Олег Брагинский: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоге о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

 Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в facebook для предпринимателей,  входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы. Ее называют королевой диджитал-продвижения в России. Ну и главное, она просто обожает бизнес.  Встречайте, Таисия Кудашкина.

Добрый день, друзья! Я Таисия Кудашкина приветствую вас на вебсарафан шоу. Здесь мы разговариваем с успешными предпринимателями  о том, как они живут и работают, как строят свой бизнес, идут к своим целям и ставят новые. Чтобы вы могли все это использовать и повторить и тоже стать успешными и счастливыми.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

 Мы все предприниматели завалены кучей задач. И мы не знаем, как приоретизировать их, и делаем по 50 разных дел сразу и ломаем голову, как все успеть, и то, и это, и другое, и третье. И вот сегодня у нас в гостях Олег Брагинский. И мы будем говорить о том, как все успевать. Кто такой Олег, если вы вдруг не знаете? Честно говоря, я даже затрудняюсь, как его представить, сейчас вы поймете почему. Итак, Олег — бывший топ-менеджер Альфа Банка, за его плечами проекты в разных областях  от бигдата до искусственного интеллекта, еще он ученый со званиями и степенями, автор учебников и патентов, один из наиболее просматриваемых людей планеты в LinkedIn. Сейчас Олег Брагинский –траблшутер (решатель проблем).   Он профессионально решает сложные и даже невозможные бизнес-задачи. в общем, вот такой Леонардо да Винчи нашего времени, а если в трех словах — это  гений личной эффективности. У меня главный вопрос, как он умудряется все это запихнуть в одну-единственную жизнь.

 И вот об этом мы сегодня будем говорить, будем учиться, как успевать все это, как это вместить в свой график и не сойти с ума, а еще и добиться успеха везде, в науке, в бизнесе, в жизни.

 У нас только прошел саммит по осознанности. Было круто! Ну вы сами знаете. А наш следующий саммит будет про финансы и налоги. С 25 по 28 июля. Будем говорить о наших кровных – про деньги, как сэкономить, как побольше заработать, как получить деньги от государства, как не потерять все на налогах. Словом, приходите. Регистрируйтесь…

 Итак, друзья, встречаем Олега Брагинского. Олег, здравствуйте. По традиции начну с блица и задам вам несколько вопросов. Начну с любимого, В чем вы круты? Если спросить вашего друга, в чем крут Олег, он что ответит?

 — Наверное, я трудолюбив.

— Что заставляет вас вставать с кровати по утрам, от чего вас прет?

— Ожидание будущих побед.

— Что для вас счастье?

— Счастье это когда близкие рядом.

— Чего вы больше всего боитесь?

— Недоверия.

— Когда не верят в то, что важно для меня.

— Кого бы вы взяли с собой на необитаемый остров?

— Много людей есть, которых я с собой бы с удовольствием взял на необитаемый остров. Я взял бы книги лучше.

— Какую книгу взяли бы точно?

— Никогда об этом не думал.

— Ваш девиз или цитата?

— Сверхусилия приводят к сверхрезультатам.

— С блиц-поросом закончили, теперь мы можем с вами спокойно общаться. Расскажите, Олег, буквально в двух-трех предложениях, чем вы сейчас занимаетесь. Что у вас за бизнес?

— Я занимаюсь траблшутингом, это решение нерешаемых задач. Когда у компании есть сложности, она исчерпала знание экспертов внутренних, прибегала к экспертам внешним, истекают сроки и что-либо делать нужно. В таких случаях зовут траблшутеров, это нас. Это основной бизнес. И недавно я запустил школу траблшутеров, уже был первый выпуск. Это обучение тех людей, которые будет решать нерешаемые проблемы.

Бюро Брагинского решает в основном очень крупные задачи, индустриальные, промышленные, часто за рубежом. Школа создана для того, чтобы обучить на наших территориях людей, способных помогать малому и среднему бизнесу.

— Любой пример из вашей практики. Чтобы мы могли представить себе масштаб проблем ваших клиентов.

— Например, была страховая компания, у которой были сложности с тем, что бум потребительского кредитования привел к высокому темпу выдачи в кредит бэушных автомобилей. Требовались оценщики, все больше и больше. Со своей стороны оценщики, которые выставляют машинам цены, просили все больше зарплаты, потому что на них рос спрос. Ко мне обратились: сделай что-нибудь. Мы с небольшой командой разработали модель, которая позволяет по нескольким параметрам определить стоимость автомобиля. Для этого мы разорвали большой справочник товароведов, в котором было невероятное количество рекламных объявлений, ввели руками их, получили массив биг дейта, в ходе которого были построены формулы, уравнения. Для этого мы создали так называемый смс-шлюз, и короткий номер – тридцать три сорок четыре. Любой, кто посылает на номер тридцать три сорок четыре несколько параметров своей машины, быстро получает ее цену. Сначала этим пользовались в этой страховой компании, потом информацию распространили на авторынке. Этим стали пользоваться барыги, а позже стали пользоваться обычные люди. Как следствие, страховая компания не только полностью избавилась от оценщиков, не только сократила время оценки с примерно сорока минут до долей секунды, но и получила возможность официально направлять предложения о страховании тем людям, которые обратились. А если бы не было такого сервиса, компания бы не получила значительного количества новых клиентов, добровольно отправляющих параметры своей машины.

— А как же то, что меняется все время? Какие-то переменные, цена повышается и понижается, какие-то такие вещи? Или это все учитывается?

— Да, система была снабжена искусственным интеллектом, и она отслеживала. Чем больше было заявок, тем точнее она работала.

— А кто это придумывает, искусственный интеллект? Вы поставили задачу каким-то разработчикам, которые это сделали?

Это сделал я. Моя первая диссертация двухтысячного года это «Информационно-аналитическое ядро интеллектуальной системы поддержки принятий решений». Это моя первая кандидатская диссертация, искусственный интеллект. Это я придумал.

— А как вы определяете на начальном этапе? Человек к вам пришел с проблемой, как определить критерий успешности, например? Когда считается, что вы ее решили? А если вы ее не решили? Бывают такие проблемы?

— Критерий успешности задает сам человек. Когда мы разговариваем, мы говорим, в чем состоит ситуация. И мы говорим о прообразе будущего результата. Если я понимаю, что он достижим, тогда я за работу берусь. То есть успешность определяется не тем, насколько мы можем решить задачу, а тем, насколько мы верим в то, что достижим результат. То есть мы стараемся браться за те проекты, которые до конца доведем.

Что такое траблшутинг? Многие считают себя траблшутерами, решив одну или две задачи. Траблшутинг это в первую очередь энциклопедические знания. За время, пока я был корпоративным солдатом, я руководил и рисками, и безопасностью, и IT, и розницей, и колл-центром, и заботой о клиентах. Занимался транзакционным бизнесом, корпоративным, инвестиционным. То есть за двадцать лет я освоил тринадцать профессий, поэтому в голове у меня как будто сидит тринадцать человек. И они там у меня в голове устраивают мозговой штурм, я нахожу решение задачи.

— То есть получается, что способность к траблшутингу завязана очень сильно на персоналии, на знаниях человека, который этим занимается?

— И да, и нет. Я когда учу траблшутеров, я, во-первых, читаю им большое количество навыков. Вот набор первого июня, там будет тридцать пять навыков, где каждый навык мы будем тщательно прорабатывать. Например, скоронавыки – это слепая печать, скорочтение, быстрый счет, стенография – это всего один навык. Мы учим много навыков. Траблшутер должен обходиться без подсказок. Без интернета, без вай-фай, без гугла, без википедии. Это в первую очередь энциклопедичность. Ей можно научить.

— То есть вы, короче говоря, разведчиков готовите.

— В том числе, конечно. Не только разведчиков, но и хакеров, и антихакеров.

— А как вы вообще пришли к этому ко всему?

— Начиналось это, наверное, еще в школе. Я быстро смекнул, что выгодно ходить на олимпиады. Когда ты ходишь на олимпиады и занимаешь призовые места, дают свободное посещение уроков. То же самое в вузе – ты автоматом получаешь пятерки. Были некоторые сессии, на которые я полностью не приходил, заранее получив пятерки. Чуть позже у меня получилось бороться с компьютерными вирусами. Некоторые из них были сложные, и настолько сложные, что я оказался единственным, кто их вылечил. Поэтому я начал ездить по миру, меня стали приглашать большие крупные компании. А когда ты занимаешься вирусами, тебе подсовывают все, что угодно. Люди думают, это вирус, а на самом деле это принтер не работает. То есть приходилось разбираться в ксероксах, принтерах и так далее. Начиналось все с IT.

— Вот к этому слову – траблшутер, да еще к своей компании вы как пришли?

— К счастью, пока я работал в своей корпорации, мои начальники постоянно разрешали мне вести свои проекты. Я старался не делать совместных с корпорацией проектов, но такое было. И ко мне приходили люди. Сначала по IT нужно было что-то решить, или защиту взломать, или защиту построить. Позже стали приходить, когда я стал заниматься глубже бигдейтом, анализом, найти закономерности, найти отличия. Позже стали обращаться политики, потом политтехнологи, потом креативщики. Ну, и постепенно я понял, что мне нужно иметь небольшой офис, небольшой штаб людей, которые будут проблемы собирать, структурировать, с клиентам общаться. Это было гармонично, это было естественно.

— Это было в «Альфа-Банке»?

— Да, это было в «Альфа-Банке».

— То есть получается, что «Альфа-Банк» дал вам какую-то внутреннюю свободу и возможность следовать своему внутреннему призванию, можно так сказать?

— Да. Я работал в «Альфа-Банк Украина» и мне, во-первых, позволили перемещаться по горизонтали, то есть я был директором несколько раз, в разных профессиях, в разных индустриях. С другой стороны, да, я декларировал, чем я буду заниматься, и, как правило, не получал отказа.

— Вспомни, пожалуйста, момент перехода от «Альфа-Банка» к твоему собственному бизнесуКак тебе это решение далось?

— Это было нелегко. Ну, во-первых, я почувствовал, наверное, что мое время пришло. Я ведь занимался новыми проектами, новыми технологиями, новыми внедрениями. И вдруг я почувствовал в середине две тысячи четырнадцатого года, что рынок начал схлопываться. Пропал интерес к инновациям, началось выдавливание лишних расходов. И я понял, что будут сворачиваться бюджеты. И где-то через три месяца примерно это произошло. Тогда мы поговорили с моим шефом, я сказал, что буду уходить. И у меня была такая эйфория, иллюзия, что я сейчас выйду, и все будет хорошо.

И для меня было откровением несколько вещей. Первая это то, что я вдруг оказался как будто бы голый. Ну, представьте – я двадцать лет работал в крупнейшей компании, я знал, кому позвонить, у меня был телефонный справочник, я ни о чем не думал. У меня была страховка, мобильный телефон, водитель, ассистенты, кабинеты, все-все-все. И тут я вдруг понял, что я даже не знаю, как купить симкарту. Это было неожиданно. Опять же, я не знал, как купить продукты.

У меня были помощники, которые убирали, были помощники, которые готовили, и поэтому я жил безбедно и мало о чем думал. Я занимался работой. А тут пришлось все делать самому. Я решил отказаться от лишних расходов. Не потому, что нет денег, а потому что с минимальными ресурсами и головой что-то можно сделать. Например, до сих пор, с момента своего стартапа, я себе не купил ни одной новой сорочки, ни одного галстука. Это принципиальная позиция, я хотел доказать, что на одном подножном корме можно вырастить что-то достойное, интересное, стоящее.

— Мне кажется, что все наши слушатели подумали: ну, наверное, это была не очень большая жертва. Я представляю себе просто полный шкаф галстуков и сорочек.

Да, полный шкаф, но я два месяца ездил и покупал новый костюм, и сорочки, и галстуки. То есть для меня отказ от новых покупок такой же болезненный, как и для всех.

Я прекратил питаться в ресторанах. Я в ресторанах питался по два-три раза в день, невзирая на то, что у меня дома было все приготовлено. Я прекратил, я стараюсь часто готовить сам.

— Олег, подождите, давайте в цифрах. Можно мне конкретнее сказать, допустим, с какого дохода ежемесячного вы ушли и к какому пришли? Чтобы мы могли сравнить.

— Я бы не хотел, чтобы у наших слушателей был шок.

— Я хочу как раз, чтобы у них был шок.

— Это были десятки тысяч долларов, а перешел я к единицам тысяч долларов. Срезал в десятки раз.

— Были ли у тебя проблемы?

— Проблемы были с тем, что большинство заказчиков – иностранцы. А я хотел работать именно на славянских территориях. То есть я для себя принял решение, что буду популяризировать термин трайблшутинг, термин бигдейт, и буду делать проект на территории СНГ. Вот с этим проблемы до сих пор есть.

— А зачем? Почему именно так?

— А это из духа противоречия. У меня большинство друзей и знакомых считают, что нужно уезжать из СНГ.

— Ну да, я в том числе.

— Ну вот. А я стараюсь доказать, что можно изменить себя, можно изменить окружение. Уехать-то можно. У меня часто были люди, которые уходили с какой-то работы, приходили ко мне или от меня уходили, а потом через некоторое время встречались, и они обычно говорили такую фразу: от себя не убежишь. Вот представьте – мы с вами пара. Расстаться проще всего. А попробуйте построить гармоничные отношения? Вот это работа, это сложно, это достижение.

— Весь вопрос состоит в том, стоит ли стараться. Может быть, лучше, когда пара разошлась? Как ты решаешь ответ на этот вопрос, когда думаешь о том, что нужно что-то преодолеть?

— Я сначала начинаю думать, верю ли я в то, что получится, или нет. Я читаю много книг, так как владею скорочтением. «Альпина Паблишер» присылает мне все книги до момента их публикации, примерно за пять, за шесть недель, поэтому я читаю по полторы книги сейчас в день.. И я однажды прочел замечательный совет. Есть целая толстая книга про то, как решения принимать, но в конце автор говорит: вот я написал эту книгу, но сам принимаю решения сердцем. Если сердцу тепло, когда я о чем-то думаю, то это мое. Если сердцу холодно, то не мое. Вот так же и я. Сначала я думаю, верю ли, что получится результат. И если верю, то бросаюсь в эту воду без остатка. И гребу до последнего.

— Олег, я видела у тебя в профиле, что ты один из наиболее просматриваемых людей планеты в сети деловых контактов LinkedIn. Расскажи про это, как ты к этому пришел?

Я когда уже хотел заявить в своей организации, что буду уходить, я подумал: вот я выйду на рынок, и кем я буду? Оказалось, что никем. Я сделал поиск в интернете, и про меня было буквально десять ссылок. Я подумал: ну и кому же я буду интересен? И я сказал, что я стану Linkedin номер один. Это четыреста сорок миллионов человек, и многие из них амбициозны. Там есть политтехнологи, там есть креативщики, журналисты, авторы, спикеры. То есть быть даже в первом миллионе это очень достойно. И я ежедневно писал некие тексты, описывая свои проекты, описывая свои статьи. В совершенстве профиль сделал. И, в конце концов, оказалось, что в Linkedin нельзя вставить более одного символа. То есть я стал первым на планете, кто полностью использовал ресурсы профиля. Закончились символы. Я получил официальный ответ, что я такой единственный, удаляйте языки, вас слишком много. Ну и, естественно, я каждый день снимал копии экранов. Потому что я понимал, что придет время, мне позвонит Таисия Кудашкина и скажет: ну, рассказывайте, как? И у меня было семьсот тридцать шесть экспериментов за девяносто дней. И я до и после каждого снимал копии экранов, чтобы показывать, что были удачи и неудачи. Потому что как мы поступаем часто? Часто мы трактуем успех задним числом. Мы говорим: я успешен, потому что. Я делаю иначе. Я сначала рисую мишень, потом бросаю дартс. Часто он попадает не в десятку, а в девятку или в восьмерку, но я всегда готовлюсь доказать, как я по этому пути шел. Он был открытым, он был честным. Я видеокурс выпустил, он есть в интернете, где полностью рассказываю, с копиями экранов, как я это делаю. То есть важно поставить цель и ее достигать, но в момент достижения думать о том, как ты потом объяснишь свои шаги. Потому что бывают случайности, бывает – повезло. В моей жизни такого не бывает. Я всего добиваюсь трудом.

— А за сколько дней ты там стал номер один?

— Чуть меньше, чем девяносто дней.

— Как там измеряется то, что ты номер один? Есть рейтинг какой-то?

— Если мы с вами друзья, то вы увидите. Это очень просто. Каждый январь публикуются два списка. Один называется топ вьюфт, наиболее просматриваемые, другой наиболее соединенные, мосс коннектед. Я вошел в эти списки и попросил присоединиться к себе сто наиболее соединенных людей и сто наиболее просматриваемых. И вот когда я этих людей присоединил, я упал очень резко в рейтинге, потом что, естественно, все они имеют невероятное количество просмотров. Потом я тщательно посмотрел их профили, как они пишут. И потом написал свой профиль, выработал свою методику, с помощью которой написал специальные тексты, которые и роботами, и людьми часто ищутся, и дальше я эту же методику начал использовать при написании статей.

Я ежедневно пишу статью. Это занимает у меня двадцать шесть – двадцать восемь минут.

— Ты засекаешь каждый раз? А если больше или меньше? А как же там, я не знаю, муза? Такого не бывает?

— Муза это для ленивых. Для оправданий. Было время, я был программистом. И когда я программировал, нам платили за результат. Вот напишешь программу, получишь результат. И в какой-то момент я понял, что мне стало лишним то время, которое мне отводили. Я стал быстрее писать. Стал требовать все больше и больше задач. И я вдруг понял, что можно входить в такое состояние полутранса рабочего, когда сел, быстро запрограммировал и ушел, получив деньги. Я умею быстро набирать. Я умею быстро читать. Я умею быстро считать. Как следствие, когда у вас есть два-три скоронавыка, мозги ускоряются. И как я пишу статьи. Мне сказали: вот такая-то целевая аудитория, вот такой-то портал, такая-то тема. Я хожу, думаю, потом отмечаю себе время, сажусь и уже готовую в голове структуру просто выплескиваю моментально в текст.

— А структура в голове или где-то записываешь?

— Структура очень простая, сейчас расскажу. Нет, не записываю. Первое, о чем я думаю, это заголовок, потому что если красивый, сочный, вкусный заголовок, можно дальше продолжать. Дальше от семи до двадцати одного пункта того, о чем я хочу сказать. Каждый пункт это, как правило, две-три строки. Дальше три вводных абзаца, и заключение, мораль, вывод. Все, вот такая простая структура, без хитростей. Например, завтра выйдет статья моя про прокрастинацию, можно будет посмотреть.

 Друзья, эту статью «14 симптомов прокрастинации: распознать ее, чтобы справиться раз и навсегда» мы приготовили для вас и вы можете скачать ее на блог вебсарафан he в разделе подкасты. Скачивайте и убивайте в себе прокрастинатора, чтобы стать гением эффективности как Олег Брагинский. А мы вернемся к Олегу, Олег, а вот этот двадцать один пункт для статьи он у вас в голове?

 — Я генерирую большее количество. Я генерирую, генерирую и генерирую, а когда сажусь, пишу лучшее. Опять же, что такое траблшутинг? Обычный человек, когда думаешь о чем-то, он свой мозг спрашивает и получает единственный ответ. Траблшутер должен свой мозг спрашивать бесконечно, на один и тот же вопрос получая разные ответы, как будто бы вы общаетесь с большим количеством людей. Вопрос один и тот же, но неприятие ранее полученных ответов позволяет получать новое. Поэтому я всегда генерирую текста больше, чем мне нужно для статьи.

— Хорошо. Допустим, траблшутер получил двадцать ответов на один вопрос. Дальше как у вас выстроена система? Как вы выбираете правильный или верный?

— А потом идет ранжирование. То есть я думаю, где ресурсов больше, где готовности больше, к чему готов клиент, к чему я больше готов. То есть когда есть вариант выпить коктейль, пьешь только его. А когда есть двадцать коктейлей, пьешь самый вкусный.

— Хорошо, я поняла. Много таких зацепок, за которые хочется зацепиться. Но вот основная мысль, которую мне хочется понять – какая твоя жизненная цель? Или – какая твоя жизненная философия? Ты много всего успеваешь, сам себя строишь, очень дисциплинированно, зачем?

— Главная цель – влиять. Когда я был школьником, я был примером, мне постоянно на каждой линейке школьной вручали фотоаппараты. Я побеждал, и все друзья думали, что вот как здорово, то он выиграл спальный мешок, то палатку, то фотоаппарат. И таким образом многие приходили, мы по вечерам сидели, занимались, решали какие-то задачки. И многие стали лучше учиться и ходили на олимпиады. В институте мы в группе организовали День Варенья. Ко мне приходили раз в месяц мои одногруппники, и мы не пили и курили, а сидели, пили чай с вареньем и решали задачи математические. И почти вся моя группа получила красные дипломы. На работе я постоянно брал стажеров, постоянно брал новичков, их чему-то учил, и большинство из них очень достойные люди, которыми я горжусь. Влияние позволяет улучшать и мир, и окружение, и все-все-все. Вот представьте, мы же все умрем. Что после нас останется? Хочется, чтобы остались книги. Знания. Статьи. Изобретения. Механизмы. Формулы. Препараты медицинские. Не зря прожить хочется.

— А почему тогда в пиаре, в политике нет твоего имени? Это не то влияние?

Я объясню, почему. Многие думают, что в политике можно многое изменить. У меня часто бывают клиенты-политики, и я, к сожалению, знаю, насколько они беспомощны. Они скованы отсутствием бюджетов, методологией партий, идеологией государственного строя. То есть о, что ты имеешь доступ к телевизору, не гарантирует тебе успеха. Это вообще большое заблуждение. Частный человек, коммерческий человек может достичь гораздо большего, чем политик.

А если говорить про предпринимателей, про тот же самый ресторан? Он – влияет? Владелец ресторана влияет на людей и на мир вокруг?

— Конечно. У вас есть ресторан. Вам никто не мешает купить две маленькие туи и поставить перед входом. И так делать каждый месяц. И в конце концов перед вашим рестораном будет стоять красивый ряд туй. Пусть даже не на вашей территории. Люди будут ходить и смотреть. Вчера их не было, а сегодня есть. Все рестораны обычные, серые, думают только о своей территории, а этот ресторан красивый. У меня есть друзья, которые возле подъезда своего дома многоквартирного сделали такой миниальпийский садик. То есть обычный спальный район, ничего выдающегося. Небольшая клумба. Рядышком, слева-справа, загаженные, грязные, пустые и серые участки. А у них дендрарий такой небольшой. Минимельница. Какая-то там водичка течет, плавают резиновые уточки. Смотришь на это, и душа радуется, душа поет. Красиво, здорово, замечательно. Люди не пожалели времени, денег, вдохновения для того, чтобы изменить маленький кусочек планеты.

— Давайте поговорим про вашу продуктивность, про планирование. Это меня в принципе очень сильно интересует. Я не буду вас выставлять роботом. Почему нам это интересно, потому что у нас в группе на Вебсарафане люди очень часто задают вопросы про то, как успевать. Особенно, когда предприниматели начинают свои мелкие бизнесы. У них куча задач. И мы все завалены ими и не знаем, как приоретизировать. Давайте, наверное, с вашей системы начнем, потом попробуем ее обобщить.

— Есть несколько хитростей. Первая – я боюсь делать чужую работу. Есть такое понятие – чужая работа. Та, что не является моей, что я не планировал. Я всегда ее избегаю. Все, что я могу не делать, я не делаю. Вторая хитрость – все, что я могу поручить купить, я обязательно это делаю. То есть я не стараюсь это делать сам.

Когда я говорю «чужая работа», это, например, когда ко мне кто-нибудь приходит и говорит: а вот давай вскопаем грядку. Прямо сейчас. Но если прямо сейчас мне надо что-то постить в соцсетях или думать над прототипом продукта, это чужая работа. То есть если я добровольно выйду с лопатой во двор и скажу – что вскопать? – да, готов копать, пока время не закончится, которое на это отвел. То есть чужая работа это когда внешнее окружение, родные, близкие, кто угодно, говорят, что надо заняться этим. Ребята, послушайте, если вы хотите, чтобы у меня был бизнес, который вас всех кормил, дайте мне сначала заняться бизнесом, а потом, когда появится время, я займусь и благотворительностью, и чем угодно.

— Получается, что ты имеешь в виду, что не делать чужую работу это не делать того, что тебе навязывает кто-то кроме самого себя?

— Да.

— А второе правило – все, что я могу поручить купить – ты имеешь в виду какие-то базовые бытовые вещи?

— Не только базовые бытовые вещи. Не только. Например, я не очень грамотно пишу. Я знаю много языков, но не на всех говорю грамотно. И наверняка я пропускаю запятые, и какие-то слова неправильно употребляю. Я лучше попрошу кого-то проверить, чем сделаю это сам. Например, я на английский могу перевести, но, возможно, сделаю это неидеально. Если я знаю, что вокруг есть люди, которые что-либо могут сделать лучше, чем я, я не стесняюсь обращаться за помощью или платить им за это деньги.

Я работаю многоуровнево. Каждый видит только маленький кусочек, маленькую иголочку моего ежика. Химики видят мои статьи про химиков. Эйчаровцы видят мои статьи про персонал. Люди, занимающиеся бигдейтом, видят мои статьи про бигдейт. Я сразу, когда собирался уходить, сформировал некую модель себя, того, чего я хочу. И в этой модели у меня был ряд компетенций, которые я хотел развивать. Это лидерство, мотивация, персонал, процессы, эффективность. И так далее. У нас же зрение выборочное, и сознание подбирает те факты, которые приятны нашей жизненной позиции. Поэтому кто-то видит мои посты, кто-то видит мои книги, кто-то видит мое видео, кто-то видит мои какие-то другие материалы. Но я работаю параллельно везде. То есть одновременно были и посты, и статьи, и запись видеокурсов, и написание книг.

— Сколько часов у тебя в сутках? Сколько ты спишь, вообще скажи мне?

— Я сплю в среднем тридцать пять часов в неделю. Опять же, возвращаясь к эффективности, я планирую не день, я планирую неделю. Поэтому, если я чего-то не успел в один день, я смело переношу на второй, это такая хитрость.

— Это интересно, давай к этому процессу сначала подойдем. Вообще ты планируешь свои жизненные цели или нет?

— Ну, например, если мы говорим про школу траблшутеров, я ее распланировал на пять лет. Сначала двадцать четыре навыка, это было весной. Потом будет тридцать пять навыков с первого июня. С пятнадцатого сентября будет навыков пятьдесят.

— У тебя, в смысле? Личных навыков?

— Нет, я их читаю. Личных у меня больше. После этого, с начала семнадцатого года, навыков будет сто, в восемнадцатом году их будет двести. И когда их будет двести, школа переименуется в институт, и там уже будут помогать мне преподаватели читать, потому что иначе двести навыков это двести дней только преподавать. Я уже не смогу работать. Естественно, это как пример одного из проектов. И поэтому у меня такое высокоуровневое планирование: обратным счетом я знаю, когда мне что можно.

— То есть у тебя получается, ты планируешь на пять лет, потом следующее – на год, на месяц, на неделю, и на день, ты говоришь, не планируешь?

— Я планирую на квартал, на месяц и на неделю, на день не планирую.

— На неделю ты, получается, накидываешь кучу задач, которые должны привести к задачам, которые у тебя на месяц стоят. Верно?

— Я окружен блокнотиками. Хотя и пользуюсь интернетом, но не очень его люблю, потому что интернет полон недостоверной информации, полон злых троллей, и общий уровень грамотности там нижайший.

— Рассказывай свою систему, интересно.

— У меня есть блокнотики, куда я записываю любые свои идеи. Даже сейчас у меня рядом ручка, блокнот, и до ожидания интервью я нарисовал небольшую схему того, как я буду делать презентацию в Питере на «Дигитале». То есть я постоянно все, что в голове есть, выкладываю на бумагу. Я голову освобождаю. И листиков обычно несколько. Первый листик это глобальные цели, более длинные, второй листик это цели на ближайшее время, и третий листик это или статья, или книга, или материал, или лекция, над которой я работаю. Самый важный – второй лист, где есть задачки. Я задачи все пишу подряд, не задумываясь, просто выплескиваю. Потом перед каждой из них ставлю циферку: ноль, один, два, три или пять. Ноль обозначает – надо сделать сейчас. Это важно и, к сожалению, перенести не получается. Единичка означает, что это важно стратегически. Двоечка означает, что, к сожалению, время поджимает, я, может, не очень хотел бы это делать, стратегически неважно, но делать придется. Троечка обозначает, что у меня есть три-пять дней. И пятерочка обозначает, что я вообще хочу это сделать. Нули я делаю обязательно. Тут я включаю такой режим безотказности и все, что помечено нулем, я делаю, чего бы ни стоило. Вдохновение есть или нет, настроение есть или нет, усталость есть или нет – я делаю. После этого я делаю единички. А вот двоечки я уже смотрю – если есть сила, если я в форме хорошей, то делаю. Если нет, то я могу сделать что-нибудь менее важное. То есть я работать все равно буду, но я стараюсь, чтобы каждой задаче я доставался в хорошей форме. То есть если ждет, а я слегка уставший, то я лучше сделаю это в другой раз.

— Это у тебя получается просто листы а четыре, на которых ты записываешь все свои идеи?

— В клеточку. Опять же, почему это важно. Мы же пытаемся все контролировать. Если я буду пытаться писать ровно, это будет забирать ноль один процента моей производительности. А если в клеточку, то я не включаю мозги, у меня есть линия – маленькая подсказочка.

— Получается, что это сплошной поток мыслей, разделенный на какие-то, грубо говоря, цельные идеи, эта идея довольно цельная, и она проранжирована, как ты только что сказал, от нуля до пяти, в зависимости от того, как быстро нужно делать. После этого, допустим, ты просматриваешь раз в день этот лист?

— Нет. Я делаю вот как. Как только написал его, строчки, в которых приоритет нулевой, я обвожу прямоугольничком. То есть то, что мне сделать предстоит. И после прямоугольничка я пишу предполагаемое время. Я выделяю слот времени. Получается, суммарно мне нужно проработать, например, четыре с половиной часа. После этого я задачи группирую, эти прямоугольнички соединяю. Допустим, нужно записать видеоприглашение, нужно записать мини-вебинар, и нужно что-то еще сделать. Получается, я типовые работы группирую. Бывает даже, что важную работу я переношу, чтобы не делать ее одну. Ну, если я уже включил видеокамеру, если я уже поставил свет, то я могу записать четыре вебинара и три приглашения подряд. Вот так это было, допустим, в пятницу. Я скомбинировал работу. Или, допустим, если мне нужно сделать шесть статей, то я лучше сделаю их за один день, но подряд, потратив на это три часа, или три часа десять минут.

— То есть, получается, группируешь по формату действия.

— Да. Очень просто. Я работаю в кресле, а рядышком со мной коврик гимнастический. И каждый раз, как я хочу встать, неважно, воды попить, или бутерброд съесть, я прохожу через коврик. То есть я должен сто раз отжаться.

— Я восхищаюсь тем, что ты делаешь. Мне надо тут остановиться. Что за коврик? Просто коврик, типа как для йоги?

— Да. Получается, что каждый раз, как я думаю встать, я смотрю на коврик и думаю: а готов ли я отжаться еще? Получается, что за день я встаю с кресла десять-двенадцать раз. Итого я отжимаюсь тысячу, тысячу двести раз.

— То есть получается, что либо ты заставляешь себя отжиматься, либо сиди дальше работай?

— Да. Таких хитростей немного. Дальше, по поводу этого списка. После этого я дугами объединил те работы, которые могу делать вместе. И дальше я начинаю их яростно вычеркивать.

— Я не поняла, как это – дугами. Я представляю себе визуально: у тебя список этих идей, рядом с теми, с которыми стоят нолики, ты ставишь, сколько времени занимают. Как ты дугами их объединяешь, не понимаю?

— Строчка выглядит таким образом. Нулевой приоритет – циферка ноль. Название – скайп с Таисией Кудашкиной. Потом, допустим, написано, что это занимает два часа. Потом средний столбец, скайп с Таисией Кудашкиной, обведен в рамочку. И вот из нижнего уголочка дуга идет к ближайшей задаче похожего формата, но в ее верхний правый угол.

— А из ее нижнего угла к еще одной такой же?

— Да, конечно.

— Понятно.

— И таким образом я формирую небольшой блок, подсчитываю, сколько он занимает  времени, засекаю время и начинаю работать. Дальше следующая хитрость. Между задачами у меня есть три-пять строк пустых. И я задачу дроблю. Например, если нужно записать видеоприглашение на конференцию, то первое это написать текст. Второе это текст потренировать. Третье это совершить запись. Зачем я делаю? Чтобы у меня было больше действий по вычеркиванию. Получается – сделано, сделано, сделано. А когда вычеркиваешь в день две задачи, вроде бы ничего не достиг. А когда ты сделал те же две задачи, но разбив их по десять пунктов, это как бы двадцать микродостижений. Это мотивирует.

— Получается, что это список изначально сырых идей? Потому что ты мне сейчас рассказываешь, и я слышу, что они уже довольно сформулированы, есть понимание, как их делать. Ты можешь их разбивать, у тебя есть понимание того, сколько времени она займет. То есть это не просто пришла любая идея в голову, ты записал. Ты их еще делишь на разные категории. Вот сюда уже только те, которые ты точно знаешь, как делать?

— На первом листе задачи глобальные, чтобы не забывать, что я должен сделать. На втором листе задачи, которые я собираюсь сделать. А третий лист это задачи, над которыми я сейчас работаю.

— Мы сейчас с тобой говорили про те, которые ты собираешься делать.

— Да.

— И при этом ты их все равно еще раз нумеруешь от нуля до пяти?

— Да.

— То есть изначально получается, когда у тебя в голове появилась идея, ты такой – раз! – и в один из списков засовываешь. И в зависимости от этого работаешь.

— Если задача мелкая, записываю во второй. Глобальные появляются редко. Потом вычеркиваю. И на следующий день утром я беру лист второй, вырываю его из блокнота и делаю себе очередной второй лист, куда переписываю задачи, которые не сделал. Но что изменяется теперь, после времени на исполнение появляется галочка. Это обозначает, что задача уже пережила один день.

— То есть ты еще, получается, визуализируешь то, что ты какую-то часть этой задачи сделал?

— Да. Но в том случае, если я задачу переносил трижды – то есть у нее был высокий приоритет, как правило, это один, и она была трижды перенесена, я сажусь и на секундочку задумываюсь: а хочу ли я это делать? И в большинстве случаев задача, получившая три переноса, полностью выкидывается. Я к ней не возвращаюсь. Это тоже вариант чужой работы. Значит, мне это делать было не нужно.

— Правильно ли я понимаю, что мы туда, как ты сказал, записывали все идеи? Это и есть по сути to-do список?

— Да.

— Это был второй листочек. Глобальные, ты сказал, редко появляются. А третий какой?

— Третий это список, над которым я сейчас работаю. То есть получается, третий лист все время рабочий. Он меняется чаще всего. Я взял, нарисовал там раз, два, три, четыре, шесть, восемь, десять идей, которые, наверное, на конференции очередной расскажу. И я их сначала нарисовал как идеи. Потом соединил линиями, чтобы показать себе, какая будет структура. Через час я сяду за ноутбук и сделаю полностью готовую презентацию на шестьдесят листов по этой схеме.

А я сейчас повторю коротко систему Олега Брагинского, чтобы вы могли ее запомнить и внедрить.

Первое. У Олега есть три блокнота, куда он записывает все идеи, которые приходят в голову. Первый блокнот — это глобальные цели,  второй — это цели на ближайшее время, и третий — это статья, книга или лекция, над которой он  работает в текущий момент.

Первы лист пополняется редко. Самый важный – второй лист с ближайшими задачами. Туда Олег сначала пишет все задачи подряд, просто не задумываясь, выплескивает все, что приходит в голову.

Потом перед каждой из них он ставит циферку: 0, 1, 2, 3 или 5. 0 обозначает – надо сделать сейчас, это важно. 1 означает, что это важно стратегически. 2 означает, что это стратегически неважно, но делать придется. 3 обозначает, что на задачу есть 3-5 дней. И 5 обозначает, что это вообще когда-нибудь надо сделать.

Все, что помечено 0, Олег делает, чего бы этого ни стоило. Вдохновение есть или нет, настроение есть или нет, усталость есть или нет – неважно. После этого единички. А вот двоечки уже – если есть сила и настроение.

Тут важно что в кажддой задаче он старается оставаться в хорошей форме. То есть если ждет, а он слегка уставший, то лучше сделать это в другой раз. Смотрите, как это важно – не просто приоретизировать задачи, а еще следить за собой. Прислушиваться к себе постоянно.

Как работать с листом номер два. Как только расставлены приоритеты, Олег обводит прямоугольником строчки с цифрой ноль и указывает предполагаемое время на выполнение. После этого он группирует похожие задачи и соединяет эти прямоугольнички дугами. Допустим, нужно записать видеоприглашение и мини-вебинар, это похожие задачи и Олег их группирует, комбинирует работу. Чтобы разом записать несколько видео или наоборот написать несколько статей. Объединив задачи в блок, он видит, сколько примерно времени займет у него этот блок.

Дальше когда садится работать, чтобы не отвлекаться, Олег кладет рядом коврик и каждый раз как хочет встать – поесть-попить, он должен 100 раз отжаться. В итоге он встает за день 10-12 раз и отжимается 1000-1200 раз.

Еще одна хитрость – между задачами есть 3-5 пустых строк – это чтобы дробить задачу. Например, не просто записать видеоприглашение на конференцию, а первое –написать текст, второе – отрепетировать текст, третье – сделать запись. То есть он может 2 задачи разбить на 10 пунктов и каждый пункт – это микродостижение – это мотивирует. И затем каждый выполненный пункт он вычеркивает.

Каждое утро Олег берет второй лист, вырывает его из блокнота и делает себе очередной второй лист, куда переписывает задачи, которые не сделал. Но теперь после времени на исполнение появляется галочка. Это обозначает, что задача уже пережила один день.

Если задача перенесена трижды (то есть у нее был высокий приоритет, как правило, это один, и она была трижды перенесена), Олег садится и задумывается на секунду: а хочу ли я это делать? И в большинстве случаев задача, получившая три переноса, полностью выкидывается. Значит, этого делать было не нужно.

На третьем листе Олег рисует и пишет рабочие идеи для статьи, презентации, над которой он работает в текущий момент.

А мы вернемся к Олегу, Олег, как ты можешь за час сделать презентацию на шестьдесят листов? Расскажи пожалуйста.

— Как делается презентация? Следующим образом. Первое – нужно продумывать структуру. Ведь мы же не садимся за стол, не хватаем ложку, пока у нас есть холодная вода, гречка и сырое мясо? Что мы делаем? Мы кипятим воду, варим гречку, рядышком тушим или жарим мясо, и когда полностью все готово, садимся есть. То же самое с любой работой. Пока вы не сделали работу подготовительную, не надо начинать ничего делать. Я уже говорил, что пишу статью только когда в голове есть полностью структура. То же самое, презентацию я делаю, когда полностью продумал. Я представляю себе зал. То есть я думаю: вот, я стою, вот люди. Я всегда спрашиваю: а кто ваши люди? Чего они хотят? У меня есть тема, представление о том, кто эти люди, и задача, что я должен донести. После этого я формирую структуру. Структура, как правило, семь-десять пунктов, которые я хочу донести. Так как я презентаций делаю много, у меня есть много заготовок. Я этому отдельно учу – надо иметь где-то около десяти заготовок. Первая заготовка это слайд титульный. Там должна быть ваша фамилия, дата, которая меняется, и какая-то картинка, ваш логотип, например. У меня это корабль, который стремительно плывет, расталкивая серые и маленькие. То есть дорогу идеям, яркости дорогу. Следующий лист это лист, на котором вы показываете структуру. Потому что часто люди выходят делать презентацию, и структура непонятна. Многие говорят: вот, моя задача рассказать. Да не рассказать, задача слушателей сподвигнуть на что-то. Вот зачем ты рассказываешь? Чтобы люди влюбились в Вебсарафан, влюбились в личную эффективность или в Таисию. Вот чего надо достичь. И когда это есть, это как шампур. У меня даже есть такая статья, называется «Рецепт аппетитной презентации». У нее очень интересная история. Я летел в самолете Питер-Москва. В бизнес-классе. Рядом села женщина. И вот она говорит: а что вы делаете? Я говорю мне за полет нужно написать статью. Она хмыкнула: да, много вас, марателей, развелось. Я говорю: скажите, кто вы? Она сказала, что у нее какая-то важная должность в Союзе писателей Азербайджана. Я говорю: а давайте я сейчас напишу статью про вашу тему? Она так фыркнула: напишите про шашлык. Называется «Рецепт аппетитной презентации». И, например, там звучит, что я сравнил бы с шашлыком. В печеном лакомстве приятно все: и цвет, и вкус, и запах, и так далее. И я рассказываю, что шампур это структура. Мелкая нарезка слайдов это мясо. Маринад это идея, которую хочет донести человек. Ну, и так далее.

— Понятно, что взлет, ужин, посадка. Итого там было суммарно минут двадцать пять. В общем, мы почти уже приземлились, и я показываю ей на айпаде материал. Она читает и говорит: это вы написали? Я говорю: да. Мы с ней проходим контроль, я к ней подхожу уже на территорию аэропорта, говорю: она уже опубликована в интернете. Она говорит: как вы это сделали? Вот так. Ну, и она потом написала много лестных отзывов. Нельзя садиться ни статью, ни презентацию писать, пока у вас нет полного видения. Я сначала достигаю полного видения, в голове или на бумаге, а потом сажусь и просто реализую. Это знаете, как есть раскраски детские. Если вам скажут Микки Мауса нарисовать, это будет сложно. Но его раскрасить – возможно. Вот пока я не нарисую эти линии черно-белой раскраски, я не приступаю к раскрашиванию.

— Как у тебя получается? Может быть, нам нужно рассказать историю предпринимателям, чем нужно базовым таким владеть, чтобы вот так вот жестко себя контролировать? Я тоже пытаюсь себя контролировать. Например, с той же самой презентацией. Тебя три миллиона раз отвлечет что-нибудь, ты встанешь, разные мысли тебя посетят. Как у тебя получается так глубоко концентрироваться на тех задачах, которые ты делаешь?

— Наши слабости являются продолжением наших сильных сторон. Я, может быть, и эффективен в чем-то, но есть и минус. Я очень однозадачен. Я в себе выжег привычку заниматься более чем одним делом. Вот сейчас, когда мы разговариваем, у меня выключен мобильный телефон, экран перевернут. Я сознательно как можно меньше времени пользуюсь гаджетами и интернетом. Первое – это однозадачность. В один момент времени только одна задача.

— Как ты выжег? Осознанно как-то?

— Мне помогла одна история, мне рассказали ее индейцы. Есть такой термин «манки майнд». Это обезьянка, которая постоянно двигается. Она чешет затылок, дергает себя за хвост, отрывает листик и рассматривает, смотри вдаль, смотрит вниз. Получается, она всю свою жизнь тратит на какие-то мелкие несущественные дела. И мне посоветовали индейцы – представь, что ты эту обезьянку умеешь приручать. Твой мозг, который скачет с идеи на идею, с мысли на мысль – приручи его. Возвращай его, говори: смотри сюда, смотри сюда. И вот я постепенно, занимаясь самоконтролем, добился того, что я вхожу в задачу, и все остальное не существует. То есть я аккумулирую сознание. Я фокусируюсь только на одном деле. Это первая хитрость.

— Это ты с помощью медитаций добился?

— Конечно, нет. Многие думают, что помогает или религия, или еще чего-то. Я крайне умеренный, противник фанатизма, противник чего угодно. Нет, никакие менторы или учителя, никого у меня нет. Самоконтроль. Наоборот, я считаю, что нельзя тратить время на учителей, менторов, коучей. Лучше читать книги и общаться с умными людьми. Поэтому нет, это не медитация, я этим не занимаюсь. Это просто самоконтроль. Любая девушка получает самоконтроль, как только не может влезть в любимые джинсы. И мужчина может найти себе стимул для того, чтобы чего-то достичь.

— То есть, во-первых, ты жестко научил себя заниматься одним единственным делом в один момент.

— Вторая хитрость это безжалостность. Так или иначе, приходят родные, близкие, друзья, знакомые и говорят: а давай сделаем то? Помоги мне в этом? Я яростно отстаиваю свое время. Кроме случаев с реанимацией, болезнью, что-то вообще экстренное. Я категорически никому не позволяю никому нарушать мой график.

Я сначала договариваюсь: смотрите, у меня в понедельник такие-то мероприятия, нужно сделать одно-второе-третье. В это время я буду занят. Важно быть не просто жестким по отношению к другим, а важно быть предсказуемым. Например, если вы уходите на работу, ваши дети с этим вынуждены мириться. То же самое и здесь. Есть моменты, в которые я доступен. Когда я работаю, я прошу меня не трогать. Я заранее озвучиваю эти моменты, и поэтому конфликтов не возникает.

— То есть ты, получается, безжалостен к себе больше или к ним?

— И к себе, и к окружающим. Бывают такое, что они вспыхнули чем-то, и хотят прямо сейчас же обсудить. Или позвонить, или подойти. Я говорю: не сейчас. Ну, и постепенно мы договорились, что есть время для работы, а есть время личное.

— Хорошо, это второй был лайфхак. Третий есть еще?

— Третий лайфхак это делать прогноз по необходимым ресурсам. Например, если я пишу статью и не успеваю, то я не позволяю себе продолжать писать статью. Я прерываюсь. Для меня задача это как входящая очередь к врачу. Я не могу задерживать одного пациента, если стоит другая очередь. Я прерываюсь, и даже незаконченную работу оставляю. Я не могу позволить, чтобы очередь ползла. Каждый должен прийти в то время, в которое было назначено. Это третья хитрость.

— Получается, что ты это просто на другой листик переносишь и все, даже если не доделал?

— Да, даже если мне нужно было написать три статьи, а получилось две с половиной, я все равно прерываюсь и эту половинку допишу в блоке со следующими статьями, потому что время закончилось.

И вот еще три лайфхака по продуктивности от Олега, чтобы вы их обязательно запомнили.

Первое – однозадачность. Выполняйте в один момент времени только одну  В один момент времени тозадачу. И  еще лучше – выключить гаджеты, телефон и не отвлекаться ни на что.

Мозг – это обезьяна, которая все время скачет в разные стороны, с идеи на идею, с мысли на мысль. Его надо приручить. Каждый раз возвращать его к задаче и постепенно добиваться того, что вот вы входите в задачу  и все остальное не существует. Вы аккумулируете сознание и фокусируетесь только на одном деле. Это первая хитрость.

 Вторая хитрость — это безжалостность и умение не делать чужую работу. Чужая работа – это то, что важно не вам, а кому-то другому. Яростно отстаивайте свое время и никому не позволяйте нарушать свой график. Приучите близких, что есть моменты, когда вы недоступны. Что есть время для работы, а есть личное.

 Третий лайфхак – уметь вовремя остановиться. Например, если вы пишете статью и не успеваете, то прервитесь и переключитесь на следующую запланированную задачу.  Задача — это как входящая очередь к врачу, который принимает строго по времени на талоне. Прервитесь и оставьте работу, даже если она не закончена. Каждый должен прийти в то время, в которое было назначено.  Не задерживайте очередь. Это третья хитрость.

Например, даже если вам нужно было написать три статьи, а получилось 2,5, прервитесь и эту половинку допишите в блоке со следующими статьями, потому что время закончилось.

Вот такие хитрости от Олега Брагинского по управлению собой, своим временем и своей эффективностью. Я лично точно себе тут много чего утащу. А мы вернемся к Олегу.

Олег, давай поговорим про креативность. Откуда ты берешь все идеи, эту энергию внутреннюю на то, чтобы фонтанировать идеями, придумывать это все и делать не так, как все?

— Вот ты сказала самое важное. Это кредо моей жизни. Не такой, как все. Называйте меня как угодно грубо, но наибольшей обидой для меня будет – такой, как все. Нет для меня большей обиды.

— Но, тем не менее, ты же не садишься статью писать с мантрой «я сделаю не так, как все»? Или садишься?

— Настолько уже в крови, на уровне лейкоцитов. Я об этом не думаю, я просто борюсь за оригинальность. У меня есть статьи, которые написаны белым стихом.

— Например, у меня есть статья, как писать тексты. Я там рассказываю идеи. Она была опубликована в «Нетологии», и впервые это покрашенный текст. То есть каждое слово имеет цвет. Как статья была сделана. Я выкачал весь сайт «Нетологии» и сделал анализ частотный. Я определил, сколько раз встречается каждое слово. Чем чаще встречается слово на сайте, тем оно более красное. И я написал текст, который меня попросили, о том, как писать статьи, и каждое слово в нем покрасил нужным цветом. После чего я постарался убить слова, которыми злоупотребляет данный сайт. И статья стала очень популярной. То есть я написал статью, которая стала примером того, как писать статьи. По-моему, называется «Мощные тексты» или «Управляя сознанием». Каждая статья, которую я пишу, содержит много слоев. Опять же, чтобы вы поняли, что такое написать статью. Есть такая статья у меня, называется «Прототипы пытливых покупателей». И в ней пятьсот пятьдесят пять слов. Каждое слово начинается на букву «п». Но, что интересно, она написана таким образом, что любой человек, который не знает, что каждое слово начинается на букву «п», он слегка удивляется. Потому что все-таки слог хромает. Но никто не замечает, что каждое слово на букву «п». Я показываю, как можно влиять на мозг.

— Вот скажи мне, откуда у тебя хватает энергии на то, чтобы быть таким оригинальным? Где ты берешь вообще, почему у тебя так получается, как у нас не получается?

— Дело не в энергии. Дело в вовлеченности. То есть когда я гуляю, конечно, я рассматриваю красоты мира. Но я постоянно думаю, я учусь. У людей, у природы, у чего угодно. Я все время ищу красоту, все время ищу гармонию, фэн-шуй. Для меня важна зависимость. Опять же, если мы к статьям вернем. Мало кто знает, но в каждой статье моей много донышек. Они многослойные. Там часто бывают фразы для родных, любимых и близких. Конкретные. Я иногда спорю с мамой или с папой, для них пишу целые абзацы. Или там для своих партнеров. Для любимых. Допустим, я когда писал про прокрастинацию, я рассказал про несколько видов животных, о которых люди не знают. Допустим, в статье написано, что барсучонок рождается на четыреста пятидесятый день, это самая длинная беременность на планете. А грызун бандикут – на двенадцатый день. Редкий скат это мелкозубый пилорыл. То есть получается, что кроме статьи, кроме идеи, кроме концепции  еще есть и энциклопедичность, и интересные факты. Я как бы вплетаю все в клубочек. Я пытаюсь, чтобы в одном результате было много достижений. Чтобы было и вкусно, и полезно, и красиво. Если просто статья, допустим, о том, как мы съездили в другой город, то это неинтересно. Но если там же будут какие-то хитрости, какие-то тайные ходы в статье… То есть статья это лабиринт, это кубик. Разные люди с разными интересами. Кому-то важно слово «представьте». Кому-то – «подсчитайте». Кому-то – предположите. Кому-то – «попробуйте услышать». Получается, что такая многослойность цепляет разных людей.

— Получается, что для того, чтобы так подбрасывать эти шарики и держать их в руках, нужно быть развитым человеком с точки зрения, как ты сказал, иметь энциклопедические знания. Если у меня их нет, я не вспомню про этого барсучка и не напишу эту статью. Верно?

— С одной стороны, да. С другой стороны, никто не мешает начинать читать прямо сейчас. Мы же говорим про скоронавыки.

— Вот, давай про скоронавыки поговорим. Я так поняла, что ты считаешь это очень важным. Какие три навыка стопудово должны быть у человека, который хочет развиваться дальше?

— Первый это скорочтение. Скорочтение позволяет прочесть книгу минут за двадцать-тридцать. Это не чтение по диагонали, как мифы говорят. Это примерно от шести до тридцати упражнений, которые нужно делать на протяжении двух недель по полчаса утром и полчаса вечером. У меня youtube-канал, на котором есть мои вебинары, и вот я как раз рассказываю, как делать эти упражнения, не очень сложные. Люди, которые приходят к нам в школу, через десять часов читают в пять раз быстрее, чем раньше. Это очень быстро достигаемый результат.

— Прочитать это одно. Как это все в мозг потом внедрить? Не получается ли, что ты читаешь десять книг, и новые выталкивают у тебя из мозга предыдущие десять?

— Наоборот. Как раз это другой навык. Умение вспоминать. Многие считают, что нужно память развивать. Нет. Нужно тренировать вспоминаемость. Вот представьте, вы знаете какое-то английское слово, но забыли. А через пять минут еще одно, еще одно. Получается, мозг не натренирован, и он медленно слова дает, просто не успеваете переводить что-то. Но как только вы поживете в среде англоязычной, допустим, год, у вас нарабатываются связи, и вы быстро выпаливаете, и многие даже начинают думать по-английски. То же самое и с книгами. Так бывает, когда я неподготовлен, я начинаю халтурить. Во время выступлений, а выступаю я, к сожалению, часто, я начинаю просто цитировать свои статьи. Я выключаю мозг, сам думаю о другом, и просто рассказываю свои статьи. Я пишу их много, поэтому это несложно. Или я могу цитировать книги. У меня мама преподавала литературу, и мы с ней можем с большинства мест цитировать классиков. Я начинаю, она продолжает. Или она начинает, я продолжаю. То есть наоборот, чем больше читаешь, чем больше напрягаешь мозг, тем быстрее он способен выдавать английские слова или абзацы готовых текстов.

— Это был навык отдельный? Первый был скорочтение, потом вспоминаемость. Он тоже отдельно тренируется?

— Да. Но если мы говорим о том, что нужно малым предпринимателям, наверное, он не так важен. Хотя опять же, можно научиться – и мы учим – вспоминать даже номера купюр, которыми вы рассчитывались вчера, позавчера и позапозавчера, в принципе, это возможно. Но главные навыки, которые мы, наверное, сейчас обсудим, это скорочтение, это слепая печать, и это стенография.

— Почему это важно?

— Обычный человек набирает со скоростью девяносто семь – сто двенадцать клавиш в минуту. Я набираю пятьсот шестьдесят.

— У тебя голова успевает так быстро соображать?

— Если сороконожку спросить, как она ходит, она задумается и упадет. Также и здесь. Я совершенно не могу сказать, на какой клавише какая буква. Но написать текст в тысячу символов для меня не составляет труда. Это уже мышечная память. Кто начинает учиться, первые минуты это пятьдесят шесть символов и так далее. Но в среднем скорость обучения – одиннадцать часов тридцать две минуты. То есть если себе выделить суммарно тринадцать часов времени – это две недели по полчаса утром и вечером на слепую печать – вы всю жизнь будете быстрее печатать. И к чему это приводит? К тому, что когда к вам поступают письма, вы отвечаете моментально. Со мной переписываться невозможно, ни в чате, ни в социальной сети, ни по почте. Потому что пока люди рождают страницу, я рождаю пятнадцать.

— Я считаю себя достаточно продвинутым человеком. Мне кажется, что я много успеваю, и многим окружающим кажется. Но мне кажется, что до тебя мне еще одну жизнь надо прожить, как у меня сейчас есть. Настолько ты больше умеешь, знаешь и можешь, чем я, например, на своем уровне. Когда ты начал учиться всему этому? Когда у тебя так жестко это все пошло? Когда ты начал обучаться этим новым навыкам, запоминать все, так относиться к себе с безжалостностью?

— Я был изнеженным ребенком. Меня очень любила мама, она педагог, и она использовала всякие модные в то время технологии. И я был такой очень обласканный, очень благополучный. Папа у меня был военный, поэтому наша семья много перемещалась, и в какой-то момент я оказался в школе, где буквально накануне лета мальчиков отвели на стадион, и мы стали подтягиваться. И вот я, абсолютный отличник по всем предметам, уже не помню, или хуже всех подтянулся, или почти хуже всех. И это для меня было очень большим откровением. Я всегда был лучшим во всем. Математику знал лучше, физику, химию, географию и бегал хорошо. Но вдруг на подтягивании я оказался не лучшим в очередном классе. Это было прозрением. Я сначала очень долго об этом думал, а потом сделал простую вещь. Возле дома моей бабушки были качели, на которых я подтягивался каждый раз, когда заходил во двор или выходил. Это небольшой двухэтажный дом, там шестнадцать квартир. И на скамейках, естественно, сидели бабушки, которые наблюдали за мной. Сначала они сердились. Я на качелях, где можно кататься, что-то делал. А потом бабушки начали хором считать – раз, два, три. А через какое-то время, даже когда я выходил в красивой парадной одежде, они: а ну на турник. Таким образом, на глазах у всех я научился подтягиваться сорок раз. Я спокойно дождался, когда мы начнем подтягиваться. Лучший парень в классе, по-моему, подтянулся то ли десять раз, то ли двенадцать, я подтянулся со страху пятьдесят шесть.

— Это был для тебя рецепт на всю жизнь?

— Да, с тех пор это для меня рецепт на всю жизнь, и если я чувствую, что я в чем-то слаб, я в это упираюсь до последнего, так, чтобы достичь такого уровня, чтобы меня уже нельзя было победить. То есть не один раз подтянуться больше, и не в два раза, а значительно. Это касается всего.

— У нас остался третий навык, который мы не обсудили.

— Стенография.

— Да. Мне не очень понятно, но мы еще к ней вернемся. А вот здесь я знаешь, что еще слышу между строк? Ты упираешься, и ты еще делаешь такую важную вещь – ты встраиваешь эту привычку в каждый день, правильно? Вот про это расскажи.

— Не только встраиваю, но еще и убеждаюсь, что окружающие об этом знают. То есть, если я начинаю чему-то учиться, я сообщаю окружающим. И потом сообщаю им о прогрессе. Для меня есть два важных термина – это процесс и прогресс. То есть, если я неожиданно заговорю, например, на японском, то никого я не удивлю. Но если все видели, что я плохо говорю, а потом начинаю коряво говорить с японцами, а потом еще что-то – когда люди видят процесс, начинается уважение. Когда есть навык, демонстрируемый навык, все думают – может, он купил знание языка, ему там сыворотку вкололи, он заговорил по-японски. Очень важно, чтобы люди видели, что ты преодолеваешь. Через пот, через боль, через кровь, и вдруг – раз. Вот, опять же, с той же слепой печатью – как это было. Я научился набирать вслепую. Нас было в команде шесть или семь программистов, мы сидели в одной комнате. И у меня был выбор: написать диплом, а потом учиться набирать, или научиться набирать вслепую и потом написать диплом. И получилось так, что все надо мной смеялись. Пока я сидел, тыкал, все писали дипломы. А раньше же мало было времени компьютерного. Давали час раз в неделю. И я это время тратил на то, чтобы научиться быстро набирать. Но, с другой стороны, я всех этих ребят знаю, они до сих пор не набирают вслепую. А я с тех пор еще, с институтских, набираю вслепую, и много чего написал. По поводу стенографии. Это умение записывать ручкой на бумаге со скоростью говорения.

— Это мне надо вообще. Сегодня с утра делала утренние страницы и как раз думала, что у меня мысли быстрей шевелятся, чем руки.

— А это очень обидно. Бывает, что люди сосредотачиваются на том, что они пишут, и не успевают писать. Есть несколько джедайских уровней. Опять же, на моем youtube-канале все это есть. Первый джедайский уровень – это я перехожу от многоштриховых букв к одноштриховым. Например, буква «щ» русская. Мы пишем букву «ш», а потом ставим хвостик. Буква «й» — это мы ставим «и», и потом маленькую крышечку. Я вместо «щ» пишу английскую «s», как доллар. Почему? Потому что там два штриха, а тут один. Вместо буквы «й» я рисую букву «q», одним штрихом. Они, во-первых, даже на одном месте находятся. Вместо «ц» я пишу «w». То есть я вместо многоштриховых букв использую одноштриховые. Это первый джедайский уровень.

Второе – я использую символы наук. Каждый, любой, всякий, существует, сила, давление, мощность, направление, это же есть такие значки в физике и математике.

— Ты их по максимуму, много используешь, да?

— Да, я много использую. Далее, следующий джедайский уровень, уже третий, это писать не буквами, а слогами.

— Это как?

— Ну, допустим, мама мыла раму. Мама это два по «ма». «Ма» это некий росчерк, напоминающий символ «Найк». То есть это две летящие чайки в моем написании.

— И как долго ты этому учился, чтобы писать? Ты просто вообще на другом языке в своих закорючках пишешь.

— Это не все. Четвертый джедайский уровень это когда вы начинаете еще и сокращать окончания. Помните, мы в школе одной линией подчеркивали существительное, глагол – двумя, прилагательное – волнистой. Поэтому, если я пишу слово «живопис», и потом заканчиваю короткой волной, получается слово «живописный». А если делаю две линии, то это будет «живописничать». Вот таким образом. Зачем нужна стенография? Когда разговариваете с кем-то – с партнером, с клиентом – много есть болтовни. Потом тяжело договориться, а было ли что произнесено или нет. Я, когда разговариваю, способен: а – говорить, и б – стенографировать. И я в любую секунду могу сказать: нет, подождите. В одиннадцать сорок четыре вы сказали точно такую фразу. И конечно же, это очень дисциплинирует окружающих, потому что они понимают, что словами разбрасываться уже нельзя.

— Я думаю, все просто в шоке. Представляю, сказать кому-нибудь: в одиннадцать сорок четыре вы сказали вот это. Я думаю, это воспринимается, как магия.

— Это мы поговорили всего лишь про три навыка.

— Все, о чем вы говорите, это невероятно. Правильное слово именно невероятно. Оно не укладывается сейчас в голове. То есть вы все, что вы мне рассказали – да, нужно идти читать ваши статьи и смотреть ваш канал, потому что это очень круто. Вы прямо какого-то уровня достигли. Сколько людей могут как вы? Ноль ноль ноль один процента на всей земле? Вы таких же вообще знаете?

— А в том-то и интрига, что в моем мире таких большинство. Моя родная сестра, моя дочь, они набирают вслепую давно. Дочка набирает, может быть, лет с шести. Стенография – мой партнер, со мной работает талантливый парень молодой, Даниил Шмитт. Он прошел ко мне конкурс на стажировку, полторы тысячи человек на место. Он освоил стенографию после одного занятия. Он пришел на одно из занятий, и с тех пор пишет стенографией. То есть ему потребовалось одно занятие длительностью десятью часов. В моем мире таких людей большинство. Вот представьте – вы триатлет. Вы бегаете, плаваете, вы окружены специальной едой, специальными велосипедами, кроссовками и такими же фанатиками, как вы. Так вот и я. В моем мире таких людей много.

— Скорочтение и слепую печать точно будем осваивать. Надо присоединяться к вашему миру. Олег, мы в конце просим, чтобы наши гости сказали напутствие предпринимателям, именно с точки зрения call to action. Люди на нас потратили полтора часа, это же инвестиция времени, правильно? И вот что можно прямо сейчас взять и сделать? Или чтобы вы посоветовали прямо сейчас пойти и сделать предпринимателям, чтобы была лучшая жизни, лучший бизнес. Что вам хочется сказать?

— Будет несколько советов. Первый совет это – больше времени посвящайте рассуждениям и размышлениям. Мы слишком увлекаемся чегонибудьделанием. Мы занимаемся замещением вместо того, чтобы остановиться и подумать. Мы начинаем действовать. У дайверов такой очень интересный закон, мне нравится. Я дайвер безумный, люблю нырять. Есть такой закон, называется «остановись, подумай, сделай». Первый мой совет – остановись, подумай, сделай. То есть за ежедневными делами мы часто забываем думать. Первый совет. Второй совет будет – точно знай, что будешь делать завтра. К сожалению, мы утром просыпаемся – и тут выпал снег. Мы такие: ой, боже мой, что же делать? В каждый большой год зима приходит внезапно. Но мы же знаем, что зима рано или поздно будет. Опять же, когда я работаю с фешн-ретейлом, мы все знаем, что, когда выпадает снег, резко повышается продажа обуви и зимней одежды. Почему нельзя купить за пару дней? Это второй совет. И третий совет, наверное, скоронавыки. Умения быстро читать, быстро писать, быстро считать нужны для того, чтобы с работой быстрее справляться, чтобы оставалось время жить. Бизнес это не все. Жизнь – это важно.

— На этой прекрасной ноте, Олег, мы с вами попрощаемся. Я надеюсь, что мы сдвинули кого-то. Меня точно сдвинули, но еще пару сотен людей сдвинем на то, чтобы идти развиваться дальше и достигать своих целей.

— Я был бы очень счастлив, если хотя бы одного человека мы сдвинули – оно того стоило

Ну что? На этой оптимистичной ноте мы простимся. Что меня поразило? Олег – это дуер в квадрате, нет, в кубе. Уж казалось бы, мы все тут продуктивные ребята. Но то, что делает Олег – это нереально просто.

Первое. Коврик для отжиманий меня убил просто. Или сиди работай и не отвлекайся или вставай иди отжимайся. То есть он просто исключил из возможных альтернатив поковыряться в носу, порефлексировать. И в итоге такая концентрация у него всего, времени, сил, энергии.

Второе. Олег Брагинский не делает «чужой» работы, то есть отказывается от всего, что ему пытаются навязать извне. И вот этот пример, что если задача у него переходит из списка дня три раза, он ее просто выкидывает и забывает. Раз за три дня не нашел времени-сил сделать, значит, делать не надо. Так что смотрите не только на то, сколько всего Олег делает, а на то, чего он не делает. Смотрите и учитесь.

Ну и третье. Учитесь у индейцев. Мозг – это обезьяна, которая хочет прыгать, бегать, чесаться, есть орехи и так она может скакать всю жизнь. Поэтому начните с того, что приручите свой мозг, свою обезьяну. Он прыгает у вас, а вы возвращайте его с места на место. Аккумулируйте его на задаче. Будьте однозадачны, вот это советует Олег Брагинский.

Если вам понравился подкаст, зайдите пожалуйста на айтюнс, оставьте там ваш отзыв и подпишитесь на нас, чтобы не пропустить следующий подкаст.  Нотификация придет вам на смартфон и вы прослушаете его первым. 

И я напоминаю, что 25-28 июля пройдет наш саммит по финансам и налогам. Будем говорить о животрепещущем, как оценить свой бизнес, как выбрать систему налогообложения, как выводить себе деньги, как получить деньги от государства. Регистрируйтесь….

 А в нашем следующем подкасте мы встречаемся с Натальей Подгорецкой и будем говорить про экспорт стартапов. Да-да, давайте уже замахиваться на международный рынок, тем более Наталья дает понятную механику, рассказывает прямо по шагам, что и как нужно делать, где взять деньги, если у вас их нет,  и делится реальными кейсами. Это работает. Слушайте и берите на вооружение.

А я прощаюсь с вами. До встречи через неделю.

.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!