слушай. У тебя еще нет книги? Это надо срочно исправить. И дальше я начинаю ему эту идею продавать. Продаю идею и потом помогаю ему написать эту книгу.

12.16-16.36

— Я помню, как на конференции я встречалась с… как его зовут? И он был в таком восторге, он обнимал Марину, чуть ли не садился перед ней на колени, и мне объяснял, что, если не было бы Марины, то не было бы этой книги. Как там эта книга называлась, которую ты с ним писала?

— Эта книга называлась «Сказка для сына».

— А там такой мальчик, такой красавчик. Я когда узнала у Марины, что она с ним вместе писала «Сказки для сына», я была в шоковом состоянии, потому что, на мой взгляд, ему нужно работать на гей-параде или в каких-то таких местах.

— Ну, не на гей-параде, но он красавчик. И это был прекрасный совершенно момент твоей легкой ревности. Потому что когда мы с ним стали обниматься, ты нас стала растаскивать в разные стороны. Мы с тобой говорили про историю нашей любви, и как я перепрыгнула от книг к интернет-маркетингу. Я поняла, что очень классно, я все это имею. Но я всегда была играющим тренером. Поэтому, когда я работала главным редактором «Аркаима» и была управляющим портфеля в МИФе, я всегда писала тексты. Я считаю, что мое базовое ремесло это писать и редактировать. И здесь очень важно не отрываться, не превращаться в человека, который только дает ЦУ. Интернет-маркетинг безумно зажигает меня тем, что он дает быстрый отклик и быструю реакцию. Ты написал письмо, и тебе в ответ пишут: спасибо, как прекрасно и удивительно. Или наоборот, написал письмо, а тебе пишут: что это за ужас, идите в лес, срочно увольтесь и отправляйтесь в седьмой класс. Но ты в любом случае получаешь быстрый отдых. И если ты готов похвалу себе складывать в тетрадь успеха, а с критикой работать, то ты можешь расти. Эта обратная связь и понимание тех людей, для которых ты работаешь и для которых ты пишешь, оно мне очень нравится. Я понимала, что я хочу в эту историю, но не понимала, в каком формате. Я понимаю, что я не вижу интересных программ, я не вижу интересных историй. У меня от головы все: надо, надо. И тут мне подруга присылает ссылку на твою вакансию. И там я вижу твою прекрасную мордочку и текст, который мне безумно понравился. Он был очень легкий, живой. То, собственно, как мы на Сарафане пишем и рассказываем. И там у тебя было написано, что нужно делать. Меня зацепило несколько вещей. Ты такая молодая и красивая, у тебя там написано, что ты работала где-то в Америке и какой-то делала крутой там стартап с инвестициями. Потом, что эта работа будет давать возможность общаться с топовыми экспертами. А это я всегда люблю, это мой наркотик. И у тебя там было написано, что ты любишь мамочек с детьми. А тут я отлично подхожу. И, несмотря на то, что восьмидесяти процентам требований, которые были там у тебя озвучены, я не соответствовала, я понимала, что в течение двух-трех недель я все это освою. И я села писать тебе письмо. Ты помнишь, что я не стала отправлять тебе резюме. Потому что я сама в свое время большое количество резюме прочитала и понимала, что никто их не читает. И здесь, видимо, вот эта моя история включилась. Мне всегда хочется, чтобы читателю было интересно. Что бы я ни писала. Объявление, резюме о приеме на работе или еще что-то. Мне хотелось в тот момент, чтобы тебе было интересно. И поэтому я помню, что я там написала какие-то несколько пунктов, которыми я тебе буду точно полезна и интересна, и написала свою историю, по-моему, как раз про Федора Конюхова. И, не задумываясь, отправила.

16.38-19.05

— Теперь нужно рассказать мою сторону истории. Видимо, у нас действительно общая канва. Три подкаста назад мы разговаривали с Олей. На самом деле очень похожая история. У Ольги тоже не было необходимых хард-скиллов, и мы с ней сошлись именнопо софт-скиллам. То, что называется «мягкие скиллы», которые про характер больше, чем про навыки,. Когда пришло Маринино письмо, я читала книгу Федора Конюхова. И я помню, что она на меня произвела очень большое впечатление. Я сама из семьи путешественников, у меня папа – мастер спорта по альпинизму, и мама – кандидат в мастера спорта по альпинизму. И вообще я очень позитивно, с надеждой и любовью смотрю на любых спортсменов. И вот я получаю штук сто резюме от разных редакторов. Половину из них я даже просто не открывала, потому что они все написаны как раз не так, чтобы интересно читать. Тут я читаю про то, что, оказывается, Марина вместе с Федором Конюховым написала эту книгу. Так мало того, она еще и инициировала эту книгу. Ты писала, что это была твоя идея, что ты увидела где-то эту лодку-плоскодонку, и сама до него дозвонилась. И вы из его этих записок и дневников сделали книгу. Я считаю, это просто вау. Мало того, что ты умеешь писать, что ты умеешь это делать так круто, что мне интересно это читать, как историю, ты еще и проактивно сама что-то делаешь. Вот почему я на тебя клюнула. И, по-моему, мы с тобой даже тестовое задание не делали. Начали работать, и все.

— Да. Мы с тобой тогда начали делать сразу подкаст.

— По-моему, эта история тогда еще только начиналась. Это были наши самые первые попытки сделать подкаст, и они еще не сразу получились.

— Да.

19.07-20.11

— Давай знаешь куда вернемся. Очень интересно поговорить про то, как делать так, чтобы тексты хотелось читать. Ты сказала, что ты хотела сделать интересный текст, который мне хотелось читать. Как ты его делала? Как ты писала так, чтобы мне потом хотелось читать? Как наши слушатели могут писать такие тексты?

— Эта история с Федором Конюховым вырастает из любопытства. И я недаром это сказала. Для меня это главное. У меня был период, когда я делала любые книги, потому что это надо. Потому что они в плане стоят. Потом, в какой-то момент я поняла, что, если меня от книги прет, от автора прет, безумно интересно делать, то книга потом стреляет. И если я ее делаю так: я не хочу, мне не нравится, пожалуйста, давайте не будем, но ок, надо выполнить план, то книга потом не стреляет. Поэтому первое, на самом деле – искренний интерес. У меня был искренний интерес к Федороу Конюхову, к этой лодке его. Если хочешь, я про нее расскажу.

20.13-23.34

— Рассказывай! я хочу услышать твою эмоцию, чтобы слушатели почувствовали твое любопытство и сравнили с собой. Это состояние любопытства, как оно должно выглядеть? Расскажи эмоцию.

— Все это происходило на Тургояке. Самое смешное, что письмо я тебе тоже писала с Тургояка. Это, видимо, такое мое место силы. Это озеро на Урале, на втором месте после Байкала. Очень красивое, похожее на маленькое море. Там огромные горы, и оно похоже гораздо больше на море, чем на озеро. Там есть загородная резиденция, называется «Золотой пляж». Человек, который все это построил, тоже любит Конюхова. И он ему построил там дом. Он такой вот его поклонник. И он поставил там лодку Федора Конюхова. Мы отправились туда с братом и младшей дочкой, приехали искупаться с утра. Раньше этой лодки там не было. А тут я подхожу и вижу эту лодку, которая там стоит. И написано: лодка Федора Конюхова, на которой он пересек Атлантический океан. Я видела ее только в новостях и репортажах, и всегда у меня был образ в голове путешественника, который стоит чуть ли не на большом корабле, может быть, на яхте с штурвалом, у него борода и волосы развеваются. И тут я подхожу, и стоит такая лодчонка. И в этой лодчонке такая малюсенькая табуреточка. Она стоит на открытом пространстве, и я представляю, как будто он плывет. Справа вода, слева вода, маленькая эта табуреточка, а он сидит на ней и гребет. А я до этого про него что-то слышала. 10-12 месяцев в день он гребет без парусов, полностью вручную. Она малюсенькая. Она стоит рядом, в нее можно заглянуть. Если заглянуть в носовую часть, там такая шконочка, на которую даже сесть нельзя. На которой можно только лечь, чуть ли не боком, свернувшись. И это все. Я поняла, что эта моя героическая история в голове про штурвал и развивающиеся волосы не имеет ничего общего с реальностью. Она про то, что человек на табуретке плывет. Какую нужно целеустремленность иметь, силу духа. Я просто себя в такой ситуации представила и поняла, что меня бы даже на пять минут не хватило. Меня это прямо прошибло. Мне стало интересно, что у него в голове происходит, что он сам себя в такие условия добровольно ставит. Причем постоянно. Потому что у него же там один океан за другим, и он постоянно в этом находится. мне захотелось сделать с ним книгу, и я просто начала искать на него входы и выходы. Мы общались сначала с его агентом. Я начала звонить его агенту и говорить, что мне ужасно интересно сделать книгу с Федором Филипповичем, давайте сделаем. Я звонила так больше месяца точно, потому что у него много предложений.

23.37-25.07

— Всегда же интересно рассказать, как ты донесла это состояние. Одно дело – красивая вода, лодка, табуретка. Какой-то взрыв эмоций в этот момент. А как потом взять, не расплескать это состояние, когда тебе двадцать раз агент сказал: иди гуляй, и в течение месяца пытаться до него достучаться. Ты понимаешь, про что я тебя спрашиваю?

— Да, я понимаю, про что ты меня спрашиваешь. Но это как раз история про мою настойчивость. Здесь я, наверное, ничего полезного не скажу, потому что это в меня зашито. Когда я один раз загорелась, и мне так встряло, я потом просто начинаю идти, как поезд. Меня в этот момент ничего практически не волнует. Я могу позвонить десять раз, пятнадцать раз. Я не буду, конечно, ломиться в двери и высаживать дверь ногой. Я стараюсь делать это очень мягко, поэтому мои авторы, например, говорят: слушай, ты как-то заставила меня книгу написать и издать, но я не понял, как ты это сделала, и мне было в это время очень приятно. Поэтому я не знаю. Просто вот: а давайте подумаем, а давайте попробуем. Пока мне не сказали окончательное «нет». И даже когда мне говорят окончательное «нет», но я чувствую, что есть момент, за который можно уцепиться, я буду звонить и предлагать. Есть истории, когда я понимаю, что четко нет, человеку это не надо, и тогда лучше отойти. А если про это можно поговорить, думает человек, давайте поможем ему думать.

25.08-28.01

— Слушай, я, наверное, вот только что поняла. Ты сказала такую фразу. Ты можешь заставить что-то делать человека, при этом так, что ему это приятно. Может быть, поэтому у тебя раскрываемость рассылки больше двадцать процентов? Поэтому ты у нас пишешь продающие рассылки и продающие тексты, а? Ты не видишь в этом параллели? Текстами ты, так или иначе, манипулируешь человеком, при этом так, что ему приятно? Ты же сманипулировала мной, я тебе ответила. По-хорошему, но в любом случае. Так?

— Ты знаешь, да. Наверное, это есть. Я не думала про это. Потому что тут близкий контакт, а тут опосредованный, с одной стороны. С другой стороны, я в блиц-интервью не успела сказать, но у меня есть такая черта: я влюбчивая ворона. Если я в человека влюбилась, я из него все самое лучшее, самое красиво, самое вкусное вытащу. И точно также я влюблена в читателей. Не во всех, конечно, не во всех. Но есть те люди, которые мне пишут. Я понимаю, что они там пишут, ждут, я себе эти образы в голове представляю и мне, конечно, хочется, чтобы он получил удовольствие. Я понимаю, что это какая-нибудь мама, которая работает на трех работах или строит свой бизнес, у нее куча дел. Можно Дашу Манелову взять. Вот у нее свое агентство, она это агентство поднимает, с утра до вечера крутится. У нее дети маленькие, в голове куча вопросов.

— Меня возьми. Что ты меня-то вдруг откинула? Надо меня брать.

— Хорошо, давай тебя возьму. Я понимаю, что это девушка, у которой много задач и мало времени. Недавно встретила фразу, она мне очень понравилась: ваша единственная реальность это то, что вам важно. Все остальное это досадная помеха. И я с этой точки зрения подхожу. Я понимаю, что у тебя сейчас в голове,: нужно найти дом в Сочи, нужно перевести квартиру, Глашу в садик устроить. И поэтому, если я к тебе прихожу с позиций: мы выпустили на рынок новинку – в первый момент что хочется сказать?

— Досадные обстоятельства, как ты сказала.

— Уйдите, пожалуйста, отсюда. Поэтому я каждый раз эту точку общую ищу. Я понимаю, о чем у меня самой голова болит, потому что мы с тобой похожи. Куча задач, куча проектов, дети. Недавно я поняла, что я чуть ли не год без страховки на машину, или я ее потеряла. Все эти краны текущие, бизнес, который хочется растить, и дети. В эту историю ты со своим текстом приходишь. Поэтому приходи в него, пожалуйста, не со словами: я крутой, и сейчас я вам покажу свои крутые продукты и еще дам на них скидку. А подумай, чем ты можешь зацепить в первый момент.

28.02-28.58

— Со студентами своими на своем курсе ты разговариваешь точно также? То есть, получается, ты предлагаешь им побыть в теле или в душе человека, для которого они пишут, верно? Это и есть метод упаковки текстов? В этом и весь секрет?

— Ты знаешь, да. И он относится ко всему. Он относится и к тому, как сделать бестселлер, и к тому, как сделать статью, которую будут читать, и к тому, как сделать письмо, и к тому, как написать пост на фейсбуке. Мне недавно одна из моих студентов, девочек-курсанток, я их всех очень люблю, просто сказала: слушай, я никак не могла писать, меня никто не мог растолкать. И тут я начала писать. Мне пишут хвалебные отзывы, лайки, шеры, мне все это очень нравится. Мы говорили как раз вот ровно об этом.

— Студентка твоя на курсе, как он называется, «Магия контента»?

— Он у меня сейчас называется «Контент рулит».

29.02-30.29

— Давай тогда вернемся обратно к истории про лодку, про то, как ты пыталась достучаться до Федора. Достучалась. И написала с ним книгу. Верно?

— Да. Ну, не то что написала. Там с Федором Филипповичем очень классная история в этом смысле. У него текст был написан весь. Он существовал в формате дневников. Сейчас расскажу опыт, который будет полезен нашим слушателям. Он же с детства хотел стать путешественником. И у него был дедушка, который тоже был каким-то путешественником и даже в какую-то экспедицию ходил. Да простит меня Федор Конюхов, я не помню сейчас имени дедушки и в какую экспедицию он отправлялся. И он с детства ему рассказывал истории про путешествия, эту страсть будил. И он его с раннего детства приучил вести дневник. Он с детства писал, что он делает. И он всю свою жизнь сознательную, все эти путешествия ведет дневники. Я не знаю, как он это делает, сидя на своей табуретке или когда идет на Северный полюс. Но у него на самом деле куча исписанных тетрадей, и он постоянно пишет дневник. Эти дневники написаны великолепным русским языком. Поэтому у него все это было, нужно было просто все это собрать, сложить и упаковать. Потому что до этого у него выходили книги, и они продавались не очень хорошо, потому что были какие-то незаметные. Хотя у него просто потрясающие истории. Мне хотелось актуальность и потрясающесть этих историй вытащить.

30.30-31.03

— Ты эти дневники видела? Они такие все замызганные, в соли? Ну-ка расскажи, как они выглядят, я хочу представить.

— Да, я была у него. Он живет в Сергиевом Посаде, во дворе у него находится домик. Я в этом домике была, там, собственно, он принимает всех гостей, журналистов и так далее. И у него там висят его картины, потому что он же такой пламенный художник, он очень любит рисовать. И у него там и карты, и дневники. Все это он показывал, я все это своими глазами видела.

31.07-34.33

— Хорошо. Про Федора Конюхова закончим, давай вернемся к нашим баранам. Значит, мы с тобой списались и сошлись. На самом деле я такая же влюбчивая ворона, как и ты, и с тех пор у нас с тобой влюбчивые отношения. Глубокие отношения. Мы с тобой, наверное, даже ни разу не ругались за это время. За два с половиной года

— Да. Мы пробовали, но у нас не вышло.

— Мне кажется, мы даже не пробовали. Давай поговорим про то, что тебе удалось выразить в текстах. Мне кажется, это и есть твой уникальный секрет, как ты работаешь с авторами. Точно также ты работаешь и со мной, я же тоже автор Вебсарафана, а на Вебсарафане есть много тестов. И подкасты, и всякие разные блоги мы с тобой писали, и все такое. По сути, ты меня тоже спродюсировала. Потому что, когда мы начинали с тобой работать, у меня не было такого выявленного и проявленного понимания того, что такое ВебСарафан, и как я хочу, чтобы было написано. У меня было понимание интуитивное, что вот этот текст мне нравится, этот не нравится, но мы с тобой за два года умудрились вычертить, вываять этот формат. Мы сейчас точно знаем, как ты эту фразу говорила, про то, что наши тексты делают сложное простым.

— Сложное простым, умное – понятным.

— И вот этого у меня не было два года назад. У меня на языке это не вертелось. Это сейчас мы уже осознаем, и каждого нового человека, который приходит в команду, протаскиваем через эту историю. У тебя было такое понимание сразу? Это твое понимание текста, или это мое понимание текста? Или это совместное наше сейчас понимание? Откуда оно взялось?

— Я думаю, что это наша общая история. Это история про ценности. Мы же с тобой не зря сразу друг другу понравились. В том числе потому, что мы похожим образом мыслим. Похожие картинки в голове видим. И да, конечно, мы эту историю выкристаллизировали, потому что я долгое время просто стеснялось своей простоты. Несмотря на то, что везде написано. Я недавно читала очередной список, там плеяда моих любимых персонажей, американские копирайтеры крутецкие. Там список из 20 человек. И 18 человек из этих копирайтеров, которые миллионные чеки приносят, у них один совет повторяется у всех: пишите просто. Но чтобы себе это вот «пишите просто» разрешить, мне много времени понадобилось. Мне казалось: ну, я, наверное, примитивно устроена, нужно как-то там издалека, завуалировано. Хотя это всегда было в меня вшито. И в тебе эта простота и искренность, то, что ты тоже умеешь говорить прямо, как есть. И я понимаю, что если ты сказала, ты ровно вот это и думаешь. Ты ровно это в тексте передаешь. И нет там какой-то недосказанности, недомолвок, какого-то двойного дна. И эта история мне очень нравится. Поэтому мы с тобой это уже вытащили в базовое правило Сарафана. Несмотря на то, что это правило американских гуру, мы с тобой к нему сами пришли. Мы просто поняли, что на этом стоим. Слушай, чувак, ты можешь делать очень крутые вещи, но объясняй, пожалуйста, просто.

34.34-36.11

— Это и есть вау-текст? Который простой и понятный читателю, который он может примерить на себя? Это и есть характеристика вау-текстов? Как их писать?

— Это одна из характеристик вау-текста. Потому что можно написать простой вау-текст, и он будет как инструкция к стиральной машинке. И если инструкцию к стиральной машинке отредактировать и убрать непонятные слова, которые часто там производители пишут, она все равно останется инструкцией к стиральной машинке. А в вау-тексте обязательно должно быть вы. Как в каждом твоем тексте есть ты. С твоим выражением, эмоциями, восклицательными знаками. Ух ты. Вау. И точно также у каждого свой стиль, но в тексте обязательно должен быть актер со всеми своими эмоциями и тем, что он чувствует. Смотри, я даже когда говорю про то, как мы с тобой познакомились, я не говорю, что я выбрала себе работодателя по душе или, не знаю, что я выбрала себе перспективного работодателя. Нет. Я говорю, что ты мне понравилась. Понимаешь? Эмоция. У меня была эмоция. Я пошла за эмоцией. Да, наши эмоции, интуиция, они выстроены годами работы над собой, над осознанием, над ценностями. Но, тем не менее, все равно в основе эмоции. В хорошем тексте должна быть эмоция всегда. В первую очередь, обязательно. Там должен быть ваш голос, то, во что вы верите, этого может быть мало, может быть много. Ну, и в любом хорошем тексте должен быть маршрут. Потому что иначе там будет «во поле березка стояла».

36.14-39.18

— Мы подошли к официальной части. Теперь поговорим про упаковку текста. Я услышала про вау, про эмоции внутренние, про маршрут. Теперь давай попробуем вот эту вот упаковку текстов проговорить в разных форматах. Давай приведем пример того, как мы пишем рекламу для подкастов. А что, если нужно сделать скучный текст рекламы? К тебе пришел работодатель. Попросил сделать рекламу для подкаста. Я просто помню кейс, мы с тобой делали рекламы для подкаста, и после этого человек сказал, что не может быть вообще, что это такое. Ты написала, что ты редактор. Редактор такого написать не может – это его реакция была. Что ты там такого сделала? И как можно сделать рекламу, тупую рекламу, за которую заплачены деньги, которая не имеет никакого отношения к подкасту – интересной?

— Вспоминаем про Машу, вспоминаем про тебя, вспоминаем про девушку, которая бежит откуда-то. Может быть, с тренировки она бежит. Она предприниматель, поэтому она бежит, наверное, не с работы. И у нее все это в голове, это ее картина мира. И ты с рекламой в этот же мир приходишь, это же пространство. Поэтому, если ты начнешь с того, что мои кроссовки самые лучшие кроссовки в мире, она не будет тебя слушать. И поэтому рекламный текст точно также должен выстраиваться по принципу того, чтобы в этот мир попасть. И есть очень классное выступление, мне его Оля наша как раз посоветовала послушать. Я послушала и влюбилась. Поняла, что там сформулировано то, что я делаю. Любое сообщение, от рекламных сообщений крупных брендов до какого-нибудь стендапа нашего, идеальное сообщение строится со слова «зачем». Сначала «зачем». Если это реклама: зачем тебе нужен этот продукт? Какие твои проблемы он решает? Чем он может помочь? Чем он твою эту жизнь с твоими стиральными машинами может облегчить? Потом уже – как. И вот когда сообщение по такому признаку строится, как, например, сообщение компании Apple, то все получается прекрасно. Посмотри, можно сказать, что мы все на Сарафане – фанаты Apple. Вот они к нам как-то в мозг залезли. Мы же их любим, мы же не просто из-за статуса или еще чего-то, мы их реально любим. Вот они вот с этим залезли. А если компания начинает с обратного конца: мы выпустили новинки, пожалуйста, используйте эту новинку, если она не касается того, как это в жизни простому человеку может помочь, это рекламное сообщение не доходит и вызывает желание его закрыть, выключить, не слушать.

39.21-44.13

— То выступление называется «Как выдающийся лидер вдохновляет». Рассказывал это Саймон Синек. Хотела с тобой вспомнить тот конкретный кейс, когда тебе дали скучную рекламу как у всех, и ты ее сделала таким образом, что владелец даже не поверил, что это в состоянии сделать копирайтер или редактор. Про какую рекламу мы с тобой говорим?

— Надо сказать, что после рекламы у нас вообще приходят очень довольные отзывы, и заказчики говорят: как вы вообще это делаете, делитесь. Это был один из наших ранних кейсов. Сервис чуть ли не для СЕОшников. Там сложная история была. Она была подана так, что вот есть у нас такой сервис, он делает вот это, вот это и вот это, если вы хотите воспользоваться этим сервисом, он вот по этой ссылке.

(41.20-42.04: вспоминают, кто был заказчиком сервиса)

Большинство рекламы построено по принципу — Вот, пожалуйста, у нас есть такой сервис, он делает это, вот это и вот это, подписывайтесь здесь. Можно любую рекламу в этом узнать. А если мы переворачиваем, представляем предпринимателя, например, который сидит, и его от этой аналитики в холодный пот бросает. И мы сначала говорим про те проблемы, с которыми он сталкивается, и эмоции, которые при этом испытывает. Что тебе нужно понять, где ты деньги теряешь, а ты на цифры смотришь с ужасом. Или тебе нужно лидогенерацию или конверсию увеличить, а ты не понимаешь, с какого бока к этому подступиться и что это вообще такое. И вот когда мы описываем несколько таких точек болевых и описываем еще эмоции, которые при этом человек испытывает, ему наверняка будет про это интересно прочитать и услышать. А дальше мы говорим – можно говорить, можно подразумевать – ты в этой истории узнал себя? Если ты узнал себя, то вот такое решение мы тебе можем предложить. Сервис тебе может сделать вот это, аналитику тебе за три минуты, например, и тебе не нужно денег никому платить. То есть мы сразу показываем, какие выгоды человек получает. Этот прием Дмитрий Кот в своих курсах дает, это тоже прием американского копирайтера, что мы свойства продукта превращаем в выгоды. Человеку не важно, что этот стол можно сложить. Ему важно, что у вас этот стол не займет места. Вы его сложили одним движением руки, например, и так далее.

— Или, например, что мы на саммите рассказываем, что мы даем аудиодорожки. Никому не интересно, что мы даем аудиодорожки. Интересно то, что можно на пробежке слушать саммит.

— Да. Когда мы показываем ситуации, в которых это можно использовать. Что ты можешь пол пылесосить и слушать аудиодорожки. Можешь на прогулке, можешь на пробежке. И мы уже знаем, наши слушатели постоянно это пишут – я все ваши подкасты пробегал, давайте еще.

44.15-46.10

— И мы такие: ура, да, давайте еще. Итак, я услышала, что для того чтобы делать вау-тексты, или упаковывать тексты в любой формат – мы сейчас говорим в общем, не важно, в книгу, в рассылку или в посты – должно быть три вещи. Первое это эмоции. Понимание целевой аудитории, то есть ты должен понимать человека, с которым ты говоришь, доносить свои эмоции. И третье это маршрут. Давай про маршрут поговорим. Тем более, насколько я знаю, тебе не зря совершенно знакома эта история про сторителлинг, и мы с тобой делаем саммит с двадцатого по двадцать третье февраля по сторителлингу. И ты рассказываешь эти истории: в рассылке, подкасте. Почему именно этот формат? Что такое сторителлинг? Зачем он нужен, тем более предпринимателям?

ВРЕЗКА.

Дорогие друзья, напоминаю, что с 20 по 23 февраля мы проводим саммит для тех, кто хочет писать тексты, которые продают. Научимся захватывать умы ваших клиентов. Заходите на websarafan.ru и регистрируйтесь. А еще мы запустили крутецкий проект Клуб72 экспресс. Это закрытая группа, где сразу во время саммита мы будем выполнять задания спикеров, тренироваться писать и разбираться, почему раньше ваши тексты не работали. Чтобы попасть в Клуб72 покупайте участие Elite Online.

— Тут две истории, про маршруты и про сторителлинг. Про маршруты это про то, что на входе вы себе представляете хорошо того, с кем разговариваете, о чем у него голова болит, и уважаете эти головные боли. А дальше вы должны понять, куда вы своим текстом человека приведете. Что он должен сделать. Как хороший экскурсовод. Он говорит: ребята, все собрались. И начинает рассказывать и показывать. Его задача – довести свою группу экскурсионную до Лувра, и чтобы там никто не потерялся и не уснул. Поэтому эта история про то, что ты должен понимать, в какую точку ты везешь своего читателя. Ровно как такси. Потому что бывает, что текст написан, и непонятно, а зачем его автор хотел написать? Что он хотел этим текстом сказать? Бочарский это называет акынством. Когда просто что вижу, то пою. Описал какую-то картинку, никакого вывода из нее не сделал. И читателю зачем это читать? Он эту картинку может где-то в другом месте увидеть.

46.11-47.04

— А какой вопрос нужно себе задать перед началом текста, чтобы понять, есть у меня эта точка В или нет? На какой вопрос себе нужно ответить, прежде чем начать писать текст?

— Нужно ответить себе на два вопроса. На самом деле вопросов больше, но перед тем, как начать писать, нужно ответить себе на вопрос, какую вашу задачу решает ваш текст. Зачем вы это пишете. Может, вам просто нравится, вы это любите, может личный бренд нужно продвигать, а может быть, про свой продукт хотите рассказать или еще что-то. И нужно ответить себе на вопрос, какую задачу читателя решает ваш текст. Почему он ему будет полезен. Почему из всех сотен, тысяч текстов, которые ежедневно появляются на фейсбуке и вообще в интернет-пространстве, он должен именно ваш текст выбрать. Почему он его должен прочитать? Какую пользу он ему принесет? Как он его поменяет? Каким он был до и каким станет после того, как он этот текст прочитал?

47.05-47.22

— Давай в примере с рекламой. Реклама это же понятно, что мне нужно. Мне нужно, чтобы человек по ссылке перешел и купил. А читателю что может быть нужно из этого текста?

— А читатель, например, ищет какой-то инструмент решения проблемы.

47.23-51.44

— Давай на примере саммита. Мы делаем рекламу саммита. Давай подумаем. Когда мы пишем тексты саммита, что мы хотим, чтобы читатель в конце представлял. Ближайший саммит по сторителлингу. Что в конце должен вынести человек из этого текста?

— Мы себе здесь нескольких разных людей на самом деле представляем. Есть люди, которые сами не будут это делать. Есть предприниматели, которые будут сами тексты писать.

— Мы делаем рекламу саммита. Что мы хотим в конце, чтобы читатель получил. Что человек получает от рекламы саммита? Информацию, что есть такой венд. И ему нужно знать, что такое история, для того, чтобы его лучше продавать.

— Мне просто кажется, что это пример сложный. Мы начали говорить про то, что читатель получает, какую его задачу решает текст.

— Я тебе и даю пример. На нашем примере.

— Хорошо. У человека есть какая-то потребность. Потребность бизнеса всегда понятна. Это деньги в конечном итоге. Понятно, что менять мир, понятно, что миссия, но вы не сможете менять мир, если не будет денег. Как ты говоришь, деньги – это кровь вашего бизнеса. Вы просто не сможете делать то, что вы любите, изо дня в день, если у вас на счету не будет определенной суммы. Понятно, что для прибыли нужны клиенты. Понятно, что для того, чтобы до клиента достучаться, мы опять к этой истории возвращаемся. Вот человек живет в своей реальности, и вы должны каким-то образом попасть и пробиться. Каким образом вы это можете сделать? Только если человек вас захочет впустить. А впустит он вас, если вы к нему придете с чем-то интересным. Потому что мы все на самом деле, по большому счету, хотим, как римляне, хлеба и зрелищ. Нам хочется чего-нибудь интересненького. Почему по статистике фейсбук после обеда очень часто открывают? Потому что все надоело и хочется с работы побыстрее сбежать. Вернее, не сбежать, но куда-то выглянуть. Если они не слушали твой подкаст с Максимом Дорофеевым, то, значит, у них цели справляться с этим нет. Они идут читать, чтобы развлечься. Все хотят развлечься. Как еще можно людей развлечь? Как развлечь человека, который сутками за компьютером сидит? Ему можно рассказать интересную историю. Нет других способов. Это делает Голливуд. Российское кино этого не делает, к сожалению или к счастью. Самая большая индустрия это индустрия развлечений. Я не говорю про нелегальные вещи. Это самая большая индустрия. Поэтому нужно понимать, что мы, предприниматели, с этой самой индустрией развлечений и конкурируем. С последним фильмом о Мстителях. С последним фильмом о Шерлоке Холмсе. Человек, который все это смотрит, мы видим, на какой уровень эта история поднялась, какой уровень сценариев, актерской игры, всего прочего. И вот человек, который хочет развлечений, который все эти фильмы видел, вы к нему приходите со своим чем-нибудь. А какой еще выход? Никакого другого выхода больше нет. Мы ведем борьбу и одновременно учимся у Шерлока Холмса.

51.44-52.06

— ОК, подожди. Я поняла, это ужасно сложно, что мы конкурируем с многомиллионными долларовыми бюджетами всех этих фильмов. И при этом нам все равно нужно говорить и писать про себя в соцсетях и во всех остальных историях. Нам, как предпринимателям. Так выход-то какой? Писать историями, я правильно услышала?

— Да. Рассказывать истории.

52.07-53.56

— И вот про эти истории мы и будем рассказывать на саммите, который будет о сторителлинге? Расскажи нам, что там будет, на этом саммите. Ты же его составляешь,.

— Это такой интересный процесс, отдельная тема. Сейчас я попробую эту историю рассказать. Мы сложили этот саммит из нескольких разных историй. Во-первых, очень круто, что у нас там будет целых два сценариста. На Западе все крупнейшие компании, когда они учатся сторителлингу, приглашают к себе на мастер-классы голливудских сценаристов. То есть американских рекламщиков учат рассказывать истории американские киношники. Вот они, эти правила большого Голливуда, и это умение рассказывать истории, от которых не оторваться. Поэтому у нас на саммите будет, во-первых, два сценариста, это Александр Молчанов и Михаил Сафронов. Александра Молчанова все знают, я думаю, уже наши сарафановцы. Про то, что у него самая большая киношкола. Александр будет рассказывать на третьем закрытом дне, это увидят не все, до третьего дня дойдут только те, кому это по-настоящему нужно. Он будет рассказывать про то, как в основу своего контент-маркетингового плана положить путешествие героя. Эту воглеровскую, кэмпбелловскую модель. Дальше я спойлерить не буду, но это очень классный прием, и он работает и на генерацию идей для своих текстов, и вообще на работу с личным брендом и работу со своими страхами. Потому что страхов на самом деле дофига.

53.57-54.44

— Я напомню, у нас, во-первых, был подкаст с Александром Молчановым, это был номер 63, и он назывался «Как сценарист стал предпринимателем». Тоже невероятно крутанский подкаст и по энергетике, и по вдохновению, и по всему остальному. Спасибо большое за то, что ты его упомянула. А кроме сценаристов кто у нас будет на саммите?

— Я здесь сразу скажу, что, на самом деле, в России нет пока – я надеюсь, что пока – вот прямо таких звезд сторителлинга.

— Ну да, поэтому задача и интереснее, правильно? Мы их собираем по крупицам.

— И мы выбираем как раз звездочек. И мы думаем, что как раз те, кто на нашем саммите побывает, они потом звездами и станут.

54.45-56.07

— Расскажи про оффлайновый бизнес.

— У нас будет совершенно прекрасный Артур Шамахов. Это человек из реального бизнеса, из оффлайн-бизнеса. Он владелец японской компании, которая делает косметику. Он прославился в свое время тем, что написал пост про правила бизнеса. Там тридцать три правила бизнеса, и этот пост просто взорвал интернет. Я недавно его смотрела. В свое время как раз с этого поста началось наше знакомство с Артуром, и там семь тысяч лайков и семь тысяч репостов. Представляешь себе, какой вирус? Это просто бомба. И Артур удивительный совершенно человек. С одной стороны он очень большой, у него большая японская компания. С другой стороны он сам регулярно ежедневно пишет тексты на фейсбуке. И это один из тех спикеров, который отвечает очень быстро. Он постоянно на связи, он очень быстро дает обратную связь, мы с ним быстро договариваемся по всем темам. И поэтому с ним, конечно, будет интересно поговорить про то, как делать вирусы на фейсбуке, и тут отговорок никаких нет. Чувствуете, друзья? Человек не копирайтер, не редактор, это очень большой предприниматель. И он все это пишет и делает сам.

56.08-59.49

— Давай про предпринимателей, которые пишут, теперь поговорим. Про личный бренд. Во-первых, интересно то, что ты же в этом году сама решила начать развивать свой личный бренд. Как ты на это решилась и что и как ты делаешь?

— У меня сработал эффект преподавателя. Я же пишу все эти врезки и текстовые подводки для подкастов. И у нас, согласись, все, кто к нам приходит, это бренды. Практически в каждом втором подкасте мы этой темы касаемся. Где-то впрямую, где-то не впрямую, я рассказываю, как личный бренд влияет на ваш бизнес, какие задачи помогает решать. Когда я большое количество этих врезок написала, я поняла, что я уже двадцать раз про это сказала. А у меня-то нет личного бренда. Почему? Непорядок! И меня как раз смутил этот разрыв. Я в начале как раз говорила про то, что очень важно быть искренним и делать то, во что ты веришь. И я понимаю, что ОК, я это пишу, но сама я этого не делаю. Значит, или я вру, или я боюсь. Варианта два, других нет. И я поняла, что попробовать это мне интересно, но страшно. И я тогда написала себе письмо. На самом деле мне просто удобнее какие-то такие знаковые судьбоносные вещи формулировать в таком виде. Потому что я так думаю. Ну, и на самом деле, все, кто пишет, одновременно думают. Писательская практика способствует образованию новых нейронных связей и делает нас умнее, попросту говоря. Поэтому я в тот момент формулировала. Когда я себе писала, я в этот момент отвечала на вопрос: я точно этого хочу? А мне точно это надо? И я себе выстроила картинку в голове. В тот момент, когда я к тебе с этим пришла, я думала, что ты мне скажешь: ты редактор, вот и иди редактируй, какой личный бренд. Но ты меня в очередной раз удивила. Сказала: наконец-то, сколько можно, вперед! И ты мне при первом же нашем разговоре сказала: иди пиши посты на фейсбук. Как?! Мне же нужно собраться, нужно подготовиться. А это история про сапожника без сапог. Я могу бесконечное количество писем в рассылки писать. Но выйти и начать что-то про себя рассказывать мне было в тот момент страшно. И ты мне ускорение придала, и это прекрасно совершенно. Я тебе за это очень благодарна. Это про сильную среду, про сильное окружение, про то, что, если вы хотите что-то сделать, а у вас не получается, посмотрите, кто с вами рядом. Люди, которые с вами рядом, они все время на вас рукой машут и говорят: да у тебя ничего не получится, сиди и не высовывайся, или они говорят: давай иди? Тут я не могу просто про наш Сарафан не сказать. Потому что и ты такая, и Оля такая, и Лена такая. И ощущение, что когда у тебя что-то не получается, или тебе просто одобрение нужно, у нас это есть. Мы, короче, опять получим тонну заявок.

59.50-01.01.05

— Давай к вопросу о том, до чего ты дошла. Я вот знаю, что, между прочим, у тебя последнего поста было 23 репоста. Верно? Это результат твоего построения личного бренда?

— Я думаю, что да. Я, причем, еще сама туда не заглядывала и цифры не видела. Потому что я иногда напишу и боюсь заглядывать. На самом деле, да, у меня примерно в два раза выросло количество друзей на фейсбуке. Сейчас там больше двух тысяч человек, но, опять же, здесь важно не количество, а качество. Очень важно, что это близкие мне по духу люди. Потому что я, когда делала пост знакомства, я с ним вышла, и он тоже набрал большое количество лайков и очень много комментариев. И меня безумно порадовало то, что я рассказала про себя и попросила тех, кто меня читает, рассказать о себе. И меня поразило, что мы с ними очень похожи. Вплоть до того, что они любят кофе, море и книжки. У меня столько много было там откровений, диалогов, я так порадовалась. я была в тот момент счастлива, когда мне люди про себя писали, и про то, что они любят, про то, что они рассказывают. Эта история на фейсбуке у меня продолжается.

01.01.06-01.01.22

— Какая у тебя цель на этот год стоит? Сколько тебе надо подписчиков?

— Я себе на самом деле поставила безумную цель. Десять тысяч подписчиков на фейсбуке.

(Тая зовет всех добавляться к Марине в друзья)

01.02.11-01.04.12

— А это упражнение про знакомство. Я знаю, что ты его у себя на курсе тоже даешь, где ты обучаешь предпринимателей писать о себе, писать тексты и продающие тексты в том числе. Оно действительно настолько помогает осознать, что ты не один и вокруг тебя такие же люди? Почему ты его там даешь?

— Я его очень люблю. Я, во-первых, вообще очень люблю нетворкинг и знакомства. У меня просто несколько хобби, кроме кофе и моря. Я люблю бизнес и нетворкинг. Но на самом деле мне это безумно интересно. Всегда люблю на каких-то мероприятиях, встречах, на фейсбуке, везде знакомиться с людьми, которые тебя читают. Потому что это бесконечно любопытно. Потом, опять же, если ты не знаешь, что человеку хочется, что ему нужно, если ты про него не потрудился узнать, что ты вообще ему полезного можешь дать? Ничего. Это любопытство друг к другу. Я считаю, что с него и начинается хороший текст. Мы с тобой про это говорили. Поэтому да, обязательно знакомьтесь. А потом, это же такая поддержка. Для меня это был один из моментов откровения. Потому что я написала, и у меня было такое: никто не знает, никто не напишет, сейчас будет мой пост знакомств висеть с одним лайком, который мне поставит Тая. Нет, с двумя, потому что мне Оля еще поставит. У меня был такой страх. И тут приходят люди потрясающие. Люди, которые у меня в комментариях были, просто, я не знаю, с моей точки зрения – звезды фейсбука. И они приходят, пишут мне, отвечают, поддерживают. Говорят: как классно, что ты пишешь, мы тебя тут на вебинаре видели. Это такой колоссальный источник энергии. Это опять история про сильное окружение. Ну помогайте себе сами. Чтобы писать вам нравилось, чтобы вам при этом было классно. Пользуйтесь поддержкой других людей и сами им свою поддержку давайте. Потом тоже человек напишет пост знакомств, придите, расцелуйте его, скажите ему, какой он классный, как вы его тоже любите.

01.04.15-01.05.18

— Тебе тоже было страшно писать? Несмотря на то, что ты писала со своими авторами книги-бестселлеры, выходить в публичное пространство и работать над личным брендом тебе было страшно?

— Да. Я считаю, это нормально совершенно. Потому что Гандапас говорит: страх публичных выступлений на втором месте после страха смерти. Это в нас так зашито. Потому что когда ты сидишь в своей какой-то реальности, тебе там хорошо, комфортно, ты себе можешь что угодно представлять. Что ты там, я не знаю, круче Елизаветы Английской, все у тебя прекрасно, остальные дураки, они тебя не принимают, а ты непризнанный гений. А как только ты выходишь в мир, ты, во-первых, критику получаешь, тебе кто-то, может, и по голове даст. Потому что по статистике в интернете два процента хейтеров точно есть. И кто-то придет и тебе просто скажет гадость. Потому что, он сам не занимается построением личного бренда, а ходит в комментариях гадости пишет. К этому нужно быть готовым. Конечно это страшно. И тебе же тоже было страшно. Или тебе вообще не страшно?

01.05.19-01.07.05

— Нет, в публичные пространства я люблю выходить. У меня немного другой, так скажем, характер. Я люблю публичные пространства, я оттуда энергию черпаю. Но получать по голове мне тоже неприятно, так же, как и тебе, так же, как и всем остальным. Мне интересно поговорить о том, что ты чувствовала тогда, когда ты писала первые посты. И что тебе помогло преодолеть этот страх? Что тебя сдвинуло?

— Я сказала, что мне было страшно, что я не то напишу, глупость какую-нибудь.

— Эмоцию хочу, Марина.

— Страшно.

— «Страшно» это одно слово. Еще эмоции.

— Мне в тот момент казалось, что я сейчас напишу какой-нибудь дурацкий текст и поставлю свою репутацию под угрозу. Ты мне скажешь: ты написала такую ахинею на фейсбуке, иди, пожалуйста, увольняйся сама, чтобы я не марала руки. На самом деле этого я, конечно, не боялась, но если этот страх хорошо раскрутить, до чего он раскручивается? На самом деле, говорят, что любой страх это страх смерти. Страх уничтожения. Поэтому, когда ты боишься писать на фейсбуке, ты боишься страха смерти. Этот страх смерти может через промежуточные вещи выражаться. Что дети твои тебя отвергнут. Или друзья твои скажут: фу, какая дурочка. Близкие скажут: какую глупость написала. Это все страх смерти. Что ты сделаешь что-то не то, твое окружение тебя отвергнет и прогонит прочь. Ты умрешь голодной смертью на окраине.

01.07.07-01.08.15

— Я поняла, ты боялась. И что? Как заставила себя? Оля заставила с дробовиком или ты сама себя заставила?

— Оля меня сейчас заставляет. После саммита по сторителлингу Оля меня будет заставлять сильнее. Ты тогда сказала, что нужно написать. И потом, я же говорила, что иди на страх. Я когда чего-то пугаюсь, я понимаю, что там, где я испугалась, там как раз и есть зона роста, там есть для меня самая интересная задача. Я в какой-то момент могу потелиться, а потом вспоминаю эти слова, которые сказала вначале: иди на страх. И я иду на страх, потому что знаю, что потом мне будет очень классно. Вот как мне было классно после этого поста знакомства, например. Я эту историю на фейсбуке рассказывала. Когда я первый раз выходила на Total Soul выступать, а там пятьсот человек в зале оффлайн, это вообще мое первое в жизни выступление, мне было очень страшно в тот момент. Но потом мне было безумно хорошо. Потому что потом ко мне стали подходить люди. Они мне стали говорить: спасибо, что ты это все рассказала. И потом ты получаешь эту энергию обратно. Это очень классно. И точно также было на саммите.

01.08.15-01.08.29

— То есть получается, что здесь лайфак или то, что тебе помогает это делать – когда ты вспоминаешь похожие ситуации. Ты вспоминаешь ситуации, когда тебе было страшно, а потом ты кайфанула, и через этот страх переступаешь. Так?

— Да.

01.08.32-01.09.55

— Интересно немножко поговорить с тобой про рассылку. У нас в рассылке средний Open Rate двадцать процентов при базе в тридцать пять тысяч человек. Это на самом деле круто. У нас с тобой стоят другие цели на этот год, мы хотим сорок процентов. У нас совсем другая история, мы хотим сегментироваться и хотим базу лояльных читателей очень сильно увеличить. Поэтому в рамках данной цели у Марины стоит цель в сорок процентов. Но даже двадцать процентов это очень круто. Расскажи, пожалуйста, что и как ты делаешь. Несмотря на то, что у нас продающих писем тоже до фигищи. Нельзя сказать, что у нас нет продающих писем. Последние пять, наверное, месяцев мы точно так же, как и другие маркетологи, продаем через рассылку в том числе.

— Мы, на самом деле, пробуем и тестируем разные модели. Я еще и за это очень люблю нашу историю. То есть мы попробовали в октябре модель, и она сработала. Это история с распродажной рассылкой. Попробовали в ноябре, в декабре модель. Она сработала чуть хуже, мы сделали выводы. Потом в голове все покрутили. Мы понимаем, что запускаем сейчас совсем новую историю, думаю, это после саммита по сторителлингу будет. Такой апгрейд сделаем.

01.09.55-01.12.01

— Какую новую историю, будем спойлерить?

— Да. Мы будем ближе знакомиться с нашими читателями. У нас есть команда Сарафан. И один из признаков команды Сарафан, помимо того, что мы любим и поддерживаем друг друга, это история про то, что мы постоянно растем. И мы хотим, чтобы люди, которые будут нас читать и которые будут рядом с нами, чтобы они не просто приходили вот так, почитали что-то интересное, и пошли куда-то дальше. Мы не Adme. Мы ресурс про развитие, про рост. Мы для тех, кто хочет что-то делать. Чтобы что-то изменить после того, как ты что-то узнал, нужно сделать самому. Ты можешь сколько угодно информации через себя пропустить. Ты можешь прочитать 150 кейсов от Вебсарафана и 300 секретных инструкций. Но если ты не попробуешь хотя бы одну сделать, то ничего не произойдет. В твоем бизнесе не изменится ничего. В голове будет очень много информации, но в бизнесе не изменится ничего. Мы же дуэры. Эта история, которую мы с тобой рассказали, про личный бренд, про подкасты – это история дуэрства. Когда ты не до конца понимаешь, зачем, тебе страшно, сильно или не сильно, и ты думаешь: а может я там пешком постою? Но ты идешь и делаешь. Потому что есть идеальная картинка, которую ты себе в начале нарисовал, и ты понимаешь, это путь в сторону картинки, точно. Потому что лежание на диване у зомбоящика это совершенно точно не путь к твоей мечте. Поэтому пробуешь и делаешь. Поэтому мы будем в эту историю наших сарафановцев забирать. Кто хочет делать, тот пойдет дальше с нами. А кто не хочет делать, ну, не знаю, ребята, посидите, почитайте. Пока вы не начнете делать, у вас не будет результатов.

01.12.04-01.13.45

— Про рассылку-то поговорим с тобой?

— На самом деле в рассылке же та же самая история. Про то, что давайте сделаем читателю интересно. Пусть ему будет хорошо. Пусть он письмо прочитает и получит какое-то удовольствие, улыбнется. Пусть просто будет хорошо. Про то, как делать тексты, мы уже поговорили, про то, как делать заголовки, я думаю, можно сказать. Я считаю, что у нас очень хорошие заголовки. По статистике Open Rate, в том числе, обеспечивают хорошие заголовки. Какой лайфхак здесь можно дать, как сделать заголовки, которые будут читать, которые будут открывать, по которым будут кликать? Во-первых, опять представьте себе того, для кого вы пишете. Представьте, какую пользу он получит. И, возможно, какую эмоцию он испытает. Но это такая лирика. Есть очень классный лайфхак, который мы применяем. В газете, по-моему, Guardian нужно написать пятьдесят заголовков, чтобы выбрать один. Мы, конечно, пятьдесят заголовков не пишем. Но я пишу пять, десять заголовков. Сначала я писала десять и показывала тебе. Сейчас я всегда сама для себя пишу пять-семь-десять заголовков. Это ощутимая часть работы, процентов тридцать работы над подкастом и над рассылкой, когда ты придумываешь заголовок. Когда ты вытаскиваешь эту самую-самую-самую суть и это похоже на сочинение хокку, например, на сочинение стихотворения.

01.13.58-01.16.48

— Ты такая довольная вообще. С тобой нужно говорить про тексты, я поняла. Если нужно сделать, чтобы Марина была добрая, нужно поговорить с ней про тексты. Скажи мне, пожалуйста, это удовольствие от текстов можно как-то в себе взрастить? Многие предприниматели вообще не любят тексты. Говорят, что их сложно писать, они у них не получаются. Особенно когда нужно написать текст на какую-нибудь тему. Что вижу, то пою еще туда-сюда. Можно ли полюбить эти тексты, вот вопрос? Может быть, не так, как ты, но чтобы получать от них удовольствие каждый раз, когда пишешь?

— Я вижу очень большое количество людей, которые тексты любят. Просто многие текстов боятся. После школы, после этих школьных сочинений, когда ты реально не знаешь, что сказать, как сказать? Помнишь, как мы в школе учили? Сложносочиненные предложения, сложноподчиненные предложения, деепричастные обороты, причастные обороты. Вспоминай. Кто-нибудь нас там учил просто и легко выражать свои мысли? Не было такого сроду никогда. Поэтому многие люди просто боятся писать. И когда ты им эту пробку вытаскиваешь, то человек начинает писать. И его начинает от этого переть. Может быть, мне так везет, но у меня на курсе было несколько потрясающих историй, когда человек приходит, почти ничего не пишет, и он начинает писать. Как-то не очень хорошо получается, а потом дальше на глазах у человека происходит прорыв. И я очень люблю наши сессии. Мы когда встречаемся на них, разговариваем и видим друг друга на видео. И я вижу, что у моих курсантов горят глаза, и у меня горят глаза. Это у нас такой разговор, как ты говоришь. Мы взахлеб что-то обсуждаем, делимся друг с другом впечатлениями и опытом. Это кайф. Но я считаю, что тексты без кайфа делать вообще не надо. Поэтому здесь история про то, чтобы понять вообще, все-таки вам нравится или не нравится. если нравится, дальше все будет получаться. Если не нравиться, лучше нанять редактора-копирайтера и делать то, что получается у вас. Потому что не 100% людей должны писать тексты. Кто-то любит заворачивать винтики или делать что-то еще. Кому-то это не надо. Главное – хотите вы или нет. Если хотите, то все получится, и техника на это ляжет, и всем приемам научитесь. Если не хотите, просто отдавайте на сторону.

01.16.50-01.17.47

— А есть ли корреляция между тем, любишь ли ты читать? Означает ли это, что ты сможешь писать, или нет? Если человек любит читать, то, скорее всего, он будет писать?

— Очень высокий процент, да. Потому что это тот случай, когда количество переходит в качество. Если ты любишь читать, значит, у тебя уже в принципе есть интерес смотреть, как вот эти буквочки, которые складываются в слова, которые складываются в предложения, как все это выглядит на бумаге, и как это у тебя потом рождает какую-то картинку в голове. Почему читать полезнее, чем смотреть кино? Потому что в кино за тебя этот мир уже придумали, хотя я кино безумно люблю. А в книге ты себе рисуешь картинки в голове. Когда ты читаешь, ты рисуешь себе в голове картинки. Если тебе это нравится, то писать тоже, скорее всего, понравится, потому что ты уже дальше эти картинки сам будешь кому-то создавать и строить.

01.17.48

— Тогда, значит, можно приходить к тебе на курсы, механику ты там уже расскажешь. ОК. Сколько книг ты сама читаешь в год примерно, и что ты сейчас читаешь?

— Я вообще читаю несколько книг одновременно. Иногда получается больше, иногда меньше. Потому что я всякие курсы, например, смотрю. Сейчас я читаю Макки «История на миллион долларов». Макки это американский сценарист. Он написал совершенно потрясающую книгу, и там он рассказывает как раз про то, как рассказывать историю. Чего они вообще с нами делают, как рассказать интересную историю, как рассказать неинтересную историю – как этого избежать. А первая книга года, которую я прочитала, это была книга «Эссенциализм». Я ее долго хотела прочитать, никак не могла до нее добраться, и в каникулы, наконец, добралась и прочитала. Я обычно из каждой книги вытаскиваю один-два урока. Время от времени даже пишу про это на фейсбуке, потому что иногда выясняется, что это может быть кому-то полезно. Из книги «Эссенциализм» я вытащила один очень классный урок про то, что нужно защищать свои активы. И ты меня в этом очень поддерживаешь. Я Марина, и я трудоголик. Книга мне очень помогла признать, что Сарафану будет лучше, если я буду счастливая, довольная и отдохнувшая. И ты мне в этом помогаешь. И у вас, ребята, в бизнесе все точно так же. Поэтому вы главный актив вашего бизнеса, как говорит Таисия Кудашкина, и я с ней не могу не согласиться.

— Последнее время я начала это называть гусем, который несет золотые яйца.

Друзья, на этой позитивной ноте мы и простимся с Мариной.

Чем необычен для меня этот подкаст?
Во-первых, это наш второй командный подкаст, первый мы проверил с Ольгой Кургансокй. А Марина Васильева – это душа «Вебсарафана», наш главный редактор, мало того, именно она занимается подкастами. Интересно, как она свой же редактировать будет )). И так, мы поговорили про тексты «Вебсарафана» — кто нам их пишет, кто занимается рассылкой и маркетингом. Обсудили, почему это все организовано очень круто.
Во-вторых, мы разобрались, что такое «вау» текст, как он получается или не получается, какие у него должны быть «маршрут» и конечные точки. Выяснили, что нужно хорошо прощупать аудиторию и как терапевт изучить всю картку болезней.
В-третьих, обсудили ближайший саммит Вебсарафана на тему сторителлинга. Вспомнили, что самых крутых америкаских рекламщиков рассказывать истории обучают крутые режиссеры. И обратили ваше внимание, да, да, что мы этот прием тоже используем. Так что не пропустите Сказки для взрослых.

 

Ну и очень важный момент, даже странно, — прекрасный редактор может бояться писать посты о себе в социальных сетях, собирается силами и духом, сомневается, а не напишет ли он фигню. Так что и вы, дорогие наши слушатели, если встретили этот страх на своем пути, гоните его в шею, у вас все получится. Особенно, если вы придеся потренироваться в наш Клуб 72 часа.

 

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его тем, кто еще не знает о нас, но кому это будет полезно.

Если вы хотите, чтобы ваш контент работал на 100%, приходите на наш саммит по сторителлингу «Сказки для взрослых: сторителлинг в бизнесе», который пройдет с 20 по 22 февраля. Не каждая история способна собирать сотни лайков и репостов, но при грамотном построении и верной подаче даже обычный рассказ способен растормошить аудиторию и заставить её начать горячее обсуждение. Если вы действительно чувствуете, что ваши истории не дотягивают до нужного уровня, записывайтесь, подключайтесь онлайн, покупайте вип-билет и не откладывйте продвижение компании в долгий ящик – крутые бизнес-истории разлетаются по интернету, как пирожки.

Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo Не забудьте рассказать друзьям – чем больше классных историй, тем лучше!

Кстати, хочу напомнить, что одним из спикеров на саммите будет Петр Зозуля, подкаст с которым вам так понравился. Петр делился, как ставить цели и формировать облако ценностей. Но если вы чувствуете, что у вас не жизнь, а сплошная борьба? Внутри что-то зудит и кажется, что вы что-то делаете не так? Приходите на его тренинг, который состоится 30 марта в Москве. Записаться можно на сайте http://zozulyamsk.tilda.ws

 

А я прощаюсь с вами. Через неделю у нас в гостях Юрий Мороз. До встречи, друзья!

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!