Радислав Гандапас: транскрипция

Добро пожаловать в подкаст от Websarafan и Таисии Кудашкиной. Откровенные диалоги о практике бизнеса и не только. Мы вскрываем наших гостей, чтобы понять, как они думают, чем живут, чтобы и нам научиться думать так же и стать такими же успешными.

Таисия — серийный бизнесмен, основатель websarafan.ru, админ самой большой и активной группы в facebook для предпринимателей, входит в топ- 100 женщин-предпринимателей Европы по версии Форбс. Ну и главное, она просто обожает бизнес.  Встречайте: Таисия Кудашкина.

Сегодня вы слушаете 70-й эпизод с гуру публичных выступлений Радиславом Гандапасом.

Добрый день друзья, я, Таисия Кудашкина, приветствую вас на Websarafan шоу. Здесь я встречаюсь с героями, которые добились в жизни тех высот, на которые мы хотим равняться. Главное, что они не стесняются рассказывать о своих ошибках и опыте, полученном в не самые лучшие дни, ведь каждая набитая ими шишка – это ступенька к их достижениям. Они делятся своими открытиями и секретами успеха и доказывают своим примером, что если не опускать руки и не складывать крылья, то можно придти туда, куда захочешь. 

Наши подкасты – как целых четыре университета за год. Мы вкладываем в них время, труд целой команды и свою страсть. Если вам нравятся наши подкасты, зайдите пожалуйста на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его большему количеству людей, наших с вами единомышленников.

Напоминаю, что 23 января у нас начинается саммит по личной продуктивности «Разбуди свою силу: как заставить каждую секунду работать на вашу цель». Там мы встретимся с полюбившимся всем Филиппом Гузенюком, Ольгой Скребейко, Галиной Иевлевой, Ольгой Курганской. Также выступлю и я с моей любимой темой о том, как я достигаю целей. Об этом я могу говорить часами, но вы получите сочную выжимку из самых главных техник и механизмов, которые можно будет проверять на практике уже сразу после саммита. И главное, третий день я проведу в формате тренинга, где мы закрепим, приземлим всю теорию, чтобы вы сделали первые шаги, получили изменения прямо на саммите.

Регистрация бесплатна. Записи пока стоят 2 999 р, но чем ближе дата старта, тем дороже стоимость записей и живого участия. А еще-еще прекрасный сюрприз: всем, кто купит записи, мы вышлем видеобонус от Лены Резановой. И мой тренинг по постановке целей, который я проведу с вами в третий день. Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo.

А сегодня у нас самый долгожданный подкаст.  У нас  в гостях самая настоящая звезда — Радислав Гандапас. Самый титулованный бизнес-тренер России, единственный в стране он трижды был признан лучшим в профессии по результатам года, автор 8 книг-бестселлеров– Радислав Гадапас. Один его день стоит, пристегнитесь, 1 млн. рублей!

Мы откровенно поговорили с Радиславом о том,

  • Как он делал первые шаги к своему успеху. Как в 33 года решился на перемены, решился начать жизнь с чистого листа? Что двигало его вперед?
  • Почему важно быть голодным и недовольным и палить из всех пушек одновременно (даже если в это время ты сидишь в квартире без обоев, без стола и без стула и с двумя лампочками)?
  • Как Радислав строил личный бренд (у  него 100 тыс. фолловеров, то есть целый олимпийский стадион. И сейчас он продает свои тренинги только на входящих запросах).
  • Про деньги: один тренинг Радислава стоит около миллиона рублей. Из чего складывается и как распределяется эта сумма? И как Радислав Гандапас стал более крупным налогоплательщиком, чем стекольный завод по соседству.
  • Почему синдром самозванца — это нормально. И даже если вы звезда.

Итак, друзья, начнем. Встречаем Радислава Гандапаса. И начнем мы по традиции с блица.  Радислав, чем вы отличаетесь от других?

— Ростом.

— В чём вы круты? Если спросить вашего друга, в чём крут Радислав, что он ответит?

— Друг ничего не ответит, для друзей мы не крутые, для друзей мы близкие.

— Какие три слова вас характеризуют?

—  Терпение, доброта и, может быть, целеустремлённость.

— Что заставляет вас вставать с кровати по утрам, от чего вас прёт, драйвит?

— Утро. Утро – достаточный повод для того, чтобы встать. Мне всегда есть чем заняться, у меня всегда много всего, и ни одного утра не хватает, чтобы всё это сделать.

Я сейчас разговариваю с вами, а за окном, вот прямо за окном монитора сосновый бор, куда я каждый день рано ухожу гулять с двумя собаками примерно на час, купаюсь в проруби, если это зима, и возвращаюсь обратно домой, заряженный силами и энергией. И тут уже просыпаются потихонечку мои дети. Что тут говорить? Не нужны какие-то дополнительные поводы, чтобы встать.

— Окей. Чего вы больше всего боитесь?

— Ничего не боюсь. И другой ответ – боюсь очень многого. Пожалуй, немощь – это то, чего я боюсь больше всего в любых её формах. Интеллектуальная немощь, когда невозможно решать более сложные интеллектуальные задачи. Физическая немощь, когда хочется подбросить ребёнка до потолка, а нельзя, потому что сил нет или болен, например. Это ужасная вещь на мой взгляд. Немощь во всех формах.

— Кого вы фолловите, за кем следите? Мы спрашиваем прямо имена, то есть кто вам интересен, за кем вы наблюдаете.

— У меня пара сотен людей в социальных сетях, которых я фолловлю и за ходом мысли которых я слежу. Это не обязательно люди, чью точку зрения я разделяю. Мне интересно, как мыслит человек, какова логика его мыслей и поступков. Помню, что зафоллоуил президента Порошенко в первые сутки после избрания. Но, с другой стороны, я понимаю, что людям такого уровня тексты пишет специальный СММ-менеджер, вряд ли они сами имеют к этому непосредственное отношение. Там есть мои коллеги, которые давно работают на тренинговом рынке, они мне интересны, и просто люди, чьи твиты меня заинтересовали в своё время, я на них подписался. И там есть люди самые разные, самого разного социального уровня, скажем…

Вот, Евгений Ройзман, Эхо Москвы, Игорь Манн, газета «Коммерсант», Игорь Зубков, Forbes Russia, Алексей Венедиктов. Словарь Ожегова – я зафоллоуил Словарь Ожегова.

— Что крутого вы уже дали этому миру, чем вы гордитесь из своих действий?

— Вы знаете, я боюсь, мне придётся ответить, как герою «Собачьего сердца», что у меня то, что я должен дать миру, видимо, впереди. Кое-что сделал, несомненно, но как-то поздно начал. У меня очень много времени ушло на поиск того, что я собственно должен генерировать в этом мире. Этот поиск собственно тоже был полезен, но я боюсь, что я начал гораздо позже других. Другие заканчивали в том возрасте, в котором я начал.

— А во сколько вы начали?

— Я считаю неким вторым рождением, и профессиональным и личным, когда я переехал в Москву и у меня здесь началась как бы другая жизнь с чистого листа, но с учётом всего того опыта, который был в предыдущем рождении. Своего рода реинкарнация. Я сменил профессию, я сменил окружение, я сменил место жительства. Короче говоря, сменилось всё настолько в жизни, что нельзя было выделить, что осталось от прежней жизни, кроме опыта. Вы знаете, счастливый случай, когда ты родился заново, но при этом ты помнишь опыт предыдущей жизни и можешь его использовать. Опыт ошибок в том числа. Впрочем, другого опыта и не бывает.

— Сколько вам было лет? И почему начали заново?

— Тридцать три года. Мне было тридцать три года, и я пришёл к тому, что потерпел в прошлой жизни если не фиаско, то во всяком случае я не был удовлетворён ни одной сферой жизни, кроме здоровья и энергии. Этого у меня было хоть отбавляй. Это единственное, что меня удовлетворяло.

—  А что вы делали?

— Я был учителем в школе одно время, потом заместителем директора Дома Учёных, потом у меня был собственный бизнес и всё. И потом я решил уехать в Москву. На тот момент чувство неудовлетворённости было жесточайшим. И была надежда, что если изменить всё, то там появится смысл, там появится ради чего двигаться дальше, и таким местом надежд, такой Землёй Обетованной была Москва: Москва – это место возможностей, Москва – это место, где всё по-другому, другие люди, другие масштабы. Всё может быть по-другому. Ну, и главное, тебя никто не знает, в этом есть своё преимущество – тебе не нужно оправдывать ничьих ожиданий. Ты можешь делать то, что не смог бы делать у себя.

— Давайте поговорим про это изменение, нам интересно, потому что у нас как раз такая аудитория, которая находится на границе этих изменений. Сколько занял у вас этот переходный период? Понимали ли вы тогда, куда вы двигаетесь?

— Если мы отмотаем немного назад, то, скажем, я жил в тёплом курортном городе Одесса, где у меня была квартира, друзья. Недорогие, имеющие вкус фрукты и овощи, пахнущие рыбные рестораны, где можно спокойно поужинать вдвоём на десять баксов. В общем, комфортная жизнь в городе, где лето длится шесть месяцев, а не шесть недель, как в Москве, например. И всё было очень хорошо, очень понятно. Но, когда я переехал в Москву, стало понятно, что денег, которыми я располагаю, мне не хватит для поддержания даже близко такого уровня жизни. Стоимость самой жалкой квартирки была сопоставима с двумя неделями моей работы до этого. А это самая жалкая квартирка. И съёмная, тем более, не своя. В течение некоторого времени жил у друзей и в каких-то квартирах, выставленных на продажу после ремонта. На матрасе на полу пришлось жить, потому что оплачивать гостиницу было невозможно, съёмную квартиру в Москве почему-то не рассматривали, только на год, а на год я не был уверен, что буду жить здесь долго и счастливо. Приходилось у друзей жить какое-то время, потом по каким-то гостиницам на окраине Москвы. И питаться в МакДональдсе из пластиковых лоточков, в супермаркетах то, что продаётся, салаты эти в упаковках. В общем, никто не верит. Все думают, что я придумываю, подгоняю эту историю под какой-то свой сценарий Золушки, но на самом деле в течение нескольких месяцев в Москве, пока я не стал зарабатывать достаточно денег для того, чтобы обеспечить хотя бы минимальный уровень жизни, минимальное качество жизни, я жил как в армейской казарме, в очень спартанских условиях на птичьих правах. Я жил в квартире, которую друзья мне предоставили, в ней не было мебели, она была подготовлена для продажи, в ней был сделан ремонт, но, знаете, не весь ремонт, а без косметики, подготовка к ремонту. Отшлифованы стены, но на них не было обоев, лампочка в ванной была и в одной из комнат гостиной. Не было мебели совсем, мои вещи висели на дверях вот так вот повешенные, а рабочее место – это был чемодан, на котором стоял ноутбук и перевёрнутое ведро от краски, на котором я сидел. Я очень много работал в таком положении, писал рассылки, работал с почтой и так далее. В это трудно поверить.

— Радислав, оказались вы вот в этой сложной ситуации, вам было плохо, негде было жить, было мало денег. Как вы начали, как вы сдвинулись, как вы поняли, что вы будете писать рассылки, что вы будете говорить про лидерство, была ли тогда эта мысль? Как тогда вы свой путь-то нашли? Расскажите нам про этот процесс. Что вообще первым делали?

— Вы знаете, я палил из всех пушек и шёл по всем путям одновременно. Потом, анализируя сделанное, разрабатывая тренинги, в которых так или иначе тема успеха рассматривается, я использовал этот опыт. Если время пришло, но ты не знаешь, где тебе улыбнётся удача, то ты должен быть всюду. Максимально распыляться, концентрация невозможна, потому что ты можешь сконцентрироваться на одном пути, а он, окажется, не ведёт к успеху, например. Поэтому нужно идти несколькими путями одновременно. Я себя предлагал в качестве тренера, я себя предлагал в качестве пиар-менеджера, поскольку моё второе высшее образование было в области маркетинга и PR конкретно. В общем, я предлагал себя во всём. Я не знал, что пойдут тренинги, я не знал, что я состоюсь как тренер, не мог на это рассчитывать и, во всяком случае, я не мог рассчитывать, что это займёт всё моё время, что это обеспечит мне полную занятость. Поэтому я не исключал варианта, что я работал бы где-то. Но меня нигде на работу не брали, поскольку опыта нет, языка нет, ни в одном кадровом агентстве мне не сказали, что у меня хорошие перспективы, и вот я тренер.

Мне действительно приходилось терпеть нужду, но это был необходимый переход, потому что без этого никак. Я мог ждать момента, когда я накоплю двадцать тысяч долларов и приеду в Москву, но не исключено, что это было бы для меня, наоборот, расхолаживающим фактором. Как раз то, что мне приходилось быть в такой аскезе, стимулировало скорейший выход из этого состояния. И первый Новый год в Москве я встретил совсем один. Потому, во-первых, нужно было экономить, а во-вторых — было не с кем.

— А как себя чувствовали в этот момент?

— Я был дома на съёмной квартире на окраине Москвы, где от последней станции метро было ещё десять пятнадцать минут пешком идти. В это квартире стояла искусственная ёлочка с огоньками, по телевизору были какие-то новогодние штуки. У меня была бутылка шампанского и коньяк, и я подумал: «Вот здорово, встречу Новый год один, в этом есть что-то прикольное», – по мере приближения к Новому году я понял, что это, конечно, жуть чудовищная, и нужно встретить Новый год с людьми. Ничего умнее в голове у провинциала не возникло, кроме как поехать на Красную площадь, и я стал собираться ехать на Красную площадь. Короче говоря, когда я вышел из дома, машину ловить было поздно, поэтому я побежал  на метро. Я прыгнул в вагон и понял, что я окажусь на Красной площади за четыре минуты до боя курантов. Меня это вполне устраивало, в моём кармане была небольшая фляжка с коньяком, и вот, за десять минут до Нового года поезд метро останавливается между станциями и никуда не едет двадцать минут. Двадцать минут я сижу в метро и встречаю Новый год в вагоне метро. Рядом со мной ещё один пассажир, который подходит и говорит: «Ну что ж, судьба нам была встретить Новый год с тобой вдвоём. Давай хоть познакомимся». Он достаёт бутылку пива. Я достаю свою фляжку с коньяком, мы чокнулись, познакомились и даже обменялись и телефонами. Ну, потом мы больше никогда не встречались. Через двадцать минут поезд поехал, когда я вышел на станции метро и добежал до Красной площади – всё уже кончилось, салют отгремел, под ногами были какие-то банки от пива, конфетти. Ну, всякая вот такая мишура новогодняя. Так я встретил первый Новый год в Москве. Очень вдохновляющее.

Мне говорят: «Радислав, красивая история, но на самом деле было всё не так. У тебя тут, наверное, были какие-то связи, какие-то знакомства, какие-то предложения». Я ехал на ровное место, у меня ничего не было и, кстати, не было никакой гарантии, что всё получится. Вот это принципиально важно. Когда мы смотрим фильмы про войну, мы иногда думаем: «Блин, зачем пришли полицаи? Ведь наши придут через полгода, вас повесят! Вы зачем это сделали?» Это мы знаем, что придут наши через полгода. Но те не знали, чем кончится война. Вот точно так же и я не знал, чем всё кончится. А сейчас кажется «А, ладно, можно потерпеть», зная, каков будет финал.

— Я с вами абсолютно согласна. На самом деле я вам стопроцентно верю, потому что наши слушатели, которые слушают наш подкаст, знают мою личную историю, которая вот она практически такая же. Я всем рассказываю, как в прошлом году на Новый год у меня не было денег, чтобы купить две ёлки своим детям. Ну, вот реально, и потом те, кто за мной наблюдают, знают, что можно себя тащить вперёд, что что-то происходит, когда ты в это веришь, можно это делать, когда открываешь все двери. Как вы сами сказали, что вы делали всё, что можно было. То есть вы фигачили. У нас был подкаст №61 «Как найти своё призвание и зарабатывать на курсах по искусству» с Анастасией Постригай, и она там говорила такую фразу: «Боже, дай мне открытые двери», – то есть просите у Бога, у Вселенной, чтобы вам дали открытые двери и вы оттуда взяли всё, что нужно. Радислав, скажите где брали силы, чтобы фигачить дальше?

— Где брал силы? Силы брал в вере и надежде, что всё получится, удастся, я не знаю, откуда она бралась, но, в общем вера была.

— А давайте сейчас для контраста сюда перенесёмся. Какой у вас средний чек, какая средняя стоимость дня выступления сейчас?

— От миллиона рублей.

— О!

— Что-то сильно около миллиона.

— У меня как раз и спрашивают: «Правда, что миллион рублей за день?» Да? То есть это так и есть?

— Да. Ну не миллион ровно, но нужно понимать, что это не значит, что это мои деньги. Есть целая команда, есть целый бизнес, который работает вокруг этого, он с этого зарабатывает. Это не значит, что эти деньги я себе забираю в некий карман и так далее. Я давно перестал на это ориентироваться, я даже не знаю толком, сколько заработано за год, из любопытства могу спросить, мне посчитают и скажут. Но повторю – это не гонорар за тренинг, это стоимость тренинга, которая уплачивается для того, чтобы бизнес мог развиваться и выдавать продукты надлежащего качества.

— А сколько часов вы работаете вообще в день, в месяц, в неделю?

— Критически много, больше работать нельзя. Средневзвешенное количество – восемь тренингов в месяц, где-то в шести городах это происходит, есть определённые механизмы сдерживания, потому что невозможно удовлетворить все запросы, это физически невозможно, и поэтому моя команда работает… У них есть определённые стандарты, которые вводятся для того, чтобы не допустить критической переработки, потому что всё это будет влиять на качество, во-первых, а во-вторых, на меня, на здоровье, энергию и так далее. Поэтому они порой отказывают.

— А какие стандарты? То есть это «не больше стольких-то выступлений в месяц», или есть ещё какие-то?

— В месяц нельзя, потому что в летние месяцы количество запросов очень маленькое традиционно, а количество в марте, апреле, октябре и ноябре очень высокое, поэтому нельзя ограничиваться месяцем. Там некие большие цифры – среднегодовая нагрузка, квартальная нагрузка, каким-то образом есть свои формулы, я о них не знаю, я знаю, что у меня в такой-то день вот в таком-то городе. Всё. И столько-то участников.

— Сколько человек у вас в команде? Вы её сами организовывали? Команда ваша?

— Команда маленькая, всего шесть человек. Мы как «Тесла», проворачиваем очень большие бюджеты через очень маленький состав людей. У нас на одного человека приходится большое удельное количество денег. У меня был случай, когда был зарегистрирован в одном из городов Подмосковья в течение некоторого времени, я был самым крупным налогоплательщиком по ИП в городе, хотя в городе было несколько заводов и фабрик. Но я был более крупным налогоплательщиком, чем, например, стекольный завод, который был в этом городе. Хотя там работало несколько сот рабочих, они все не генерировали таких же сумм, которые генерировала моя команда из шести человек. Я отвечаю на вопрос о команде – команду формировал не я, команду формировал директор.

— Сейчас я вернусь, оба вопроса интересны. Немножко добавлю, что на самом деле вы просто идеально следуете правилам. У нас был саммит по финансам, и Михаил Смолянов говорил о том, как измерять успех компании, и он говорил, что основным параметром для измерения успеха компании должно быть не количество работающих человек, как бы не прибыль, а чистый доход на человека.

— Это тоже небезупречная формула, поскольку есть такие производства, в которых стоимость не может быть настолько высокой. Мы же работаем в сфере всё-таки интеллектуальных продуктов, а у интеллектуальных продуктов затратная часть очень небольшая. Мы тратим очень много энергии, но мы почти не тратим денег на производство. И стоимость этого продукта очень высокая. Поэтому такая большая маржа и поэтому такие большие обороты на человека получаются. Потому что мы работаем с интеллектуальным продуктом.

— А маржа какая у вас? Больше пятидесяти процентов?

— Конечно, больше пятидесяти, у нас затратная часть какая? Какие-то постоянные издержки – у нас есть заработная плата, которую получают, которая к издержкам относится. Есть гонорарная часть, которая как бы начисляется, как бы переменная – есть тренинг – она начисляется, нет  тренинга, она не начисляется. Есть офис, который арендуется. Есть стоимость рекламы и всего, что в интернете происходит – переменные издержки. Что рекламы касается – постоянное техническое обслуживание и там маржа, естественно, больше пятидесяти процентов, маржа пятьдесят процентов – не имело бы смысла этот бизнес делать.

Маржа в данном случае не очень корректное слово, Мы под маржой сейчас поняли разницу между доходами и затратами.

— Хотела спросить про команду, как вы распределяете доход в вашей команде? Являются ли они по факту вашими партнёрами, то есть вы говорите про какую-то гонорарную часть. Есть ли у них гонорарная часть, зависящая от того, сколько вы заработали?

— Нет.

— То есть они сидят на фиксе?

— Ну, фикс, конечно, потому что у нас нет активных продаж – мы не продаём, не предлагаем, не навязываем, не продвигаем. Мы работаем на входящих запросах – к нам обращаются люди, которые хотят купить билет на тренинг, если это Москва. К нам обращаются, если хотят организовать тренинг в своём городе, и к нам обращаются компании, которые хотят провести корпоративный тренинг у себя. Мы работаем на входящих запросах, количество входящих запросов больше, чем количество дней, которое мы готовы предложить. И таким образом стимулировать каким-то бонусом от продаж кого бы то ни было было бы некорректно.

— А как устроена вот эта воронка продаж? То есть я поняла, вы не делаете активных продаж, но у вас есть входящие. Это за счёт чего, как вы считаете, чему атрибутируете? За счёт контента? За счёт ваших видео? Почему приходят люди сами?

— Вы знаете, на определённом уровне развития бренда уже, во-первых, невозможно отследить, где произошёл первый контакт, во-вторых, есть люди, которые собираются годами и потом, наконец, реализуют своё желание попасть на тренинг и так далее. Невозможно. Нет воронки продаж, нет никакой системы, как паутина, да, мушка попала, значит, паук выбежал… Ничего такого не происходит, у нас нет никаких активных продаж ни в каком виде. У нас есть лиды, у нас есть страница мероприятия конкретного, конкретного тренинга. Как продвигают в регионах наши партнёры, я не знаю, что касается нас, то у нас есть информация об этом в социальных сетях и на сайте. Как люди узнают об этом, для меня загадка. Каким-то образом узнают. У меня в соцсетях больше ста тысяч уникальных фолловеров, друзей, то есть это полный олимпийский стадион. И у каждого из них тоже есть кто-то. И участники тренингов, которые тоже распространяют информацию о том, что они побывали и, дескать, у них вот такие впечатления и прочее – они формируют тоже желание пойти. Я не знаю, вот как я скачал альбом Стинга новый, почему, как он мне его продал? Никак не продал, я просто узнал о том, что он вышел и скачал его тут же.

— Подожди, Радислав, но вы же делаете что-то, правильно? У вас постоянно идут активности, вы постоянно постите контент, вы постите видео. То есть какие-то проактивные вещи всё равно в эту сторону делаете, верно?

— Я делаю полезное интересное видео, я выпускаю подкаст. Но ни у одной из этих активностей не стоит задачи продать, то есть это не является целью, хотя я так понимаю, что это конечно, несомненно влияет. Я выдаю контент и стараюсь, чтобы он был качественным вне зависимости от того, платный он или бесплатный. Он выходит, он выходит в интернет. Я в социальных сетях конечно пишу: «Ребята, я провожу вебинар по эмоциональному интеллекту, там будет классный контент, очень интересные находки, дескать записывайтесь, пока не поздно». Я это делаю, несомненно, но сказать, что это имеет целью продажи – нет. Я не всегда был таким, я могу сказать, что позволить себе роскошь не думать о деньгах – её нужно заслужить.

— Долго?

— Нужно в течение лет десяти-пятнадцати думать только о деньгах для того, чтобы потом о деньгах не думать. Нужно думать об эффективности, думать о том, что деньги принесут сейчас, что они принесут в долгосрочной перспективе, чтобы потом отлаженная система, где скоординированные действия членов команды генерируют этот поток таким, что о них можно не думать в какой-то момент. Не то чтобы забить совсем, но не париться деньгами – сколько мы заработали? Ой-ой-ой, а что у нас на счетах? А сколько надо потратить? – и всё такое прочее.

— Мы сейчас говорим, если выражаться маркетинговым языком, про построение личного бренда через контент-маркетинг, то есть Радислав даёт много полезного, правильного, нужного контента, через это люди строят лояльность, они проходят много-много касаний неизвестно где, неизвестно как, вроде как про это услышали, пришли, заказали. Про то же самое у нас с вами был не один подкаст, например, Дмитрий Румянцев в подкасте №53 рассказывал нам о том, как строить и продвигать свой личный бренд в соцсетях, и он сказал, что личный бренд нужен затем, чтобы клиенты стояли к тебе в очередь, а ты не ходил и не искал их. Получается, что Радислав подтверждает нам опять ту же самую историю. Радислав, а вот всё-таки интересно. Вы сказали «десять лет». Десять лет – это очень длинный период. Давайте для тех, кто в начале этого пути – есть у вас, может быть, какое-то разбиение на фазы, например, что нужно делать в начале, что нужно делать в конце, именно если мы говорим про людей, которые продают какой-то консалтинг для инфобизнесменов, которые занимаются развитием личного бренда?

— Ну, хорошо, думайте год о деньгах. Если так трудно представить десятилетний период – ой, так долго, да ну его в баню, я тогда вообще ничего не буду делать, если мне придётся так долго напрягаться. Но нужно сказать, что если человек не готов к долговременному напряжению, то и ожидать результата не приходится. Вы посмотрите – интернет полон обещаниями очень быстро, без напряжения, обеспечить себя, стать богатым до конца жизни и прочее и прочее. Наша вот эта поспешность, наше ожидание быстрых результатов эксплуатируется всевозможными мошенниками. Нет, ребята, не получится. Десять лет. Впрягитесь, сколько бы вам ни было в настоящий момент. Но это не значит, что в течении всех десяти лет вы будете несчастными и будете страдать от этого. Это будет прекрасный период. Успех – это очень сильный демотиватор. И я бы сказал, что успех лучше отодвигать, чем наслаждаться им. Некоторые думают, что состояние успехом – это состояние автоматического счастья, когда ты можешь ни о чём не беспокоиться, зашибись, наконец-то райская жизнь. Доложу я вам, что на самом деле это заблуждение чудовищное, поскольку наслаждение успехом происходит очень недолго. Потом начинается поиск альтернативных источников энергии. Поскольку стремление к успеху – это источник энергии, исчерпывающий, вам другой не нужен. Причём, как бы вы успех не понимали – то ли это финансовый успех, то ли это успех в личной жизни, когда вы влюблены и вам нужно любой ценой завоевать ваш предмет – вы так вдохновлены, вы так полны энергии, что вам не нужно никаких других источников. Когда у вас есть какие-то финансовые цели, очень действительно важные, осознанные, вы к ним стремитесь, вы к ним ломитесь, вы изыскиваете способы как можно скорее достичь этой цели. Вам не нужны источники энергии. Когда вы достигли успеха во всех сферах, где для вас он был важен, причём в тех критериях, которые вы себе заранее выставляли, то где вы возьмёте источник энергии дополнительный? Комфорт не является источником энергии, он поглотитель.

— И что делать?

— Что делать? Рубиться дальше, искать новые цели, новые масштабные задачи ставить. Для того, чтобы зарабатывать в два раза больше, я должен сделать нечто такое, что подвергнет угрозе вообще мою жизнь. Не физическое существование, а тот уклад, в котором я живу. Например, чтобы мне зарабатывать кратно больше, мне нужно уехать в Америку, прям сейчас, немедленно. Да, я могу зарабатывать больше, я изучаю английский, я этим занимаюсь несколько недель, но если я приеду в Америку – я за несколько недель буду говорить если не как носитель, то на достаточном уровне. Потому что языковая среда стимулирует. У меня расширится рынок, у меня вырастет стоимость тренинга раза в три, в четыре, по крайней мере. Тот продукт, который я даю, по отзывам моих британских и американских коллег, вполне конкурентоспособен там, я могу быть востребован там так же как здесь, и таким образом мой доход вырастет кратно. Внимание: вопрос. А готов ли я сейчас всё, весь уклад жизни, который сформирован, моих четверых детей, взять в охапку и увезти жить в Америку, в другой культуре, с другими знакомыми, чтобы пригласить бабушку к себе в гости это уже не два часа перелёт, это уже целая катавасия – в таком возрасте они не готовы лететь десять-одиннадцать часов. То есть мне придётся очень многое изменить, но я не готов к этим изменениям. Понимаете, о чём я говорю? Поэтому есть такой способ, как диверсификация успеха, когда вы достигаете в каких-то областях того уровня, который вам нужен, и вы не хотите двигаться дальше, потому что цена этого усилия будет слишком высока. Вы не готовы на это. И диверсификация успеха выглядит таким образом – человек, успешный в бизнесе, говорит: «Хорошо, я не хочу в бизнесе двигаться дальше, хочу сохранить вот такой уровень. Или там примерно такой уровень. Я не хочу дворец, мне достаточно вот этого небольшого дома в двести пятьдесят метров. Мне не нужно гектаров земли, дом в Испании – я буду развиваться в гольфе. Я буду достигать успехов в гольфе», – и он черпает источники энергии, например, в хобби. В спорте.

— Я хочу услышать то же самое, но в применении к вам. Что для вас есть мерило успеха и как вы его диверсифицируете? Не абстрактно, а для вас.

— Во-первых, диверсификация происходит территориальная, у меня вышли две книги в Великобритании в этом году, у меня появились читатели, которые читают мои книги на английском языке, у меня появились аккаунты в соцсетях англоязычные, где я пишу, где мне пишут. Активность не такая большая, но, тем не менее, она есть, и это тоже как-то меня подпитывает, тоже как-то стимулирует, в этом году я тоже возвращаюсь к гольфу – у меня был перерыв два года, были противопоказания к тому, чтобы заниматься гольфом. Но сейчас я возвращаюсь снова, и у меня жена восстановилась после четвёртой беременности, четвёртых родов, и она тоже готова заниматься гольфом. Мои старшие двое детей уже держали в руках клюшки. И мы в этом сезоне возвращаемся к этому все вместе, и это тоже очень мощный источник энергии, между прочим. У нас есть определённые задачи по бизнесу, интересные, масштабные, в части, например, повышения капитализации в тех сферах, которые не требуют моего прямого участия, то есть которые не связаны с моими выступлениями непосредственно, всегда это всё распределено в нескольких областях. Ну и плюс у меня в этом году идёт дочь в школу, сын поступил в школу в Уэльсе, старший, уезжает у нас весной, он будет жить в кампусе, учиться на английском языке. Я понимаю, что это его достижение, а не моё, но это всё равно повлияет на нашу жизнь. И третий ребёнок пойдёт в сад. Ну, казалось бы, ну и что? Пойдёт в сад. Но это опыт социализации. Это тоже определённый стресс, нам тоже придётся во всём этом участвовать. То есть представляете – ребенок, который ходил в сад, пойдёт в школу, ребёнок, который сидел дома, пойдёт в сад, ребёнок, который ходил в школу, уедет учиться за границу. А младший сын – ему позавчера исполнилось два года, и он пока никуда не идёт, он пока с нами, он единственный, у кого не произойдёт качественных изменений в этом году. Изменений полно и всё это, конечно, будоражит нервную систему.

— То есть изменения ваших партнёров, вашей семьи, вы тоже так или иначе относите к своему успеху личному, и вы именно это диверсифицируете, как вы сказали, в том числе за счёт вашей семьи. В обычном публицистическом понимании успех – это когда у тебя есть деньги, финансовая свобода. Ты, что-то себе покупаешь и куда-то ездишь. А тут вы говорите про какие-то маленькие и очень понятные вещи, про то, как например ребёнок пойдёт из садика в школу. Для вас это тоже успех?

— Ну, несомненно, это ведь качественные изменения в жизни, они предопределены определённой логикой. Я не могу проводить много времени с детьми просто в силу своей занятости. Это во-первых. Во-вторых, я стараюсь проводить со своими детьми в те периоды, когда я не езжу. И у меня постоянно дефицит общения с детьми и дефицит общения с женой. Если я пошёл куда-то вместе с женой и с детьми, то я не был ни с кем, потому что никто из них не считает, что я провожу время с ним. Вчера мы провели с женой целый день. Мы уехали из дома утром, поехали в  офис – мы работаем вместе, провели там пять-шесть часов – это был последний рабочий день в этом году, потом мы пошли в ресторан, в который мы хотели попасть несколько месяцев, хотели, но не могли, потому что мы были заняты. А потом мы пошли в кино вдвоём, на последний ряд, на диванчики – знаете, там есть такие диванчики. И вот мы просто сидели и обнявшись просмотрели совершенно дурацкий фильм. Короче говоря, мы провели весь день вдвоём, но сегодня день домашний, мы проводим время с детьми. Я слетал со старшим сыном на Байкал, мы провели время вдвоём. С дочерью тоже нужно провести время отдельно. И у меня появляется что-то вроде такого графика – вот этому ребёнку я уделил достаточно времени, теперь вот с этим нужно заниматься, теперь с этим нужно куда-то съездить.

 — Окей, спасибо, про детей очень интересно, хочу вернуться. Вы говорили про то, что хотите увеличить капитализацию, зацепилась я за это. Как вообще масштабировать такой бизнес, как у вас вообще? По сути же у вас бизнес очень сильно завязан на ваших личных ресурсах, грубо говоря, есть вы, у вас есть определённое количество часов – и всё. Как его масштабируют, этот бизнес?

— Поэтому я говорю, что это у нас не бизнес, это ремесло. Это моё ремесло и у меня есть подмастерья, которые мне помогают выполнять рутинную часть работы. Поскольку я занимаюсь бизнесом с двадцати четырёх, я понимаю, что эта модель очень уязвимая, если она так завязана один ресурс. Но, во-первых, есть платный контент, есть видео, есть книги, есть аудиокниги, всё это может продаваться и может продаваться более эффективно. И над этим нужно работать. Есть приложения для планшетов, айпад и айфонов, в котором есть контент. И оно тоже может продаваться и продаваться более эффективно. Моя команда, которая проводит московские тренинги… Вы знаете, поскольку я много езжу по стране и много чего видел, я могу сказать, что это лучшая команда по проведению ивентов в стране. Я не видел такого уровня ивентов, настолько безупречно подготовленных, организованных. Отчасти потому, что я сам работал много в этом бизнесе- шесть лет — и меня обучали в своё время лучшие кадры, поэтому у меня есть определённые требования, определённые представления, как это должно быть. Этого же мнения придерживаются и клиенты, которые к нам приходят, участники тренингов. Они говорят, что они никогда в жизни ни на какого уровня мероприятиях, вплоть до Давоса, не видели такой безупречной организации.

— А что там сделано по-другому, пример?

— Всё, от момента, когда человек входит в помещение, до момента, когда он выходит. Всё отлажено, продумано, безупречно выстроено. И никогда человек не оказывается предоставлен там себе. Туалеты, кофе, сцена, звук, свет, воздух – всё сделано таким образом, максимально комфортно. Сама логика, сам сценарий продуман, отработан, люди, которые работают на площадке, подготовлены, оттренированы соответствующим образом. Соответственно процедура регистрации отлажена таким образом, что она никого не задерживает. В общем, все процессы отстроены очень хорошо, и в этом годы мы начинаем проводить мероприятия не только с моим участием, но и с участием других специалистов. Первым будет Джон Грей, автор книги «Мужчина с Марса, женщина с Венеры», мы проводим его тренинг в Москве силами той же самой команды, которая организует мои мероприятия. Это пока начало, таких мероприятий будет больше, авторов будет больше, спикеров, которых мы будем привозить. Хотя мои ресурсы, на старте, несомненно, используются и клиентская база в первую очередь, некий клиентский поток, информационные ресурсы и прочее. Но потом оно может масштабироваться и жить своей жизнью, уже независимо от меня.

— И ещё один здесь последний вопрос, мы начали говорить, но вы улизнули от этого вопроса, я у вас хотела получить механику по построению личного бренда. Мы говорили про десять лет, вы сказали, что в любом случае нужно работать. Но есть ли какая-то механика, пошаговая, например, что нужно делать в начале, потом в какую сторону развиваться? Давайте расскажем, как это происходит с точки зрения общего полёта.

— Первый этап: позиционирование. Позиционирование: кто ты, что ты и чем ты занимаешься, чем это интересно, чем это важно, чем это полезно. На этом этапе нужно выбрать тему, в которой вы занимаетесь, либо консалтинг, либо коучинг, либо тренинги, либо чем вы там занимаетесь, кто вы. Вот ваше имя – вы кто? Позиционирование – это первый этап, когда вы должны в этом смысле о себе заявить. Второй этап – отстройка от конкурентов, чем вы особенны, чем вы отличаетесь, какие у вас есть преимущества. Какой ваш товар имеет уникальное предложение. Это может быть как качество контента, который вы даёте, так и уникальный жизненный опыт – предположим, вы восемь раз поднимались на Эверест, типо и хрен ли, я восемь раз поднимался на Эверест? Но, тем не менее, мои тренинги по лидерству основаны на моём опыте, я поднимался в составе команды, я координировал, и вообще для меня вопрос лидерства был вопросом выживания, а не был вопросом большего социального успеха. Поэтому мои тренинги по лидерству имеют некоторую ценность, предположим.

— Вот базовые вещи про позиционирование и про то, как начать, это мы все уже знаем. Но у вас эта история гораздо дальше, больше, интереснее развивается. Как вы в себе ищете эту глубину дальше? Как вы не зацикливаетесь в какой-то момент, не говорите одно и то же?

— Когда бренд сформирован, вы можете себе позволить всё, что угодно. Вы можете начать шить одежду под своим именем, можете проводить тренинги на любую другую тему, которая только вам в голову впрыгнет. Вот на днях у меня будет «Как развить лидерство в ребёнке»: казалось бы, я не педагог, я вообще в этом качестве никак не спозиционирован. Но у меня есть лидерство, есть бренд, у меня есть имя, людям интересно, что я думаю на эту тему. Вы неспроста задаёте вопросы мне, потому что человек с определённым именем. Если бы я не был известен, то кому какое дело до того, что я думаю? Тем более по тем вопросам, которые никак не связаны вообще с теми, кто нас слушал бы. Когда у вас есть бренд, вы получаете большую свободу, вы можете многие вещи себе позволить, которые не могли бы, если бы этого бренда не было. И поэтому на этом этапе может происходить очень серьёзное расширение, диверсификация. Это более свободный период, но до этого момента нужно дойти.

— А как здесь определять – двигаться вширь или вглубь? Очень часто задают вопрос: «Я являюсь специалистом по продвижению Вконтакте, у меня уже есть бренд, и что дальше? Брать мне другие темы, как вы сказали, либо ещё глубже ковырять, чтобы меня воспринимали как супер нишевого эксперта по соцсетям?»

— Есть один нюанс – у личного бренда устойчивость не так велика, как может показаться. Вероятность облажаться очень высокая тем не менее. И поэтому вы можете себе позволить заниматься любой другой темой, пожалуйста, но не думайте, что пипл схавает такое. Если вы будете делать халтуру, то как бы прокатит, потому что есть бренд. Не прокатит, как раз наоборот – если есть бренд, от вас ждут очень высокого уровня. И поэтому у меня новая тема тренинга порой раскачивается два года. Два года! Мне говорят: «Давайте её скорее, что там канителиться?» Нет. Надо канителиться два года, она вызревает. Она вызревает, как вино, она должна дойти до ситуации, когда я могу её предложить. Люди, которые приходят на мой тренинг, ожидают высокого уровня – я не могу себе позволить роскоши на этих людях ставить эксперименты. А вот тут есть парадокс – потому что нельзя сделать тренинг лучше не проводя его. Его нужно проводить, но проводить его нельзя, потому что качество должно быть высоким. И вот тут начинается всякие квазиформы, как бесплатное выступление, какие-нибудь там укороченные версии и прочие придумки. Личный бренд обязывает, он обязывает выдавать качество продукта не на том уровне, на котором его ожидают, а выше, потому что люди, как ни странно, ожидают, что их ожидания будут превзойдены. Понимаете? И это нужно постоянно оправдывать. Между прочим, это очень хороший стимул. Вот, казалось бы, тренинг готов, отработан, десять лет проводится. Ты зачем сидел до полтретьего ночи накануне тренинга и менял в нём что-то местами, переставлял какие-то слайды, переставлял местами контент, добавлял какие-то музыкальные ролики или какие-нибудь видеофрагменты вставлял? Ты зачем улучшал безупречное? Улучшал потому, что нужно делать лучше, потому что люди ждут, что будет лучше, нужно делать лучше-лучше-лучше. Это вглубь или вширь? Это вглубь, нужно делать лучше, но нужно брать новые темы, потому что старые темы себя изживают, у тем есть определённый жизненный цикл и бывает, что человек устаёт от той темы, которую он взял когда-то. А когда ты начинаешь уставать – энергия падает, это люди чувствуют и качество снижается неизбежно.

— Вы берёте эту энергию извне, на своих выступлениях, выступления дают вам энергию? Или вы наоборот даёте, когда выступаете.

— Ой, вы знаете – энергетическое взаимодействие человека и аудитории – это не энергетическое взаимодействие автомобиля и дороги. Автомобиль и дорога выглядят так: автомобиль сжигает бензин, превращает эту энергию в кинетическую энергию, и, значит, колёса крутятся. Человек устроен немного иначе – когда человек танцует, он же отдаёт энергию, но он её и получает, когда человек там занимается любовью, он отдаёт энергию, но он же и получает энергию от этого процесса. Машина не может получать энергию от того, что ей клёво ехать по этой местности. А вот человек за рулём может ехать и получать кайф от того, что он едет в машине. Биологически живая природа – у неё несколько иначе происходит энергообмен, чем у неживой. И поэтому ошибка думать, что человек ходит, значит он устал, потерял энергию. Я, когда выхожу на сцену – я чувствую себя лучше. Если я немного приболел, то меня вылечить может сцена. Я выйду на сцену  и буду чувствовать себя лучше. У меня был случай однажды очень показательный – я травмировал ногу, и у меня очень сильно болел сустав, и когда я говорил: «А теперь пятнадцать минут перерыв», – и я когда доходил до момента, когда мне нужно спускаться со сцены, уже не мог спуститься без помощи, потому что у меня болела нога. Но когда я выходил обратно на сцену, даже если не принимал никаких обезболивающих, я выходил и двигался очень активно, нога не болела абсолютно точно. То есть в этот момент происходит что-то странное с нашей энергией. И, конечно, я получаю энергию во время работы. Я получаю неизмеримо больше, чем отдаю. Это не значит, что я не устаю. Усталость – это другой механизм.

— Про энергию очень много у нас вопросов, я как раз тогда начну их задавать. Наталья Максимкина спрашивает, это немного про другую энергию вопрос, но тем не менее: «Как вы  доводите людей до экзальтации и возбуждения, и влияет ли это на процесс обучения?». К примеру, я расскажу. Я была на тренинге Тони Роббинса полтора месяца назад и знаю, что вы тоже были на этом тренинге. Я даже знаю, что вы про него сказали, что это была самая дорогая дискотека из всех, на которых вы были. И мне интересно услышать ваше мнение с той точки зрения, что он действительно же доводит людей до экзальтации и возбуждения и действительно ли это помогает воспринять информацию?

— Воспринять информацию – нет, если мы говорим о Тони Роббинсе – он не работает с информацией. Дело в том, что осознанность — это не всегда тот инструмент, с помощью которого он работает с аудиторией, он добивается трансформации другими путями преимущественно. задачи, которые стоят у меня и стоят у Тони, они различаются. Он добивается трансформации за счёт одних инструментов. Я – за счёт других. У него происходит массовая терапия. Я всё-таки терапией не занимаюсь, я обучаю людей определённым инструментам, определённым умениям, которые они потом в жизни применяют. Это несколько другая вещь, я не претендую на групповую психотерапию.

Я приехал на тренинг Тони Роббинса, заплатил кучу денег, жил почти неделю в Лондоне. Я ничего не сделал после этого тренинга, вообще ничего не применил из того, чему меня обучали, и я абсолютно доволен тем, что я съездил. Но я ездил не для того, чтобы в моей жизни что-то поменялось, я ехал собственно на тренинг – я ехал смотреть на работу мастера, я хотел посмотреть на работу человека, который на два порядка в том, что он делает, достиг более заметных результатов, чем я. Поэтому я абсолютно доволен, потому что мои наблюдения дали мне материал для размышлений и утвердили меня в том, что я всё делаю правильно. Это тоже важный момент.

— А в чём его мастерство на два порядка лучше, чем ваше? Конкретно можно сравнить, просто мне интересно, куда вообще двигаются на высоте.

— Не мастерство. Результаты. Скажем, семь тысяч человек в зале было.

— Десять с половиной было, да, десять с половиной.

— Десять с половиной. Это уже само за себя говорит, это масштаб. Масштаб совершенно другой, другие финансовые показатели, и, если с точки зрения бизнеса смотреть, то да, это действительно впечатляющий результат. Вот в этой сфере больше ни у кого нет таких результатов. И очень интересная работа с залом. Одиннадцать-двенадцать часов подряд без перерыва, без перекуса, без всего в общем – это очень интересно.

— Причём несколько суток.

— Четверо, но в моём случае было двое, потому что каждый чётный день были либо какие-то ассистенты на сцене, либо видео материалы, то есть Тони собственно не было в эти дни. Было что-то другое в рамках тренинга, но не он. Было интересно смотреть, как идёт работа с залом. Как идёт работа с отдельными людьми в зале, когда с человеком начинается диалог и коуч-сессия разворачивается прямо на глазах изумлённой публики, вот это очень высокий уровень, кто ещё способен такое делать, не знаю. У меня было полное впечатление, что эти люди не настоящие, что они подсадные, что так не может быть, что с людьми вот так спонтанно не работает. Но потом, позднее, я узнал технологию, что на самом деле Тони готовится к тренингу накануне, получает анкеты участников тренинга, детальные, и он говорит: «Мне нужен человек, который хочет покончить с собой, я хочу работать с этой темой». Ему дают шесть анкет, что вот эти люди хотят покончить с собой. Он говорит: «Кто где сидит?”» — «Вот эти двое сидят в партере, эти сидят там-то». «Нет-нет, я не могу работать с теми, кто сидит на галёрке. Мне до них не дойти. Просто будет, неудобно и люди не будут видеть, что происходит. Кто сидит в партере?» — «Вот эти двое, один парень, одна девушка. Кого вам?» «Ну, хорошо, я буду работать с девушкой. Где она сидит?» Ему показывают, на каком она месте сидит в зале. Он говорит: «А где сидит парень? На случай если девушка, например, вышла в туалет. Я вышел, а её нет, я скажу: «Кто хочет покончить с собой?» – а она не встанет. Я должен знать, где сидит этот парень, он будет у меня запасным». «Парень сидит там-то». Он выходит в зал и говорит: «Я знаю, что здесь есть люди, которые подумывают о самоубийстве. Если вы подумали об этом – поднимите руку». Люди поднимают. «А кто пытался? Встаньте». Встают два человека, парень и девушка. Поскольку он решил работать с девушкой, он к ней подходит, даёт микрофон и говорит: «Откуда ты? Представься». Она говорит: «Я из Греции, меня зовут Милана». Слово за слово, и пошла какая-то там терапия прямо.

— Окей, хорошо, У нас есть ещё несколько вопросов – интересно с вами поговорить про лично грубо говоря вашу продуктивность. Вот последний вопрос про ораторское искусство, Борис Кулябин спрашивает, помогает ли вам одесский юмор успеху в бизнесе и вообще преподавать ораторское искусство?

— Да, несомненно, и не только ораторское искусство, но и вообще ведение тренингов. Без чувства юмора совершенно нечего делать на сцене и это очень хороший помощник и в конфликтных ситуациях, и в том, чтобы разогреть аудиторию, и в том, чтобы снять напряжение, ну и для того, чтобы донести идеи. Потому что иногда шутка доходит лучше, чем какая-то очень правильная, умная мысль.

— Окей много вопросов про восстановление, про «где вы берёте энергию». Дмитрий Селевко спрашивает, как вы сохраняете и восстанавливаете эмоциональную энергию при таком количестве выступлений? Ольга Бондарёва: «Как он заряжается? Ведь очень много сил нужно на такие активные выступления, плюс к ним подготовка, плюс личная жизнь». Где ваш ресурс, в чём он?

— В самой работе, я считаю, что любимая работа – достаточный источник энергии, вам не нужно искать никаких источников вовне для этого.

— У вас есть, может быть, час силы, магическое утро, может вы делаете какие-то такие вещи, что-то из вашего внутреннего?

— У меня магическое утро, несомненно, которое служит восстановлению и тому, чтобы получить энергию на целый день. Да всё любимое, несомненно являются источником энергии – любимые люди. Любимая работа. Любимая одежда, любимый дом, любимый город, любимое место в этом городе – всё любимое – это источники энергии. Как бы цинично это ни звучало. Живите с теми, кого вы любите, живите там, где вам нравится, проводите утро так, как приятно вам. Носите одежду, которую вы любите, не носите то, что вы ненавидите и купили по ошибке, пользуйтесь компьютером, который вам нравится, красивым телефоном, который хорошо лежит в вашей руке, окружайте себя красивыми любимыми вещами и людьми. И вам не нужно будет искать каких-то источников энергии. Занимайтесь тем видом спорта, которым вы любите заниматься, а не тем, который модно, на который все ходят, который дешевле. Вот так бы я сформулировал. Любишь человека – живи с ним, если живёшь в этом, люби его. Круг замыкается. Делаешь эту работу – люби её, любишь её – делай.

— Верну вас по поводу любящего человека. Чем в итоге закончилась ваша история с разделением «Ораторики», я так понимаю, что она у вас с партнёром по жизни. Что там случилось? Как так получилось, что вы оказались с человеком, которого вы не любите и не получаете удовольствие от работы с ним?

— Произошёл рейдерский захват ресурсов, абсолютно по законам жанра, и судом доказано, что это действительно был рейдерский захват. Всё. Была злость, раздражение и недоумение. Просто недоумение, вот это, наверное, была самая сильная эмоция – недоумение. Как так можно? Как. Так. Можно.

— А простили-то как? Говорите, надо полностью принять и простить ситуацию, как так можно простить?

— Недоумение… Всё проходит, любая эмоция проходит, она не может быть вечной, если только вы сами себе её подкармливать не будете.

Я сказал с самого начала: «Перевёрнутая страница. Не хочу говорить о ситуации с “Ораторикой”», – но я не могу не сказать одной вещи, которая, возможно, будет полезна тем людям, которые нас слышат. Дело в том, что если закрывается одна дверь к успеху – открывается другая. Если очень долго стоять перед той закрытой, ты не увидишь ту, которая открылась. Это не моя идея, кто-то из великих сказал эти слова. То есть возможность, которая никогда бы не появились, зацепись я за тот проект, который давно по масштабу преодолён. То есть масштаб проекта «Ораторика» давно уже не является для меня привлекательным. И затрачивать на него силы и время было бы неразумно, если бы я в него вцепился, зубами бы за него боролся. За эту долю несчастную, то я бы очень многого того не сделал, что сделал избавившись от необходимости за него держаться. В каком-то смысле судьба мне сказала: «Отцепись от мелкого, обрати внимание на более крупное, более важное».

— Открыла другую дверь?

— Открыла другую дверь, да. И не надо было тыкаться в эту, старую. Я бы хотел, чтобы у людей такое отношение и, скажем, к изжившему себя браку, изжившей себя дружбе, изжившим себя партнёрским отношениям в бизнесе, тоже было таким лёгким и свободным. Не держитесь за прошлое, в прошлом вы не найдёте путей в будущее. Поэтому возможно имеет смысл, как бы ни было дорого, как много ресурсов вы не потратили бы в своё время отцепить это, чтоб двигаться дальше. Часто мешок с золотом – это балласт, который мешает лететь вашему воздушному шару.

— Круто вообще, согласна, я приняла эту точку зрения. Давайте поговорим про ваших менторов – Татьяну Никанорову, Иванос Татьяну, Надю Фокину – все спрашивают, кого вы считаете своим учителем? Кто на вас оказал наибольшее влияние?

— Таких людей много, и невозможно оценить влияние на разных этапах жизни. Я бы сказал, что влияние тем сильнее, чем мы младше. И вспоминаем мы всегда менторов последних, мы всегда говорим о тех людях, которые оказали на нас влияние последние годы. Но они имели очень несущественное влияние, существенное влияние оказывают на нас в те годы, когда мы формируемся. Поэтому моими менторами были в своё время и мой дедушка, и моя бабушка, и мой папа, и моя мама, и мои друзья в моём дворе, и учителя в моей школе, и воспитатели в моём саду. И, может быть, гораздо более сильно повлиявшие, чем люди, кого я нанимал в коучинг и которые достигли больших высот в деле, которым занимаются. В каком-то смысле мои дети мои менторы – они учат меня удивительным вещам, сами об этом не догадываясь. Удивительным вещам обучают.

— Окей. Есть ли, может быть, фамилия у кого-то из последних учителей, которого вы помните, которые оказали на вас влияние, которые как раз самые, как вы сказали, оставшиеся в памяти?

— Константин Павлов и Константин Довлатов – вот два коуча, с которыми я работал и которые существенно помогли мне в моей жизни.

— То есть это ваши коучи именно? Вы с ними работаете, как с коучами?

— Да, да, и ещё Елена Сидоренко – добавлю сюда.

— Елена Сидоренко… О, вот вопрос хороший вопрос: как много денег вы тратите на своё обучение? Я уже слышу, что у вас есть коуч, постоянно ездите, обучаетесь, куда, сколько?

— Я готов потратить больше денег на моё обучение. Но я пока, к сожалению, не готов потратить больше времени на своё свободное обучение. Бывает, довольно часто, когда я оказываюсь в такой нелепой ситуации  – меня приглашают на день рождения, я говорю: «Я не могу, я в этот день в Новосибирске». Или у дочки назначили отчётный концерт, он проходит только один раз в год, и она готовит какой-то феерический номер, а я в это время где-нибудь в Самаре или Петрозаводске, потому  что тренинг заказывали за полгода. А об этом концерте мы узнали за полмесяца. И с этим ничего не поделать. Я по счастливому стечению обстоятельств прошёл обучение у Дэвида Карузо, это один из авторов и термина и самой концепции эмоционального интеллекта, получил даже сертификат как тьютор по эмоциональному интеллекту, и это очень здорово. Я очень вдохновлён этим фактом, интересуюсь этой темой и готовлю тренинг по ней, и мне повезло: эти даты оказались свободными, я смог пройти это обучение. К Тони я поехал только потому, что я за год планировал эту встречу. Для меня коучинг более удобная форма, поскольку мы с коучем можем согласовывать расписание. А вот поездка на тренинги для меня менее доступная вещь, потому что, повторю, расписание не стыкуется.

— Вернусь к теме про эмоциональный интеллект, мы тоже делали подкаст про эмоциональный интеллект и в общем-то, насколько я знаю, считается такой публицистической литературой, что основателем эмоционального интеллекта является Дэниел Голдман. А вы говорите про кого-то другого человека сейчас.

— Есть определённое расхождение в следующем – авторы концепции «эмоциональный интеллект» и люди, которые написали об этом книгу, — это разные люди. Первую книгу написал об эмоциональном интеллекте тот, кто не имеет к нему отношения в разработке, тот, кто узнал об этом из интервью и написал его в своей книги.  И получилось, что кто первый написал – того и тапки, тот и автор концепции. На само деле так часто бывает.

— Да, я с этим согласна. Надежда Фокина нас спрашивает, как часто вас посещает синдром самозванца? И вообще он бывает уже на вашем уровне?

— Ощущение, что я недостаточно компетентен и что люди ожидают от меня слишком многого и что вряд ли я смогу справиться с тем уровнем задач, которые передо мной возникает, посещают ежедневно. Однако, к счастью, я узнал о таком психологическом эффекте, что не париться этим синдром самозванца позволяют себе только дилетанты, потому что они находятся на таком низком уровне компетенции в своей области, что даже не могут осознать, насколько они не правы в своей концепции и поэтому очень уверены в себе. Человек же, являющийся специалистом, может осознать уровень своих ошибок или, во всяком случае, угрозы своих ошибок. Синдром самозванца – это как раз подлинный критерий высокого уровня компетентности, как ни парадоксально.

Вероятность ошибки тем выше, чем выше уровень задачи. Чем выше уровень компетентности – тем выше уровень ошибки, как не парадоксально, но тем не менее это так. И чем на большую высоту мы замахиваемся, тем больше мы рискуем промахнуться. Но это не освобождает нас от необходимости это делать.

— Давайте последние буквально три вопроса. Наталья Максимкина спрашивает: «Что является критерием вашего успеха?» Мы про это уже спрашивали, но интересно – как вы награждаете себя за свои успехи? Есть что-то, когда вы останавливаетесь осознанно и награждаете себя за них?

— Я преодолел тот период, когда мне нужно было награждать себя за те или иные действия. Я сейчас не могу не работать, не могу не делать работу так, как я её делаю, я не могу сейчас, ну не знаю, не делать того, что я делаю, для того чтобы выполнять свою работу качественно. Я не могу не давать вам интервью, вам не нужно меня никак награждать, сулить мне за это никакие коврижки, я не могу этого не делать. У меня двести интервью в год это абсолютная норма. Я просто не даю их кому попало, потому что тогда их было бы шесть тысяч, и я бы только и занимался тем, что давал бы интервью. Поэтому происходит некий отбор, некий отсев и, как правило, его делаю не я.

— Долгосрочные цели какие-то себе ставите в начале года?

— Нет, у меня не хватает самодисциплины.

— Это классно просто, потому что другая точка зрения, то, что вы говорите.

— Да, есть другая точка зрения, и я скажу так: можно ставить. Тут ведь как? Полезно принимать вот такой-то препарат. Кому полезно принимать? Вот постановка целей на день, на месяц, на год – полезный препарат. Кому он полезный препарат? Я говорю на тренингах: «Нужно делать вот так то». Кому нужно делать так то? На каком этапе? Кому-то нужно это делать на каком-то этапе, кому-то не нужно. На то, чтобы вести дневник, да, это полезная вещь, но мне не хватает дисциплины. Ставить цели полезная вещь, но у нас есть деловые цели, которые мы обсуждаем командой и которые мы формируем, которых мы достигаем. А есть личные цели, которые являются как бы следствием того, какой уклад жизни сейчас сформирован. Они не прописываются, они подразумеваются. Эти цели подразумеваются. И нет такой формализации постановки в моём случае. Не думаю, что мне это нужно, в самом деле.

— Ну и соответственно тогда вся вот эта история с тем, чтобы определять главную задачу дня, ла-ла-ла, у вас такого нет?

— Ой, нет, это не про меня. Я сойду с ума, если я буду так делать. Вы понимаете, есть люди с разным психотипом, разным темпераментом, это не моя история, главная задача дня. Тем более что у меня в течении дня поступает такое количество вводных, я могу приехать в офис, а мне могут сказать: «У ребёнка тридцать девять и три», – как бы и все планы мои и все задачи дня свелись в одну точку: немедленно в медпункт, немедленно приехать и так далее.

— Какая книга однозначно изменила вас к лучшему, и вы её рекомендует всем предпринимателям к прочтению?

— А это стандартный вопрос. Стандартный ответ: Гоголь «Мёртвые души». Всем предпринимателям рекомендую прочитать.

— Почему?

— Вдохновляющая книга. Потому что Чичиков добивается успеха, так как он его понимает, в те времена, когда успешность человека определяется его приближённостью к власти. В условиях автократии получает ресурсы помещик, получает ресурсы на том основании, что он оказался частью определённого сословия. Чичиков же, хотя у него нет таких изначальных ресурсов, формирует своё счастье и успех самостоятельно. Кстати, он не делает ничего противозаконного, между прочим. В России бизнес – это всегда какая-то вещь на грани криминала. Всегда ещё один шаг – и ты уже вне закона. Почему-то так всё время получается. Чичиков не делает ничего противозаконного, но при этом получается, что как-то и не совсем честно – мёртвые души. Нужно прочитать, чтобы понять, в чём собственно бизнес. Многие не понимают, в чём прикол, люди, которые не знают исторических реалий того времени, не понимают, для чего он их покупает. Он покупает их на вывод, то есть под них давали землю в своё время. То есть он мог стать помещиком, войти в другой социальный круг. Во-первых, получить доступ к ресурсам… Короче надо читать.

— Интересный подход – получается, вы рекомендуете прочитать эту книгу именно с точки зрения, как можно было сделать бизнес, как он организован, этот процесс, понятно. Окей, ну что, последнее наше. Прошу вас дать напутствие предпринимателям, обычно мы просим напутствие, что-то, что они могут сделать в течении семидесяти двух часов, пойти подумать, посмотреть, почитать, сделать что-то быстро.

— Я могу сказать, что как человек, работающий в сфере всё-таки обучения и развития человека, я отмечаю следующий факт: фактором успеха в современном мире является скорость, с которой вы можете развиваться. Это абсолютно, несомненно. Поэтому наметьте план обучения и развития. Что вы будет делать, как развиваться – дело ваше. Вы можете слушать подкасты, можете поступить на MBA, но MBA это может быть не лучший способ, не самый мобильный, не слишком быстры способ развития. Я ежедневно что-то слушаю, смотрю. Ежедневно. В рабочие дни и на отдыхе у меня в гардеробной стоит планшет, я включаю на Ютубе фильм Владимира Герасичева и, пока одеваюсь, чтобы ехать в офис, я смотрю кусок фильма. И потом вечером, когда я буду раздеваться, я поставлю и буду смотреть его дальше. У меня аудиокнига закачана «Почему одни страны бедные, а другие богатые», я её слушаю, она тоже помогает мне в развитии и осмыслении многих вещей. Я её слушаю, например, когда чищу зубы. Поэтому наметьте план обучения и развития для себя и работайте с этим планом, реализуйте его.

Семьдесят два часа, семьдесят два дня, семьдесят два года занимайтесь саморазвитием. Кстати не стареют люди, которые обучаются. Не то чтобы у них морщинки не появляются, но мозг не утрачивает свою способность мыслить.

— Друзья, на этой прекрасной ноте мы и простимся с Радиславом.

Что меня впечатлило? Ну, во-первых, собственно то, что Радислав Гандпас – самая настоящая звезда. И это очень долгожданный подкаст. Мы долго хотели Радислава заполучить. Полгода договаривались насчет интервью. Марина писала ему раз за разом: «Радислав, мы вас ждем. Приходите». И вот он пришел к нам.  Я его ждала очень, волновалась, что спрашивать. Вы помогали мне своими вопросами в группе. В общем, друзья, мы сделали это.

Во-вторых, масштаб его бизнеса, масштаб личного бренда. Представляете, 100 тыс фоллоуверов (целый олимпийский стадион). Это около миллиона рублей за тренинг. Это больше 50% маржи, и налогов Радислав платит больше, чем целый стекольный завод по соседству. И это тоже инфобизнес. Инфобизнес честный, красивый и более масштабный, чем завод.

И в-третьих, начиналась вся эта история, как сказка про Золушку. Когда Радислав сидел на ведре в пустой квартире без обоев и с двумя лампочками – одна в комнате, другая в ванной. И писал-писал рассылку о лидерстве, делал свои первые шаги.

Что тут добавить? Круто, господа.

И если вы тоже хотите большего, хотите к звездам, мы будем говорить про этом на нашем саммите по личной продуктивности «Разбуди свою силу: как заставить каждую секунду работать на вашу цель». Если вы действительно чувствуете, что способны на большее и пора выдавать 100% результата, записывайтесь, подключайтесь онлайн, покупайте вип-билет, которые дает вам участие в третьем дне, когда я проведу мастер-класс и пакет записей саммита,   или участвуйте вживую.

Регистрируйтесь здесь: https://websarafan.ru/promo. И сообщите друзьям, им тоже будет полезно прокачать свои возможности!

Да, и если вы хотите еще Радислава, скачайте его видеоинтервью «Соревнуйся сам с собой», где Радислав рассказывает о своем тренерском опыте, о том, как 8 часов держать аудиторию в 200-250 человек, и о том, как и почему даже при таком  сумасшедшем графике он находит время, чтобы общаться со своими детьми. Ссылку на видео, а также на упомянутые книги и прочие полезности вы найдете на https://blog.websarafan.ru в описании подкаста.

Если вам нравятся наши подкасты, зайдите, пожалуйста, на айтюнс — оставьте отзыв и подпишитесь там на нас, это поднимет наш подкаст выше в рейтинге и даст возможность услышать его тем, кто еще не знает о нас, но кому это будет полезно.

А я прощаюсь с вами. Через неделю у нас в гостях Лия Смекун, которая круто продает офлайн-ивенты в узкой нише. До встречи, друзья!

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!