Ольга Якимова: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от Websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

Таисия серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в Facebook для предпринимателей, входит в топ-100 женщин-предпринимателей Европы по версии «Форбс». Ну и главное, она просто обожает бизнес. Встречайте, Таисия Кудашкина.

Сегодня вы слушаете 66-й эпизод с бизнес-тренером и консультантом по карьере и профориентации Ольгой Якимовой

Добрый день, друзья! Я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan-шоу. Здесь я встречаюсь с крутыми предпринимателями, экспертами и, главное, очень интересными людьми. Людьми, у которых внутри моторчик, passion, чтобы и мы заразились от них этой страстью и тоже бы зажигали, как они.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите, пожалуйста, на айтюнс оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

Еще хочу сказать, что к Новому году я решила сделать вам подарок, и 13 декабря стартует мой бесплатный! курс «Квантовый скачок: как выйти на новый уровень в 2017 году». Если вам надоело плыть по течению, если вас не устраивают ваши финансовые результаты, если вы хотите большего и при этом готовы не ныть, а вджобывать, приходите. Будет три вебинара:

  • Проблемы и боли бизнеса: как выйти победителем в этой схватке – 13 декабря
  • Создаем себе сильное окружение (совет № 1 от лучших коучей мира) – 19 декабря
  • Личная продуктивность – наше все – 26 декабря

Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo. И не забудьте сказать друзьям, а то они могут обидеться, что вы их не позвали.

А сегодня у нас в гостях Ольга Якимова, бизнес-тренер, консультант, предприниматель. Она разработала свою методику в сфере управления и развития человеческого потенциала, два курса – в том числе классный курс для родителей, и мы про него сегодня поговорим – и написала три книги! 

И мы будем говорить с Ольгой о том,                                          

  • как строить свой бизнес не на воздушных замках, а на собственной биографии,
  • как получить кучу профессий,
  • как помочь своим детям не сидеть сложа руки и зубрить школьные предметы, а научиться тому, что реально нужно в жизни.

Итак, друзья, поехали. Встречаем Ольгу Якимову. И начнем мы по традиции с блица. Ольга, чем вы отличаетесь от других?

  Здравым смыслом.

— В чем вы круты? Если спросить вашего друга: «В чем крута Ольга?» – что он ответит?

— Ну, наверное, в том, что я многопрофессиональный человек.

— Какие три слова вас характеризуют, например, если бы книгу о вас написали, и на задней стороне нужно было бы три слова – что бы это было?

— Мама, настройщик мозга и опять же многопрофессиональный человек.

— Многопрофессиональный – это значит, что у вас есть много профессий, правильно я поняла?

— Да, тридцать штук.

— Окей, дальше будем про это говорить. Что заставляет вас вставать с кровати по утрам, от чего вас прет или драйвит?

— Жизнь.

— Чего больше всего боитесь?

— Высоты.

— Кого вы фоллоуите или за кем следите, наблюдаете? Прямо имена нам нужны, чтобы мы тоже могли следить за ними.

— Ну, во-первых, я работаю с определенной информацией, соответственно, я ищу не людей, а информацию. Много лет я слежу за Ией Имшинецкой – мы с ней дружны с нулевых годов, скажем так. Сейчас слежу за Веб-Сарафаном, очень интересная площадка, например.

— Еще кто-нибудь нам нужен, давайте вспоминайте. Ию Имшинецкую мы знаем – у нас с ней был подкаст. Еще кто?

— Армен Петросян, его проект «Жить интересно» – крутая вещь тоже. Вот так, если в двух словах.

— Окей. Что уже крутого вы дали этому миру, в чем ваша миссия?

— Я спасла уже, наверное, тысячи людей от безработицы. То есть это взрослые дети.

— То есть ваша миссия – спасать людей от безработицы?

— По факту это один из тех проектов, которыми я занимаюсь, это моя авторская методика по профориентации, благодаря которой ребята гарантированно выживут в любой экономической ситуации. Потому что они тоже станут многопрофессиональными людьми.

— Окей, сейчас будем рассуждать. Ваш девиз, или цитата, или фраза, которая с вами именно последнее время?

— Максимум пользы за единицу времени.

— Окей, ну что, па-бам – с блицом мы закончили. Давайте теперь так – с чувством, с толком, с расстановкой. Оль, объясните нам, пожалуйста, в двух-трех предложениях – что у вас за бизнес?

— Во-первых, я человек самозанятый много лет и являюсь бизнес-тренером и консультантом. Работаю с бизнесом малым, средним, крупным. И вторая история – я сейчас начинаю свой собственный бизнес, и это как раз будет проект профориентации в дистанционном формате для родителей и детей, и это будет курс для повышения квалификации предпринимателей – тоже дистанционный формат.

— Окей, давайте говорить про тот бизнес, который у вас уже существует, – вы консультант по профориентации. Что это значит?

— Во-первых, если про тот, который существует, то я консультант по управлению, то есть работаю с бизнесом. И я как раз хотела поделиться историей, как из своей собственной автобиографии сделать бизнес. В принципе я готова, зная формат ваших подкастов, понимаю, что тем, кто будет слушать, будет интересна прямо методика, так ведь? Ну рецепт?

— Да, я вас спрошу.

— И я готова выдать эту табличку в качестве приложения, как из автобиографии сделать бизнес либо стать уникальным. И там всего несколько шагов. Значит, первый шаг – вы выписываете все, что вы умеете делать лучше других, не в формате образования или должностной инструкции, а вот вообще – что вы умеете делать лучше других. В 2005 году я выписала, там у меня было пять основных пунктов. На тот момент я умела организовывать деловые и развлекательные мероприятия – я работала замдиректора по продажам в компании. Умела обучать своих сотрудников и обучать партнеров, писать тексты, придумывать маркетинговые мероприятия. То есть я вот это все выписала. И второй этап, второй шаг, который мы делаем…

— Подожди-подожди, Олечка, подожди, не так быстро. Итак, мы сейчас говорим про то, как из своей биографии сделать бизнес?

— Делать бизнес, да.

— И говорим сейчас про первый шаг?

— Да.

— Значит, нужно выписать то, что я умею делать лучше других?

— Да.

— А если это то, что я умею делать лучше других, оно как бы плохо вяжется друг с другом? Смотри, например, я умею сидеть с детьми, умею развлекать детей, и при этом я кредитный менеджер. Ну как бы если такие это нормально?

— Это нормально. На этом этапе – там получается такая история. Эти факторы могут между собой сочетаться, и ты тогда становишься такой, ну вот, у меня в моём случае как паззлы схлопнулись и получилась общая картинка. У меня даже сайт выстроен так – проект-менеджер, консультант, внешний сотрудник и так далее. Но не обязательно соединять-то ведь все, иногда по моей практике, когда я работаю с взрослыми людьми по этой теме и консультирую предпринимателей будущих и действующих, всплывают просто удивительные вещи. Например, нам кажется, что сладкое и соленое не сочетаются, а ты сочетаешь – и получается вау.

— Давай пример.

— Пример вот. Я работаю даже с детьми, финансовый консультант. Пожалуйста – «Курсы финансового менеджмента для школьников». Вообще огонь, реально это будет очень круто. Откуда берутся деньги, как их тратить, как можно заработать карманные деньги – пожалуйста, welcome.

— А свои примеры, которые, ты говоришь, уникальные и не понять какие. Вспомни.

— Вот этот пример финансовый и про детей, дальше можно вспомнить, например, когда человек говорил: «Я бухгалтер,» – и вот сейчас как раз история, когда бухгалтеры не могут найти себе работу. «Что ты еще умеешь делать?» – «Я в детстве шила». И у нас получилась такая история.

— О, давай, вот кайфовый пример.

— У нас получилась история, что бухгалтер, во-первых, уходит на аутсорс, а во-вторых, начинает шить, потому что швей не хватает на всех территориях. Я работаю с разными людьми и разными городами, и везде есть проблема найти швею. И мы вспоминаем эти навыки, проходим курс, и у нас все получается.

— Так, подожди, очень кайфовый вопрос сейчас подняли. Получается, эти три-четыре навыка, о которых ты сказала – что вы умеете делать лучше других, – они не обязательно должны быть реализованы в одном бизнесе, да?

— Да.

— То есть ты утверждаешь, что можно делать несколько бизнесов параллельно?

— То есть я, например, могла стать тамадой, могу писать сценарии и вести мероприятия, да, и это как бы совершенно прикольная отдельная история. И, кстати, я не зарекаюсь. Вполне возможно, еще и стану, но пока деловых мероприятий вполне достаточно.

— А чего этот бухгалтер хотела? Она хотела шить или читать? Вот что про призвание – оно не должно быть единственным?

— Ой, Тая, давай про призвание. Потому что призвание – это такой миф. Призвание – это не то, что ты хочешь, а то, где ты нужен. Изначальный смысл этого слова потерян и искажен. Призыв в армию – ты нужен в стране, призыв в суд – ты должен быть в суде. Поэтому призвание – это то, где ты нужен, а чтобы это понять, нужно понять, чем ты богат. Вот это твоя автобиография, что ты умеешь делать лучше других. Так что тут вообще супер получается картинка. У бухгалтера там была проблема: «Я теряю работу», – действительно, в разных регионах есть такая проблема, переизбыток таких специалистов. И как не потерять, как сохранить, а что еще я умею делать? И как бы не рассматриваются другие картины мира. То есть как я вообще из шитья могу что-то сделать? У нее реально было недоумение: оказывается, я умею, я могу. Насколько я понимаю, там ушло уже и в шитье игрушек, и в валяние какое-то направление отдельное.

— Мы как раз проводили недавно саммит по личному брендингу и как раз там говорили, что у людей есть такая вещь, которая называется «синдром самозванца», то есть люди не верят в себя, они считают – вот как с этим же шитьем, в частности, она считает: «Кто я такая? Я ничего не умею, ничего не знаю». И тогда возникает вопрос – как определить, лучше я это делаю или хуже? Вот ты говоришь: «Что вы умеете делать лучше других?» Откуда я знаю, лучше я это делаю ли хуже, особенно если я в себя не верю и мне кажется, что я хуже всех. Понимаешь, вопрос понятен?

— Я поняла вопрос. Да, на данном этапе нам вообще не важно – лучше, не лучше, на данном этапе нам важно, что я вообще в принципе умею делать. Есть на что опираться или нет. А потом уже работать над качеством. И тут уже, если честно, если у человека очень высокая мотивация, он действительно хочет свою жизнь изменить, то синдром самозванца не возникает. Возникает вопрос: «Как мне это сделать? Как мне стать лучше в этом?» А вот этого страха нет. Нужна очень веская причина.

— Ну вот этот ваш бухгалтер, как вы сами сказали, она же даже не пыталась?

— Потеря работы, потеря работы.

— А, «морковка сзади» это называется у меня, понятно.

— Иногда, чтобы взлететь, нужно упасть, отталкиваться от дна намного проще.

— Это да, с этим я согласна, у меня свой очень похожий опыт, что мне нужно было упасть, чтобы встать, а вот как нам давай искусственно засунем себя в это состояние – как бы так, чтобы не упасть, но при этом умудриться сделать то, о чем мы говорим. Засунуть себя в это состояние?

— Надо себя пугать. Надо смотреть, что происходит на рынке. Например, если так перескочить на другую тему профориентации, почему у меня программа очень мощная? Потому что я показываю ситуацию на рынке сейчас, какие профессии востребованы, какие нет, что будет дальше, прогноз по безработице и все остальное. И когда школьники и их родители это видят, они понимают, что пора уже голову в руки брать и начинать учиться и правильно выбирать профессию. То есть создать искусственно тревожное состояние, из состояния тревоги люди двигаются вообще просто пулей.

— Я приехала недели две или три назад с тренинга Тони Роббинса, и мы там делали очень похожее упражнение, только именно с точки зрения персонального развития. То есть там он предлагал представить свою мечту, а потом представить себе, что будет, если ты не сделаешь, если не реализуешь эту мечту через пять лет. Причем в критичной совершенно ситуации, например, я не стал заниматься своим призванием, у меня депрессия, я развелся со своим партнером, попал в психушку, и вообще я бомж. Ну как бы вот такие истории. То есть вы предлагаете смотреть оттуда же, с этой же позиции, на свою профессию, правильно?

— Да. Грубо говоря, вот человек прокрастинирует, думает: «Я хочу написать книжку, но не напишу», – так ты подумай о том, что все идеи бродят в воздухе. А если эту книжку напишет кто-то другой? В другой версии, другой интерпретации, но на эту же тему. И у человека сразу – у меня много обращений по таким вопросам ко мне, как к консультанту – у человека сразу почему-то резко появляется мотивация сесть и писать. Потому что вот этот вот страх потерять, он намного сильнее, чем желание приобрести.

— Давай с тобой придумаем по дороге такое упражнение, раз мы сошлись во мнениях вместе с Тони Роббинсом, и посоветуем нашим слушателям тогда сесть и прописать, например, что будет… Десять – сколько ты предлагаешь – десять или пять пунктов обычно?

— Ну чем больше – тем лучше. Страх больше – мотивация выше.

— Что будет (сейчас пропишите пять или десять пунктов), если вы не найдете свое призвание, не сделаете? Давай еще знаешь куда вернемся? Очень интересно поговорить про призвание, про то, что ты сказала, где ты нужен. Ведь очень часто на самом деле, особенно у нас сейчас в обществе, так, скажем, манипулируют, я бы даже сказала, с призванием, которое единственное. Страсть, которая единственная. Вот поговори со мной про это. Почему ты считаешь, что это не так, что страсть может быть разной и призвание тоже разным?

— Ну потому что, во-первых, продолжительность жизни удлиняется и ставить фокус себе на одну, типа я один раз за всю жизнь выбираю свою профессию или свое будущее, ну это как минимум обеднять себя, то есть обрезать свои возможности. Я считаю, что жизнь настолько богата, вспоминаю себя двадцать лет назад – я даже представить себе не могла, где я могла оказаться и где я окажусь сейчас. То есть у меня даже фантазии такой не было. Если бы я себя ограничила, что один раз нужно выбрать все, никуда не двигаться, последовательно, там, где родился – там и пригодился, так я бы там и осталась, где я была двадцать лет назад. Поэтому я считаю, что мир огромен, человек может все, я не верю ни в какие тесты, ограничения и все остальное, я абсолютно уверена, что, если человек захочет, он может стать любым абсолютно. И у меня примеров есть таких масса. И я сама себе такой пример.

Ольга говорила про 7 причин использования автобиографии. И вот они. Запоминайте и записывайте.

  1.  Это четкое позиционирование и твердая позиция! Вы понимаете, кто вы сейчас и что вы уже делаете.
  2. Это возможность выбирать и формировать разные сочетания вашей карьеры.
  3. Это проверенный спрос (кто-то за это уже платил своими кровными).
  4. Бизнес через автобиографию не украсть и не скопировать (идею да, воплощение – нет).
  5. Бизнес с автобиографией идет сразу с клиентами – у вас уже есть связи, знакомые, друзья, те, кто знает вас и готов вам платить.
  6. Можно задавать себе автобиографию на будущее (что хочу, что нужно прожить?). Рассматривать аудит автобиографии как отправную точку ее развития.
  7. Можно использовать и в найме, и в своем бизнесе.

А еще автобиографию легко рассказывать – нет проблем с идеями, с написанием, с историями.

Этот прием (автобиография) сама Ольга использовала трижды: первый раз, когда начала новую карьеру тренера и консультанта, второй раз, опираясь на опыт в реальном бизнесе, создала свою программу профессиональной ориентации и образовательные проекты, третий раз — при написании книг.

— Я хочу продолжить эту тему с поиском себя и автобиографичности в бизнесе – там ведь очень важный момент заключается в том, что я сейчас наблюдаю обсуждения – личный бренд, поиски себя и все остальное. И люди забывают одну простую вещь: если у тебя нет автобиографии – тебе не о чем с другими разговаривать, тебе нечего предложить этому миру. И я транслирую всегда, что нужна очень высокая интенсивность жизни, чтобы автобиография случилась. То есть жизненный опыт человека – это не количество прожитых лет, это количество прожитого опыта. И когда, допустим, я работала в бизнесе по найму, параллельно была тренером, параллельно консультировала, параллельно занималась общественными проектами, получается, что за один день, за единицу времени, у меня происходило несколько инсайтов, несколько опытов. И это просто кладезь. И из этого у меня появился второй бизнес, то, о чем я сейчас говорю. Профориентацией я раньше занималась в режиме реального времени, в очном формате, сейчас дистанционный формат. И у автобиографичного бизнеса есть семь преимуществ. Хочешь знать какие, Тай?

— Хочу примеры вот этих вот опытов, которые у тебя были, потому что я слышу уже этот вопрос от людей: «А если у меня скучная работа, я вот бухгалтером работаю, где мне взять этот опыт для того, чтобы биография была?»

— Вот смотрите, очень часто я слышу от руководителей жалобы на то, что сотрудники отказываются от дополнительных поручений. Якобы это не входит в мои обязанности, я как бухгалтер не обязан вести Новый год вам или участвовать в какой-то конференции. У меня был другой опыт. Мне говорили: «Оля, надо на конференцию ехать» – я ехала на конференцию, хотя я никогда не выступала. «Оля, нужно обучить технологов наших дружественных предприятий» – окей, я сижу, учусь, как обучать технологов. То есть тебе дают дополнительную работу, и она никак особо не оплачивалась, иногда просто потому, что надо, за счет вот этого «всегда говори да» этот опыт и получается. Вот откуда у меня, у обычного рутинного руководителя отдела продаж, замдиректора отдела по продажам, был бы опыт написания сценариев, проработки мероприятий, публичных выступлений, если бы я все время говорила: «Нет»?

— А где ты его взяла – давай рассказывай, давай на своем примере?

— Я в свое время работала менеджером по снабжению. Приходит руководитель и говорит мне: «Оля, надо ехать на выставку». Я говорю: «Я не знаю, что такое выставочное дело, ни разу не выступала на мероприятиях». Он говорит: «Ничего не знаю – едешь. Пока тебя водитель везет – учи ассортимент, что ты будешь говорить». Вот. И из-за этого ты просто в практике учишься новым навыкам. Это не про профессию, это про навыки.

— Подожди. Вот пришёл к тебе босс, ты ни разу в жизни ничего не делала, в смысле ни разу ни перед кем не выступала. Вспомни – как ты себя чувствовала в тот момент?

— Тай, понимаешь, какая штука? Я могла ему сказать «нет», но это бы означало: «Всем спасибо, все свободны» – то есть надо было увольняться. В те времена, когда я начинала карьеру, вообще было не принято спорить с руководителями, была очень такая лояльная, высокая исполнительская дисциплина. Вообще все секреты, да, рассказываем?

— Да, все секреты рассказывай. Конечно, страшно.

— Вот понимаешь, какая штука? Когда ты идешь выступать на выставке – ты просто презентуешь какой-то товар, предприятия, там нет критерия, правильно ты сделал или нет. То есть это не конкурс, это ты просто рассказываешь. Поэтому никто не смог бы мне сказать: «Ты не права» – критерием правильности является в данной ситуации мой мозг, мой профессионализм. Но есть другие виды выступлений, например, конкурсные, когда есть десять критериев и ты их должен все рассказать, при этом у тебя пять минут и куча экспертов. Вот у меня в этом январе был такой опыт. Я участвовала в премии «Бизнес-успех», презентовала результаты предпринимательской деятельности в одной из территорий, в Москве, был финал, и за пять минут, Тая, я победила, я принесла в эту территорию приз в размере одного миллиона рублей. Но там другое выступление, там критерии жесткие.

— Вот я тебя здесь остановлю, спрошу – важно. Давай вспомним, для того чтобы люди могли себя поставить в твою ситуацию и провести параллели с самими собой. Ты не знала, как это делать, правильно? Там тем более конкурсная ситуация. Ты в ней никогда не была, там оценивают по жестким критериям. При этом ты согласилась на этот новый опыт, правильно? Ради чего и что мотивировало тебя в тот момент? Как ты заставила себя прыгнуть?

— Мне кажется, очень важное качество любого человека – это рефлексия, то есть когда ты анализируешь, что произошло в твоей жизни. И когда ты в один прекрасный момент понимаешь, что там не страшно, там все вкусно. То есть понимаешь, что ты себя преодолел, стал лучше, круче, веселее. Стал профессиональнее, получил больше денег, уважаешь себя – тогда ты понимаешь, что любой страх для тебя является индикатором, такая красная лампочка загорелась: «О, тут такая кайфовая штука будет, точно тебе говорю. Преодолей и победишь». Вот я считаю просто, для меня индикатор, как только я понимаю, что опять страх, я боюсь вот это сделать, боюсь вот то сделать, я понимаю, что туда и надо идти, потому что там все вкусно.

— Это для тебя индикатор?

— Это для всех. У меня есть такой прием в тренинге, о нем долго рассказывать, но суть в следующем. Как раз ситуации, которые вызывают огорчение, раздражение, злость, стресс, – это те ситуации, которые нас выращивают. На ровном месте мы получаем ровный результат, ровно то, что было вчера, позавчера и так далее. Если мы хотим других результатов – то это вызов себе, и по-другому никак. И как только ты эту закономерность понимаешь – ты по-другому начинаешь относиться к страхам, к тревожности, к стрессу даже.

— И что, тебе не страшно? Или у тебя нет стресса?

— Есть, я просто понимаю, что это вообще кайф. То есть когда стресс – значит, там что-то новое, там что-то лучше, там интереснее, и ты на него уже идешь.

— Мазохистом становишься, я понимаю (смеётся). В какой-то мере.

— Тай, понимаешь, фишка-то в чём? Люди, которые видят страх и не идут на него, страдают. Они находятся как бы на грани, то есть они не могут так, как было раньше, но так, как будет, они боятся. И вот они стоят в этом подвешенном состоянии. Вот эта неопределенность хуже всего. А когда ты точно знаешь, что иди или забудь про эту тему, чтобы она не висела в голове как опухоль, типа вот: «Пойду – не пойду, умный, красивый, еще что-то, неопределенность» – когда ты либо идешь, либо закрываешь эту тему для себя раз и навсегда, все. Ну или на какое-то время.

— Напомни мне свой опыт такой, когда тебе было очень страшно, но ты все равно сделала?

— Мне было страшно в 2012 году уходить из штата. То есть я с 2005-го работала в нескольких местах, у меня было основное место работы – найм, я была руководителем и в вечернее время еще работала как консультант, как тренер. И вот в какой-то момент я поняла, что меня физически уже не хватает. То есть я перестала высыпаться, плюс еще общественными проектами занималась – я решила уйти. И вот этот страх от того, что тебе не хватит денег, был очень сильный. И вот это опять страх, он является индикатором.  Чего ты боишься? Что мне денег не хватит. Что ты можешь с этим страхом сделать? Да, подушку безопасности, да, больше контрактов набрать на будущее, чтобы точно знать, что у тебя там это будущее есть финансово. Что ты еще можешь сделать? Контролировать расходы-доходы. Что ты еще можешь сделать? А еще какие варианты работы есть? А можно уволиться так, чтобы, если что, тебя обратно взяли? Можно. То есть когда страх, он на самом деле нам дает ответы, в этом самом страхе все есть абсолютно.

— Перебью тебя, очень важную вещь сейчас сказала, сейчас хочу саммаризировать. Получается, ты только что нам дала механику такую – то есть если страшно, ты говоришь, что это круто, это индикатор изменений, что тебе некомфортно, и, во-вторых, офигенский вопрос – что ты можешь сделать, чтобы подстелить соломки, грубо говоря, и начинаешь просто раскручивать. А еще что? А еще что? А еще? Ты только что на вечный вопрос ответила, который люди задают: «А мне будет нечем кормить детей!» – ты только что нашла два или три ответа.

Гандапас говорит, что нужно идти на страх — как бы это хорошо, но непонятно. А вот у вас получается хорошо, у вас есть территория в голове, и если там горят красные лампочки, индикаторы страха, то это и есть точки роста. Окей, хотела еще напомнить эту известную фразу Стива Джобса, который говорил про то, что нужно оставаться голодным.

«Stay hungry, stay foolish»  – он эту фразу цитировал на церемонии вручения дипломов, она, правда, не его, но тем не менее стала известной именно его словами, что нужно оставаться голодным к новому и нужно оставаться наивным и глупым по отношению к тому, что в твоей жизни происходит. Потому что мы набираемся, набираемся опыта, экспертности и потом боимся сделать новый шаг в какое-то новое, где мы никто, где мы глупые и наивные. Правда?

— Зарастаем.

— Окей. То есть вот это был наш первый шаг, мы с тобой поговорили про то, что вы умеете делать лучше других. Допустим, мы это поискали и боимся туда сдвинуться. Что у нас было вторым шагом?

— Второй шаг – нам нужно понять, кому это нужно. То есть это же про бизнес, это должен кто-то купить, то, что мы умеем делать, и какие проблемы есть сегодня у тех потенциальных покупателей. Например, когда я свою историю делала, я вытащила, что в 2004-м или в 2005-м году была проблема с профессиональным образованием в фармацевтической отрасли, я тогда работала там, и очень мало кто занимался обучением сотрудников сервису и так далее. И я поняла, что это просто ниша, и пришла соответственно в академию, принесла им программу обучения, и меня взяли. Я увидела, что могу, увидела нишу в рынке, и я их соединила. И так же я сделала с остальными историями, потому что на момент 2005 года практически не было тренеров-практиков. В бизнесе были психологи, но не было людей, которые бы сами знали, что такое управление, знали изнутри, что такое продажи би-ту-би, би-ту-си, что такое продвижение, заключение контрактов, а что такое там работа с командой. Практиков не было вообще. То есть сейчас практика намного лучше, чем было те же десять лет назад практически. И это тоже оказалось классной нишей.

— Как найти эту нишу? Это процесс или просто сел такой, подумал, и у тебя сразу все эти ниши вылезли?

— Вот когда мы первый шаг делаем – мы выписываем, что мы умеем делать вообще и делать лучше других. Сейчас поделюсь вообще фишкой-фишкой. А теперь надо задать себе вопрос – что сейчас в этих действиях, в моей компании, где я в штате, или я как предприниматель – что здесь плохого? То есть метод от противного: мы выписываем все недостатки, в вопросах, например, управления, в вопросах публичных выступлений, в вопросах продаж. И эти недостатки становятся нашими фишками в позиционировании и продвижении. Это можно сделать из своего опыта, сейчас есть Гугл, который, что называется, в помощь. Я всегда всем предпринимателям говорю: «Вот вы хотите быть крутыми. Забейте в Гугл, например, «как нельзя продавать квартиры», «как нельзя продавать одежду», «как нельзя продавать интернет-услуги». То есть что вызывает у клиентов недовольство. Вот это все выпишите и устраните у себя. И вы будете вау просто. Это будет просто позиционирование типа «как делать не надо никогда». Работает шикарно.

— Окей. Давай попробую саммаризировать мою картину мира. Правильно ли я поняла. Получается, мы выписали, что мы можем делать лучше других, а потом смотрим, что в каждой из этих ниш или что в каждой из этих тем подлежит исправлению или сделано плохо, правильно?

— Да-да-да. То есть по факту на чем мы выйдем-то в рынок? Чем мы будем как бы хвастаться, гордиться, что мы будем показывать? Делать то же, как и все, не пойдет: мы будем так же, как и все, мы никогда не продадим. Так не пойдет. А позиционирование на методе от противного вообще выстреливает, просто волна.

— Давай пример, твой или твоих клиентов.

— Я села, выписала, что мне самой не нравилось, то есть я тоже проходила бизнес-тренинги как сотрудник наемный. Что мне не нравилось? Мне не нравилось первое – что были всякие посторонние игры, всякие «обнимитесь, покачайтесь, пожмите друг другу плечи». Меня это раздражало, я не хотела обниматься со своими коллегами и подчиненными, если честно. Второе – мне не нравилось, когда мы решали какие-то левые кейсы. То есть мы продаем что-то вагонами, а на тренинге мы обсуждаем ролевые игры и как продать шубу. Когда я провожу тренинги «Какая у вас проблема?» – я ее решаю, я не решаю абстрактные истории. Это если про мою автобиографию говорить. Из опыта работы с предпринимателями – одна из самых больших проблем, которые касаются любого предпринимателя, это ориентация на то, что хочет сам предприниматель. То есть, грубо говоря, мне и моим сотрудникам удобно работать с девяти до шести. А что не нравится нашим клиентам? Мы спрашиваем. Им не нравится наш график работы, потому что, например, компания находится, например, на Урале, а клиенты в Москве – двухчасовая разница. Чего хотят клиенты? Они хотят, чтобы компании подстраивались под их график. И вот компании, которые перестраивают график, выигрывают. То есть они идут от противного – все работают с девяти до шести, а мы работаем с одиннадцати до двадцати. Например. Или скользящий график делаем. И это касается любой мелочи: качества работы сотрудников, продвижения, акций, ценообразования. Можно прямо по маркетинговому кейсу пройтись и проанализировать в каждом – если мы сейчас говорим не про создание бизнеса, а про усиление имеющегося бизнеса, просто берем маркетинговый микс и идём по каждому пункту. Чем недовольны клиенты в продукте обычно у наших конкурентов или у нас, чем недовольны в услугах, чем недовольны в ценах, ценообразовании, чем недовольны в процессах. И от противного строим те процессы, которые нужны клиентам. Все.

— Вот мы от противного нашли, например, в бизнесе, как его усилить. Как это связывается с тем, что мы на первом шаге делаем?

— Так мы пляшем от того, что мы умеем. То есть по факту фишка заключается в следующем: очень часто люди, когда хотят создать свой бизнес или свое дело, начинают думать о будущем. Вот когда я стану тем-то, когда я буду уметь то-то. Здесь я вам ставлю такой формат, что любой человек обладает определенным опытом, если, конечно, он жизнь проживал, а не существовал, скажем так. И на этом опыте можно сделать уже первые шаги. Не ждать, когда я стану кем-то, а понять, кто я есть сейчас. В двадцать лет есть определенный опыт, в тридцать лет есть определенный опыт, в сорок лет есть определенный опыт. Надо понять, кто ты уже сейчас и что с этим можно сделать.

— Найти этому лучшее применение у себя в компании или в той компании, которую ты хочешь делать?

— Конечно, конечно, да. То есть как минимум ты станешь круче других компаний, позиционирование изменится, личный бренд твой в компании вырастет, потому что ты сам себе цену хотя бы будешь знать, что ты реально крут. Либо ты можешь сделать на этом дополнительный доход – самозанятость, у нас свободное время есть сейчас, выходные дни, после работы, отпуск. Либо ты со временем уйдешь в свой бизнес. Вот и всё. То есть пошаговая такая аккуратненькая методика.

— Окей, шаг первый, шаг второй я поняла, а третий? Ты вроде говорила, что их там три.

— Нет, я говорила, во-первых, что есть семь преимуществ у этого метода, значит, дальше следующий шаг – надо понять, кто твои клиенты. Ты будешь свои навыки и умения продавать внутри компании как наемный сотрудник. Ты попросишь себе, не знаю, новый проект, предложишь себя в качестве соискателя на руководящую должность. Или ты будешь это продавать внешним. Внешним – это тогда кому? Понимаешь, Тай, когда используешь этот инструмент, причем транслируешь его, например, молодежи, – это вообще получается бомбическая вещь. Тогда человек понимает, насколько важно репутацию свою в найме держать. У меня было много работодателей, я со всеми расходилась полюбовно, не считая того, что они жалели, когда я уходила. Они стали моими клиентами. То есть когда я начала тренировать и консультировать, первыми моими клиентами стали мои бывшие работодатели. Вот когда ты эту всю схемку – а я ее выложу для слушателей подкаста, я вам ее предоставлю в электронном виде – когда ты эту схемку прожуешь и поймешь, что нужно работать так, чтобы твои сослуживцы были твоими клиентами, их семьи были твоими клиентами, друзья друзей, твои начальники сказали: «Окей, ты увольняешься, но давай ты будешь у нас внештатным сотрудником». Это вообще получается суперская тема, она меняет представление об отношении к работе – к сегодняшней работе, к завтрашней и послезавтрашней.

— Вообще классную фразу сказала, давай мы на ней акцентируем внимание. Ты сказала: «Работодатели – это мои клиенты», «Мои сегодняшние клиенты, раз я на них работаю, либо мои будущие клиенты, раз я уйду и начну там на этой же экспертизе строить свой будущий бизнес». Это настолько глобальная мысль, настолько глубокая, я бы хотела потоптаться вокруг нее. Вот смотри, работодатель тебя нанимает уже за какие-то качества, и, когда нас принимают, мы думаем: «Ну всё, супер, нас наняли, нам уже хорошо. Нам уже платят зарплату, можно расслабиться». Правда?

Ты сейчас говоришь вообще про другой подход, только что тебе заплатили, аванс как бы дали. И тебе дальше нужно этому клиенту, твоему работодателю, доказывать себя, чтобы он тебя оплачивал еще ближайшие два-три года, правильно, так?

— Там получается такая история. К сожалению, да, Тая, ты очень правильную тенденцию заметила, что очень часто люди, пока испытательный срок идет, работают с горящими глазами. Потом горящие глаза куда-то деваются. И это ошибочная история. У меня так получилось, наверное, в силу того, что я начинала карьеру в эпоху безработицы, в девяностых все-таки были проблемы с работой, соответственно, за работу все держались. И вот вопрос о том, что копать-копать, закапывать-закапывать – я соглашалась на все дополнительные варианты, на всё, что нужно было делать в рамках любой должности. За счет этого я росла. Дорастала до потолка. Вокруг меня, грубо говоря, только первые лица. И конечно, приходилось расставаться, когда компании понимали, что они не могут мне платить больше. И должность они уже выделить не могут, не могут придумать ещё одного генерального директора. И мы расставались, а через какое-то время они понимали, что такого человека с таким набором навыков на рынке найти трудно, и порой они даже сами обращались: «Оль, ну давай, вот у нас есть такая задачка, давай ты нам ее дистанционно порешаешь». Когда ты за свой бренд специалиста держишься, то без работы не останешься сто процентов. Вот я сейчас говорю: «Кризис-кризис» – вот фриланс, я сейчас свой бизнес начинаю в новом направлении. Но я четко знаю, что как только я скажу: «Знаете, ребята, что-то я решила в штат пойти» – я аукцион, Тая, устрою, где я буду работать. Это не мое личное мнение, я специально недавно прошла оценку независимой компании, я периодически так делаю, то есть свое резюме, опыт работы, бла-бла-бла – меня начали трудоустраивать через двадцать минут после общения. Я говорю: «Ребята, я просто хотела посмотреть, как я там работаюt,zH». А они: «Нет-нет-нет, мы знаем, куда тебя можно трудоустроить». Вот это как бы конкурентное преимущество.

— Довольна ты, когда они тебя зовут везде?

— Да.

—  Что ты чувствуешь? Расскажи, пожалуйста, свои эмоции, какая ты довольная, какая ты молодец, что ты столько всего сделала.

— Тай, я чувствую безопасность. Это очень важное ощущение, когда ты понимаешь, что у тебя по-любому всё будет хорошо. Значит, ты всё в этой жизни сделал правильно, чтобы дожить до своих лет и немножко как бы выдохнуть. Это раз. И второе – вот меня прет от нужности. Вот я прямо кайфую, когда меня зовут, я кайфую, когда я просыпаюсь, мне родители в почте пишут: «Оля, спасибо, у меня ребёнок начал учиться. Ой, Оля, спасибо, мы помирились, у нас вообще всё классно с ребенком. Блин, мы выбрали профессию, Оля, супер, спасибо». Я просыпаюсь и понимаю, что это всё вообще, это вся жизнь вообще не зря. И я хочу, чтобы вот эти дети и родители, с которыми я по новому проекту работаю, были такие же, как я. Чтобы все хотели, чтобы все они работали, чтобы у них была уверенность, чтобы у них был такой драйв.

— Получается, что правильным будет утверждение, что, для того чтобы у тебя всё было по-любому хорошо в твоей профессиональной деятельности, тебе нужно работать над брендом специалиста. Верно?

— С самого начала, да. Репутация. Я безумно благодарна знакомству с Ией Имшинецкой, в 2000-м году она проводила обучение, была менеджером по продажам. И она сказала классную фразу. Эта фраза, наверное, не ее, но в ее исполнении она меня просто, что называется, вштырила: «Ты репутацию зарабатываешь годами, тратишь ее в один миг, можешь уронить. Но если ты сделал себе репутацию – она начнет работать на тебя». И это как-то так мне в мои двадцать с копейками лет легло, что я начала так работать. Что важно работать так, чтобы у тебя репутация была классная.

— С Ией Имшинецкой – я все-таки скажу, раз мы про не второй раз говорим – мы записывали подкаст №50 «Как построить систему продвижения бизнеса в шесть этапов». Ия, конечно, очаровательная – это не то слово. Каждую ее фразу можно записывать и куда-нибудь складывать. 

Хотела еще вот что сказать. Получается, что бренд специалиста, про который ты говоришь, особенно раз ты его начала строить в такое молодое время, с двадцати лет, это осознанное действие, осознанная вещь, которую ты строишь, правильно?

— Тогда это было неосознанно, я не понимала. Не было такого: «Вот я сейчас сделаю, а когда я буду старенькая – мне это поможет». Не было такого осознания. Это я сейчас отрефлексировала, прописала, за счет чего я достигла этих результатов. Поэтому я и делюсь своим опытом. Своей автобиографией делюсь – вот он, бизнес из автобиографии. А тогда это было, скорее, вопросом выживаемости. Потому что с работой реально было плохо. Это отдельная тема, как люди в девяностые искали работу. Интернета нет, как искать работу, никто не знает, потому что еще вчера была система распределения, и никто её не искал. И тогда цеплялись, конечно, и держались за работу. Может быть, это, я думаю, какую-то роль сыграло. Именно поэтому я считаю, что страх, тревожность и немножко вот этот дискомфорт – он заставляет тебя двигаться и немножко по-другому относиться к жизни.

— Есть такая книга, ее автор Даниил Пинг, он говорил, что человеку свойственно продавать. Книга называется «Удивительная правда о том, как побуждать других к действию». И там была одна такая классная фраза: «Продаете ли вы автомобили, предлагаете ли вы идею на совещании или уговариваете ребенка съесть кашу – вы в любом случае занимаетесь продажами. Даже если не подозревали об этом». Так что если вы, друзья, не были на нашем саммите по личному бренду, вам нужно обязательно прийти и купить запись. Потому что мы там говорили про это три дня, постоянно, все наши большие бренды, такие как Алёна Владимирская или Олег Брагинский, – все говорили про то, что личный бренд – это ты, по сути, из самого себя делаешь бренд. Ты продаешь самого себя постоянно. То же самое, про что ты здесь говоришь, что есть бренд специалиста, который обеспечивает тебя клиентами и едой, правда?

— Мне вообще с начальниками безумно повезло, это они сформировали из меня специалиста и профессионала. И у меня была руководительница, которая говорила очень важную вещь: «Мало хорошо сделать свое дело, нужно, чтобы об этом деле узнали другие». То есть вот основная проблема: у нас же очень много людей вау-профессионалов, но о них никто не знает.

— Тогда ты не являешься вау-профессионалом по сути-то.

— С одной стороны, да, а с другой стороны, это вопрос, кто тебя как ищет. Вот у меня, допустим, родители очень часто говорят: «Оля, так жалко, что мы только сейчас вас увидели и познакомились”. Ну так, ребята, – ищите. Спрашивайте знакомых. У меня вот сарафан по поводу профориентации работает вообще на ура, потому что специалистами, которые работают в профориентации, делятся без проблем. Ну так вы спрашивайте, какие проблемы? Я в «Фейсбуке» сижу, «ВКонтакте» много лет. У меня потрясающие тексты, которые многие просто копируют и используют либо на совещаниях, либо для воспитания детей. Две темы основные. Всё, ищите.

— Оль, что тебя можно спросить? Расскажи, какие вопросы тебе можно задать, на какие темы ты консультируешь?

— Про бизнес можно задать мне вопросы – какие основные ошибки у предпринимателей. Хе-хе – по моему мнению.

— Это такой общий вопрос, я имею в виду, что если человек сейчас слушает нас, он в тебя влюбился – с вопросом каким – давай про профориентацию – можно прийти, например, к тебе, спросить: «У меня, например, ребенок в десятом классе, и я не знаю, чем ему заняться? Или он не знает». С таким вопросом к тебе приходят, можно?

— Конечно можно, приходят.

— С каким самым частым вопросом приходят к тебе, что ты решаешь, какую проблему, головную боль ты решаешь?

— Ну, во-первых, я решаю две боли у родителей. Первая – дети не хотят учиться вообще, и вторая история… Это как бы процесс с первого по одиннадцатый класс, грубо говоря, не хотят учиться. В институте уже поздно, что называется. И второй вопрос – кем быть, какую профессию выбирать. Его актуальность растет по мере взросления ребенка. Вот это две основные темы, которые есть. Ну а гармоничность отношений – это такой побочный эффект от моей работы. Я объясняю, что родителей нужно уважать, и я умею это делать очень доходчиво. И родители говорят, что: «У меня отношения с ребенком очень сильно изменились” – после разговоров по скайпу со мной.

— Если у меня ребенок не хочет учиться, ты можешь прямо тут рассказать? Тут такой вопрос интересный. Что ты делаешь по этому поводу? Что вы обычно разбираете, как ищете решение?

— Я автор трех книг. Одна из книг – это «Кодекс профессиональной ориентации», это моя авторская методика, и там есть четко сформулированная мысль, что в принципе ребенок может в школу не ходить. Только тогда у него очень резко ограничивается количество будущего. Да. То есть качество и количество будущего. Какие профессии он сможет получить, если он в школу не ходит, ну вот бросил он школу, всё. И когда ты начинаешь всё это показывать, эти расчеты, и говорить: «Окей, ты будешь промоутером до пенсии. Ты готов на эти двести рублей в час, грубо говоря, работать всю жизнь?» Когда ты начинаешь показывать, что есть другой уровень профессии, который можно освоить на рабочем месте, тоже ограниченные социальные лифты. Когда ты показываешь, что да, есть профессии вау, которые тебе гарантируют трудоустройство, которые натренируют тебе мозги, которые дают тебе возможности. И при этом никто не запрещает тебе быть промоутером. Пожалуйста, спускайся из науки, допустим, и раздавай листовки. И когда ребята видят эти законы – они же очень объективные. Это не я придумала, я просто их рассказываю. Когда они это видят, когда они это понимают, когда ты им приводишь примеры из своего опыта, из опыта своей дочери, из опыта реализации огромного количества проектов – они начинают понимать, что каждый предмет нужен, каждый предмет тренирует определенный участок мозга. И если он сейчас этого делать не будет – он сам себя лишает своего будущего. И в этот момент я очень аккуратненько передаю ответственность. Ребята, у меня такая история, я вас предупредила, я вам обо всем рассказала. Вы уже не сможете сказать: «А я не знал, а меня не предупредили, что жизнь – боль, и всё остальное». Я говорю: «Ребята, я обо всем предупредила, а теперь ваш выбор». И после этого мне родители пишут: «Ольга, когда мы ехали обратно, меня ребенок спрашивает: вот это? А вот так? А всё?» Вчера с одной мамой разговариваю, говорит: «Слушай, четыре-пять приносит, вообще ничего не делаю. Это магия вообще какая-то». Вот.

— Где-то на тебя подписаться можно? Рассылка есть? Куда идти-то нам – мы уже хотим – куда идти?

— Я, Тая, согласна с вашей идеей о том, что не надо ждать идеального чего-то, а надо прямо сейчас действовать. Согласна?

— Свинью в люди?

— Да. Сайт по новому проекту еще пишем, но я уже одну группу выпустила, другую набрала, «Фейсбук», «ВКонтакте». Профили мы добавим в подкасте. И там будет вся информация.

— То есть можно к вам обращаться в личку с этой историей?

— Да.

— Окей, супер, хорошо. Давай теперь подведем итог. Правильно ли я поняла, что мы с тобой рассказали о трех шагах, используя которые можно из своей автобиографии сделать бизнес, правильно?

Шаг первый – нужно выписать всё, что вы умеете делать лучше других. Например, вы бухгалтер, но умеете шить или умеете проводить ивенты. Нужно выписать минимум пять пунктов. И в общем, оставаться голодными, глупыми и делать то, что страшно. Если страшно, если горит красная лампочка – это индикатор, что именно туда и надо идти. Ситуации, которые вызывают злость и огорчение, нас выращивают. В общем, если мы на ровном месте, то мы и добиваемся совсем-совсем ровных результатов? Первый шаг – мы выписали всё, что умеем делать лучше других. Например, Ольга увидела нишу психологи-практики не понимали десять лет назад, что нужно делать. Фишка – выписали, что вы умеете делать, и выписали недостатки того, что уже есть. В общем, из пересечения того, что я умею делать, и тех недостатков, которые есть в этой нише, мы делаем фишки нашего позиционирования и нашего продвижения. И кстати, история мне понравилась, которую ты сказала загуглить, – как нельзя продавать квартиру, как бы позиционирование от противного, как нельзя, как делать не нужно. И последний шаг, про который ты рассказывала, – нужно понять, кто твои клиенты, то есть они либо внешние, когда вы работаете в компании. Например, вашими клиентами могут быть ваши дети. В частности, это внутренние клиенты, которым вы что-то продаете. И вот, например, когда – мы с тобой потихоньку перешли к профориентации ты работаешь со своим ребенком. Твой внутренний клиент, клиент, которому ты продаешь идею о том, что учиться хорошо, это твой ребенок.

— Еще одну фишку дам. Когда ты понимаешь, что эта автобиография работает обалденно, – ты становишься своему ребенку наставником. Моей дочери двадцать лет, она имеет десять профессий навыковых. Десять! При том, что она учится в институте. Да, и она имеет восемь работодателей. И у нее автобиография намного сильнее по фактам, по опыту, чем у ее сверстников. И я считаю, что любой родитель должен действовать в том же формате. То есть жизнь должна быть не просто процессом – ходил в школу, ходил в институт, – а должен быть опыт проживания определенных кейсов, задач и решений. И тогда вот я как мать спокойна. Я знаю, что она точно не пропадет. Я знаю, что у нее есть три работодателя, которые ее ждут вне зависимости от того, какая у нее профессия будет потом, у нее есть эти опыты, навыки, рекомендации и заполненное резюме.

— Ой, ты вообще меня возбудила прямо. Давай поговорим про то, как осознанно это делать, давай примеры. Ты сказала десять профессий, то есть ребенок должен не просто жить, ходить в школу, а как-то осознанно создавать эту автобиографию. Расскажи нам, пожалуйста, на примерах – как это делается?

— Смотри, опять же есть профессии, которые требуют, согласно закону на сегодняшний день, образования. То есть медицина – это врач. Если ты работаешь врачом без медицинского образования – ты шарлатан. Знахарь, еще кто-то там, я не знаю. А есть профессии, которые можно освоить курсами или еще как-то. Я считаю, что обязательно любой школьник – я это транслирую – должен за время школы, в летние каникулы, в зимние каникулы, в выходные дни освоить следующие сферы бизнеса – продажи. Если человек не умеет продавать – он неэффективен в этой жизни. Он не сможет пройти собеседование, найти работу, попросить повышение, попросить повышение зарплаты. Я считаю, что навык продаж – это очень важно. Совершенно спокойно можно договориться с магазином, поработать и даже кассу освоить, и технику продаж. У меня дочь работала и за кассой, и продавала кондитерские изделия. То есть у нее эта тема закрыта. Вторая тема – обязательно должен быть опыт офис-менеджера, офис-сотрудника. То есть работа со всей офисной техникой, работа в программах «Ворд», «Эксель», работа с документами и так далее. Это примитивная работа, но она навык делопроизводства дает. Да?

— На офис-менеджера достаточно пойти на какие-то курсы? Или твоя идея в том, чтобы найти компанию?

— Нет, идти помощником работать.

— А как искать? Сейчас все сидят и думают, что понятно, но как найти кого-то, кто возьмет моего ребенка, который ничего не умеет?

— Тая, а в этот момент получается такая хитрость – когда дети понимают, что такой опыт нужен, когда родители понимают, что такой опыт нужен, дети начинают понимать, что родители-то им очень сильно нужны, не просто как те, кто кормит и развлекает, а как те, кто поможет им трудоустроиться. И мы снова садимся, достаем свой список контактов, ежедневник, и поднимаем всех своих друзей и знакомых. Я подняла всех своих друзей и знакомых. У меня было одно лето, когда мы продажами занимались, другое лето она работала офис-менеджером. То есть прямо деньги зарабатывала летом, сама себе зарабатывала деньги в шестнадцать-семнадцать лет. Супер.

— То есть: «Здравствуй, Маша, у меня ребенок хочет поработать офис-менеджером. Возьмешь?» Типа так?

— Да. Ну давайте по чесноку – это все равно услуга ниже рынка. То есть любому работодателю выгоднее взять временного работника на период летних отпусков, чем иметь своих специалистов. Никаких проблем нет, это легко. Единственное, конечно, что детей нужно проинструктировать. Дорогой мой, дорогая моя, я отвечаю своей репутацией перед своим другом, подругой. Так что уж будь добр приходить на работу вовремя, делать то, что нужно, и так, как нужно. Иначе я больше тебя никому рекомендовать не буду. И, как правило, это срабатывает.

— Круто вообще, мне так нравится, что ты говоришь. Продажи, офис-менеджер, дальше что?

— Третья история – интернет. Вот это как раз ваша тема – «Веб Сарафан», кстати говоря. Как продвигаться в соцсетях, как записывать ролики, как вести группы, и так далее, и так далее. То есть я считаю, что в ближайшем будущем любой человек должен уметь склепать себе сайт-визитку. Даже если ты обычный специалист – сайт-визитка у тебя точно должен быть. Поэтому любой школьник сейчас должен это уметь делать, он должен уметь себя продать-продвинуть, он должен уметь пользоваться интернетом, и не только фильмы смотреть и в игрушки играть. Вот это вот следующая сфера. Дальше – проектная деятельность.

Проектная деятельность – это ребенок должен получить навык работы в команде не просто в класс пришел, поучился. А прямо проект-проект. То есть цели-задачи, какую проблему решаем, календарный план, результат и защита результатов. В силу того, что пионерской организации у нас сейчас нет, а раньше это было в разных кружках и секциях, это делается следующим образом – ищем в школе волонтерскую организацию, добровольческую организацию, какие-то социальные проекты – и туда заходим. Но нужно, очень важно, обратить внимание на два момента – нужен обязательно опыт проектной деятельности как участника, когда ты подчиняешься, и как руководителя, когда ты всех организуешь. Это такой треш, я делала это с классом своей дочери, потому что у нас не было возможности в волонтерской организации сделать.

— Что делала-то конкретно?

— У меня первая книжка о том, как я создала пионерскую организацию, только без Ленина. То есть я проводила классные часы, и ребята сами проводили мероприятия. Например, в этой четверти ты главный, вот твои помощники. Распределяй, кто готовит стол, кто мероприятия, кто конкурсы, кто убирает. На следующую четверть другой главный, и он тоже распределяет роли. И получилась очень классная школа – ноль рублей, ноль копеек. Любой родитель это может делать. Кстати, эта книжка у меня вышла в одиннадцатом году. У меня уже так тысячи родителей делают. Тысячи! Я почему и говорю, что я меняю судьбы людей.

— Да-да-да, я помню, что ты мне дала эту книжку, когда я верещала, что мне не нравится моя школа и мой учитель. Решение этой проблемы.

— Можно из школы сделать конфетку. Можно сделать просто конфетку из любой школы, я абсолютно убеждена. И, кстати, подсказочку скажу – я езжу по разным школам В Питер, в Москву езжу, в другие города. Так вот в небольших городах родители более активно в это включаются. Знаешь почему? Потому что у них та самая ситуация, когда нужно ребенка выпнуть. Они хотят, чтобы он стартанул, чтобы он был лучше, чтобы он переехал из небольшого поселка или городка в столицу, за границу, хоть куда-то. И они вот в такие социальные лифты просто вцепляются. Намного активнее по моим наблюдениям.

— Слушай, ты нам дашь, как магнит, главу скачать из этой книжки? Хотим главу из книжки.

— Да.

— Всё, супер.

— Я скачаю. Тай, я могу сделать так, вот у меня три книжки – я могу из каждой по главе сделать. То есть те, которые актуальны.

— Супер вообще. То есть получается, что ты, по сути, включаешься, и если ты не нашел волонтерскую или социальную организацию, то ты делаешь проект для своего ребенка в своей школе?

— Да.

— Ну и этим вдобавок класс еще прокачиваешь по дороге? Ну как бы правильно.

— И у тебя гармонизируются отношения у ребенка в классе и с родителями. У меня столько опыта прошло, что я уже вижу результат. Моей дочери двадцать лет, мы живем в разных городах. Когда мы приезжаем к ней или она к нам, Тая, мы до двух ночи разговариваем. Мы остановиться не можем. У нас настолько классные отношения, настолько нам интересно друг с другом, настолько ей важно мое мнение, настолько мне интересно, что у нее происходит в жизни. Я даже мечтать об этом не могла. Наши знакомые говорят: «Оля, я хочу, чтобы у нас с ребенком были такие же отношения, как у тебя».

— Я тоже хочу! У меня в основных целях жизни написано, что я хочу быть другом моим детям, прикинь? То есть ты моими словами говоришь.

— Вот. Тая, понимаешь, какая штука? Это не значит, что мы не ссоримся, это не значит, что у нас нет терок или каких-то споров. Но это значит, что у нас есть очень важный принцип, который она знает, и который я знаю. Мы навсегда останемся друг для друга самыми близкими людьми. Мы можем ссориться по поводу, как Алёна – дочь – у меня говорит, «тактики».

— Мама не пустила меня на вечеринку, да?

— Да-да-да. Но это глобальная тотальная вера и знание, что мы навсегда – я ее мама, она моя дочь. Вот эти все тактические вещи решаются совершенно по-другому. И это просто чумовые ощущения, я тебе честно скажу.

— Ты сначала про скайп говорила, а потом куда-то там едешь. И я не поняла, онлайн или оффлайн формат этих историй?

— Короче, я работаю так. Я работаю, как нравится заказчику. Если заказчику хочется, чтобы я приехала – я приеду в любой город. Недавно с профориентацией я в Питере была. Или с бизнесом меня зовут в другие города. Я работаю по России в настоящий момент. Но при этом я понимаю, что я физически не успеваю приехать туда, куда меня зовут. Поэтому я считаю, что у предпринимателя должно быть большое ухо – слушай, что тебе говорят клиенты. Клиенты говорят: «Оля, нам нужна профориентация». Я говорю: «Ребята, я не могу к вам приехать, это нереально. Это дорого, долго и всё остальное». И они мне сами сказали: «Давай дистанционку». У меня есть дистанционка – я высылаю задания, вы выполняете – высылаю следующее. Выполняете –высылаю следующее. То есть задание – ответ и скайп-сессия, когда родители и ребенок участвуют. Профориентация, мое убеждение, – это родитель и ребенок, а не отдельно. Потому что иначе никакого эффекта нет. Дети вообще могут не всё понять и как это делать, родители не понимают, что делали с детьми, пока они были на профориентации. А когда я работаю с семьей – это вообще классная штука, это вообще просто результат.

— Спрошу тебя еще раз про формат – то есть это онлайн-курс, где высылаются задания? И там раз в неделю, например, скайп-консультации, так? Как он у тебя называется, чтобы тебе в личку прийти?

— «Формула карьеры». Да, можно в личку писать просто: «Оль, что там с ребенком по профориентации? Что-то по успеваемости у нас проблемы».

— С какого возраста примерно нужно начинать морочиться этой историей? У меня, например, ребенку восемь лет, из тех навыков, про которые ты рассказала, я ему уже рассказываю про продвижение в соцсетях, ну потому что это моя специфика, понятно. А вообще как ты планируешь? Самые ранние навыки в каком возрасте?

— Я сделала несколько тестовых групп и, по моему опыту – я уже шесть лет профориентацией занимаюсь, – получается, что сложнее всего результата добиваться, когда ко мне обращаются старшеклассники. Потому что если базы нет по знаниям, то мы ограничены в выборе профессии. Там тоже можно еще делать, время есть, но чуть сложнее. Классный результат получается с восьми-девяти лет. Но при этом есть бомбические вещи с семи лет. Там даже можно без скайпов, достаточно книжку прочитать, чтобы ребенку объяснить, зачем ходить в школу и ее ценность. Вот отзыв на моей странице размещен – женщина у меня прошла курс, ребенку девять лет. Это просто что-то. Результаты вообще космические. Почему? Потому что мы сразу ребенку сформировали привычку. Осознанное отношение к школе, к школьному предмету, к педагогу, к тому, что нам нужна профессия. У нас в профессии замах на генерала, то есть не просто образование получить, а стать лучшим в этом деле. И, соответственно, у ребенка вырастает мотивация. Он автоматически понимает, чтo «если я хочу быть №1 в программировании, в химии, в медицине, то мне нужны и русский язык, и литература, и математика». И так далее. Народ в средней школе, школьники, с нетерпением ждут – когда же физика и химия начнутся? Понимаешь? Это просто, как только ты вначале выстроил правильно дорожную карту школьного времяпрепровождения. И потом родители, что называется, отдыхают.

— Я вообще на тебя смотрю и руки потираю, я тебя просто реально искала вообще. Семь или восемь? У меня ребенку семь или восемь лет, что с ним можно делать уже сейчас из навыков? Я не получила ответ. Я к тебе пойду стопудово, я уже решила, что я у тебя куплю эту книжку и пойду к тебе на курс, но мне просто интересно – что можно сейчас делать с ребенком? Ты говоришь, в семь лет там что-то получается.

— Значит, первое: записываем список профессий. Еще раз – школа нам нужна, чтобы получить больше возможностей для карьеры, для профессий. Второе – школа нам нужна, чтобы натренировать все участки мозга – и логика, и эмоции. Мы ни от чего не отказываемся, я категорически против разделения на гуманитариев и технарей – этого не существует. Это есть, существует склонность к лени. Лени нет – всё, мы изучаем любые предметы. Дальше, третий момент, зачем мы ходим в школу – это социальные связи. То есть общение с друзьями-сверстниками, иерархия, субординация, вот эта вся история. В восемь лет мы уже начинаем разговаривать о профессии – кем ты хочешь быть? Какие у тебя есть варианты? А давай подумаем, какие предметы школьные могут тебе пригодиться? А что нужно знать и уметь? То есть мы всё время мечту заземляем на тактику. Почему дети не хотят учиться? Потому что им это кажется слишком далеко. А потом оказывается поздно, когда фундамента нет – по знаниям очень тяжело выбирать профессию, очень ограничивается круг, очень сильно влияет на будущее. Я сталкиваюсь с таким количеством людей, которые по факту остались либо без работы, либо они вынуждены выбирать. Представь: мир – шведский стол, а человек, из-за того, что ему не вовремя или неправильно сделали профориентацию или не сделали вообще, выбрал какую-то свою маленькую-маленькую нишу, и выпрыгнуть из нее он не сможет. Потому что, чтобы стать врачом, надо снова поступать, снова сдавать ЕГЭ, получать образование профессиональное и набираться опыта в новой профессии. И это, на мой взгляд, самая большая катастрофа, с которой я сталкиваюсь.

— Удивительно. Я записываю за тобой фразы: «мир – шведский стол» и «нужно заземлять мечту на тактику».

Так, давай саммари сделаем. Мы всегда делаем саммари, дай мне минуточку на саммари. Значит, я услышала, что своего ребенка нужно научить продавать, летом поставить продавать в магазин, промоутером – любые навыки, которые связаны с продажами, как мы уже сказали, за кассой. Можно отдать его на тренинг, но ты именно за практику?

Второе, что ты сказала, – нужен опыт офис-менеджера, такое мини-делопроизводство –«Оффис», «Ворд», «Пауэр Пойнт» и желательно устроить ребенка помощником в реальный офис, можно к друзьям или не важно, к кому, чтобы он мог всё это делать. Третье – это интернет, соответственно, вся вот эта тема «Веб-Сарафана» – как продвигаться в соцсетях, как вести группы, как снимать ролики, как склепать себе сайт-визитку. То есть это такой третий основополагающий навык. И четвертый – это проектная работа и проектная деятельность, или как работать в команде: ребенок должен получить навык работы в команде, навык постановки задачи, того, что к какому числу делаем, когда дедлайн, какой результат получили и как проанализировали. И главное, что ты здесь сказала, про то, что нужно получить опыт в этой истории и как участник, и как руководитель. И в качестве примера ты привела, что можно записаться в любую организацию и попробовать себя сначала как подчиненный, а потом как руководитель?

И еще важную вещь тоже рассказала про школу, потому что этот вопрос интересует меня и вообще всех, кто вокруг меня сейчас, в частности – про домашнее образование, про то, нужна ли школа вообще, проблема возникает тогда, когда школа перестает нравиться. И здесь начинают люди думать – а вообще, нужна ли школа? Ты здесь сказала три вещи – про то, что школа нужна, чтобы получить возможности для карьеры, чтобы натренировать разные участки мозга, опять же не важно, нет такого понятия, как математик или гуманитарий, нужно развивать всё, не лениться. И они нужны для социальных связей. Социальные связи, я слово тоже слышала, но что меня здесь зацепило – ты сказала слово «иерархия», и я подумала, что дома или, например, в кружке шахмат иерархии нет. Социальные связи еще можно как-то подловить, посещая кружки, а вот с иерархией и карьерой уже сложнее без школы обойтись.

— Можно я добавлю про социальные связи? Есть большое заблуждение, когда думают: «Ну вот мы в кружок поведем, и там будут социальные связи». Социальные связи даются в школе немного другие, школьник не выбирает себе одноклассников. И это задача в любом коллективе находить общий язык, друзей, как-то вести себя с теми, с кем ты не можешь договориться и совместно сосуществовать. Вторая история: мы педагогов не выбираем, тогда как мне научиться получать информацию от разных педагогов? По факту школа – это проекция будущей карьеры в найме, абсолютно. Мы сотрудников, коллег себе не выбираем. Начальников мы не выбираем. И если ты в школе эту практику не прошел, то человек приходит и начинает бегать: «Ой, что-то меня тут недолюбили, недоуважали, как-то на меня криво посмотрели. Пойду в другое место». А вот это прямо осознанная тренировка принятия правил игры. Причем самое интересное – даже когда ты становишься предпринимателем – ты сам должен устанавливать правила игры для своих подчиненных. Это просто закон жизни. Селяви.

— То есть получается, что эта история не только для тех, кто идет в найм, как ты сказала, что это проекция карьеры в найме. Но это еще и для тех, у кого свой, собственно говоря, бизнес?

— Однозначно. Потому что если ты не понимаешь иерархию – у тебя стерты границы между руководителем и подчиненными, как раз из-за того, что нет понимания иерархии. Второй очень важный момент, допустим, часто сталкиваюсь с ситуацией, когда родителей не воспринимает ребенок как педагогов.

— Это известная тема, что невозможно уроки объяснять маме, потому что ребенок действительно воспринимает ее как маму, да-да-да.

— Сложнее, не воспринимает. Но у нас в курсе есть инструмент, как это можно сделать.

— Ты нам его продала, я его уже купила. Марина мне уже пишет, что нам вдвоем нужно к тебе идти. Давай теперь про тебя поговорим немножко, потому что мне тоже очень интересно. Мы с тобой проскочили очень важный момент, который мы обычно на «Сарафане» спрашиваем. Нам нужно понять масштаб твоего бизнеса. Расскажи нам, пожалуйста, про обороты и про средний чек, про маржу, сколько ты в карман кладешь из этой истории?

— Во-первых, на сегодняшний день это фриланс, то есть у меня нет собственного бизнеса, он только сейчас становится. Потому что я сейчас занимаюсь формированием юридического лица, сайтом и всем остальным. То есть продукт у меня готов, и я его в свет выпустила. Это раз. Соответственно, я как фрилансер работаю, у меня средняя цена по рынку. Я продаю консалтинговые и тренинговые услуги. Это, во-первых, сарафанное радио, то есть у меня есть фонд постоянных клиентов. У меня есть клиент, с которым я работаю пятнадцать лет. Вначале я была в штате, теперь я у них внештатный сотрудник. Ну и, соответственно, у нас практически монопольный договор, они не хотят, чтобы я свои фишки рассказывала их конкурентам. То есть у меня даже такое соглашение есть. Поэтому пока про обороты трудно, давай, Тая, так, мы на эту тему поговорим потом, в другой раз, когда я вот эту свою профориентацию выведу на обороты.

— Ах, отмазалась.

— Да, вообще.

— Нет, подожди, давай тогда вот какой тебе вопрос зададим. У тебя такая активная жизнь – ты и с дочкой прекрасные отношения поддерживаешь, и консультируешь, и тренинги проводишь. Скажи мне, пожалуйста. где ты свою внутреннюю энергию берешь на эту историю? Чем ты увлекаешься. Где, откуда источник внутренний?

— У меня замечательная мама, она меня воспитала так: любая смена деятельности – это отдых. Поработал с людьми, пошел помыл посуду – отдохнул, условно говоря. То есть у меня такое детство было – пошел поделал – помыл посуду. Соответственно, у меня организм настроен следующим образом – вот я выступаю целый день, я отдаю энергию. Я сажусь за руль или в транспорт – поезд, самолет – в этот момент я отдыхаю. Сам факт молчания для меня является отдыхом, мне мысли какие-то приходят, я пишу какие-то заметки. То есть вот эта смена деятельности – когда ты на нее настроился, ты, по факту, вообще не устаешь. У меня и голос сильнее физически устает, потому что я им говорю, чем я сама. И очень заряжает, если честно, когда ты понимаешь, что делаешь очень важное, очень нужное дело. Когда ты получаешь отзывы, когда ты получаешь СМС: «Спасибо, Оля, большое». Когда тебе в «Фейсбуке» пишет человек, которого ты уже не помнишь: «Ольга, помните, в две тысячи махровом году вы мне сказали сделать так? Я так сделал, теперь я руководитель такого-то отдела. У меня доход вырос во столько-то раз – спасибо вам большое». И это офигенское ощущение, конечно, но для того, чтобы это получить, нужно было много лет работать без обратной связи. Без поддержки. Без каких-то там аплодисментов – просто вкалывать, вкалывать, вкалывать. Зато сейчас аплодисменты настоящие вообще.

— Скажи мне, пожалуйста, сколько ты часов в день, в неделю работаешь примерно, чтобы мы понимали уровень загруженности?

— Я работаю 24/7, я же фрилансер. Я отвечаю на письма, у меня почта открыта, то есть я всегда в режиме онлайн. Да, есть моменты, когда я говорю, что я сегодня отдыхаю. Я говорю просто: «Ребята, я сейчас занята. Отвечу тогда-то, тогда-то». Это мое конкурентное преимущество. То есть я четко знаю, что тут у меня будет массаж, тут у меня будут занятия спортом. Тут я с дочерью время провожу, здесь я поехала к маме или что-то еще. Здесь вечер с друзьями. Но почта у меня всегда есть, ответить человеку быстренько, сориентировать по срокам – я считаю, что это очень мощное конкурентное преимущество.

— Так, подожди, красавица. Минутку, сейчас я вернусь. Значит, уловила, что ты берешь энергию от смены деятельности и для тебя факт молчания сам по себе уже является каким-то восстановлением, правильно? Еще что-то есть такое, йога или, может быть, какой-то спорт? Я люблю спать. Что у тебя такое?

— Я с железом дружу. Мне нравится в тренажерный зал ходить. У меня сидячая-стоячая работа, соответственно, проблемы со спиной были. Мне очень нравится кинезиотерапия, это когда тебя вытягивают, растягивают. И силовые упражнения, и пыточные, как я это называю, когда тебя за руки, за ноги растягивают по-всякому. Я занималась полгода, выросла на сантиметр, Тая, прикинь? И у меня сколиоз исправили, всё. И это для тех, кто много за компьютером много работает, стоя. Статика там такая, вообще просто классная вещь. У меня сейчас два абонемента, я чаще всего в Москве и еще в Перми бываю, вот у меня два абонемента на два зала в двух городах.

— И вторую штуку я услышала уже из продуктивности, зацепила ты мое внимание. То есть какие-то действия, которые для тебя важны, такие инвестиции в себя –спорт, мама, ребенок – ты ставишь в календарь, да? То есть ты сначала их засовываешь в календарь, а потом наращиваешь всё остальное сверху?

— У меня бывают такие задачи, по чесноку, да, если уж откровенно. Есть задачи такие, когда, как бы я не хотела, я не могу впихнуть спорт и массаж, например, сейчас. Но это ответственность перед заказчиком, меня, грубо говоря, никто за язык не тянул, когда я соглашалась. А есть моменты, когда мне говорят: «Ну Оль, назначь дату». И тогда я, конечно, стараюсь успеть и себя побаловать, и другим услуги оказать – тренинг провести или консультацию. То есть всё по жизни… Я просто легко к этому отношусь. Я не парюсь.

Don’t worry, be happy. Хочу послушать про какой-нибудь твой тайм-менеджмент. Например, пишешь ли ты какие-то долгосрочные цели или планируешь ли ты, как? Есть что-то из этого покопать?

— История такая – я не люблю цели, я люблю намерения. По-моему, я когда была такая доверчивая, всему, что написано в книжках, верила. А потом я начинаю это на практике применять и понимаю, что ни фига не работает. Прошу прощения за мой французский. И я поняла одну простую вещь – когда ты себе ставишь цели, ты сам у себя воруешь. Когда я проанализировала, откуда пришла, господи, обычный химик-лаборант, где я была, я бы наукой занималась. Я не знаю, что нужно было принять, чтобы так придумать, что я когда-то буду автором трех книг.

— Принять – ты имеешь в виду накуриться чем, я поняла?

— Да-да-да. То есть что должно было произойти, чтобы я могла представить себе, где я окажусь. Поэтому у меня сейчас фишка такая – я, во-первых, постоянно делаю этот инструмент, который вам дарю, автобиографию. Потому что мне нужно все время себя подпитывать – а чем я себя обогатила за это время? В чем я круче стала за предыдущий период времени?

— Оль, а что там за инструмент? Расскажи нам подробнее, чтобы мы поняли, зачем скачивать.

— А я вам таблицу скину, там получается такая история – вы прямо можете свою автобиографию проанализировать с точки зрения, как стать вау-крутым, если вы в найме. Или как создать свой бизнес, где та ниша, где моя история. Тут даже если вы ничего не найдете – вы сможете понять – надо создавать свою автобиографию, пора действовать. Выключаем телевизор и идем в социальные проекты, в бизнес-проекты, в волонтерскую деятельность – хоть куда. Сейчас возможностей до дури. Это просто будет как индикатор, как определенная диагностика – у меня есть автобиография, из которой можно что-то делать, или мне надо над ней поработать? Вот правда жизни.

—  Ну да, по крайней мере, будут понятны дыры, которые нужно будет заполнить, ага?

— Однозначно. Поэтому вот эту вещь я делаю постоянно. И второе – я все время, что называется, держу уши востро. То есть все время слушаю, что говорят клиенты, чего они хотят, какие ниши свободные, что можно с этим делать, что говорят родители. Я здесь пример приведу – значит, у меня было мнение, что в дни школьных каникул мой проект делать не надо – дети отдыхают. А мне родители написали: «Оля, а мы хотим в новогодние каникулы. Мы всё равно дома, дети с нами. Так давай это просто будет дистанционный лагерь по профориентации».

— Да, кстати, это очень логично, если ты никуда не уехал на Новый год.

— Даже если уехал, вай-фай есть везде. И получается такая фишка: то, что я за них думала, оказалось как бы неправдой. Надо слушать клиентов, я очень радуюсь, когда мне мои бизнес-клиенты или родители дают обратную связь. «А вот это упражнение было классным! А давайте мы его два раза сделаем!» Да давайте! Получается, жизнь – путешествие. Ты идешь и отзываешься на те призывы, призвания, которые тебя зовут, говорят тебе, куда идти, говорят тебе: «Ты здесь нужна». И ты так тым-тым-тым-тым – и двигаешься. И результат намного больше.

— Как мне нравится твоя философия вообще, я бы тебя прямо расцеловала за твои слова. Давай мы на этой прекрасной ноте закруглимся, и, может быть, в рамках той же самой фразы напутствие предпринимателям дадим. Что они могут прямо сейчас, когда послушали, побежать и сделать, в течение семидесяти двух часов? Или подумать, или что-то сделать, или нарисовать, не знаю, что угодно? Любое действие.

— Открываете любой браузер, забиваете свою отрасль и находите, чем недовольны клиенты вашей отрасли. Приберитесь в своем бизнесе. Очень много ошибок в том, что мы проводим промоушен, продвижение, еще что-то, а в бизнесе бардак. Сотрудники не готовы, процессы не отточены, график работы клиентам неудобен. Первое, что необходимо сделать, – нужно прибраться в своем доме, прежде чем приглашать гостей.

— Ну что, друзья, на этой прекрасной ноте мы и простимся с Ольгой. Что меня впечатлило?

Вот эта вот история про детей. Вы, наверное, представляли, как я подпрыгивала во время интервью. Мне очень понравилась идея, что нужно своих детей выталкивать в реальный мир и помогать им. Потому что наша школа этого не делает. Что нужно давать им реальные навыки: продавать, работать в офисе, осваивать интернет. Потому что иначе что, ну будут они знать географию с физикой. И что? Я сейчас читаю книгу Ольги «Школа осознанного родительства» и хочу к ней на курс «Формула осознанного родительства». Потому что мне созвучно и близко то, о чем она говорит. И часть из этого я для своих деток уже делаю.

Во-вторых, вот эти пять шагов, чтобы понять, как взять и заработать денег, не ходя учиться ни на какие курсы, а вот просто с того места, на котором вы стоите. При условии, что вы, конечно, до этого пахали, росли и учились, а не просто просиживали штаны. Ну дезертиров и волынщиков у нас на «Сарафане», я уверена, нет. Короче, не выдумывайте ничего, делайте первые шаги на существующем опыте.

В-третьих, вот эта жадность и готовность хвататься за всё. Оставайтесь голодными и глупыми. Ловите любую возможность получить новый опыт. Не будьте Емелями. Ольга в своей книге рассказывает, что к ней на консультации приходит парень и жалуется, что его в рабочее время на БЕСПЛАТНЫЕ курсы отправляют учиться. Ну не безумие ли? Мы все время премся по каким-то партизанским неизведанным тропам вперед. Потому что бизнес и жизнь – это приключение. Иначе скучно. Не зарастайте. Ну правда же?

 Напоминаю, что мы дадим вам скачать сразу три бонуса (Ольга не жадная) таблицу «Как найти свою уникальность или создать бизнес из автобиографии», Форму сравнительной оценки профессий и отрывок из книги «Формула управления» — какие процессы не работают.

И я напоминаю, что сейчас открыта регистрация на бесплатный курс «Квантовый скачок: как выйти на новый уровень в 2017 году». Если вы реально хотите прыгнуть вверх, приходите. Расскажу все без утайки.

Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo. И зовите друзей. Халява!

А я прощаюсь с вами. Через неделю у нас в гостях Николай Додонов. До встречи через неделю.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!