Женя Лазарева

Добрый день, добрый день! Я Таисия Кудашкина, а вы слушаете 136 выпуск подкаста Websarafan Show. Этот эпизод заряжен бесшабашной энергией, ведь у нас в гостях настоящая рокерша-предпринимательница Евгения Лазарева.

Женя сооснователь и продюсер первого в России семейного музыкального фестиваля KidsRockFest (который собирает до 50 000 человек). Другой её бизнес — производство одежды в стиле family look под брендом mama non stop, который вырос из простого желание быть ближе со своим сыном.

Эти концепции объединяются в коммуникационный холдинг GNEZDO, который продвигает идеи социального предпринимательства и продюсирует проекты для Майкрософта, Твиттера, Йоты, Акрониса, ВТБ24, Андерсона и Бентли.

Годовой оборот бизнесов Евгении более 100 млн рублей. Его делает команда всего из 8 человек. Так ли просто зарабатывать деньги в этом по-настоящему женском бизнесе, мы сегодня и выясним у Евгении.

А начнём по традиции с блица, серии из 8 вопросов, на которые нужно отвечать, не задумываясь. Поняла?

— Хорошо…

Чем вы отличаетесь от других?

— Я слишком свободолюбивая.

— В чем вы круты?

— Креативом и отсутствием шор.

— Если спросить вашего друга, в чем крута Женя, что он ответит?

— Что я вдохновляю.

— Ага. Какие три слова вас характеризуют?

— Рок-н-ролл, свобода и семья.

— Что заставляет вас вставать с кровати по утрам? От чего вас прет, драйвит?

— Я просто просываюсь…

— Чего вы больше всего боитесь?

Когда скучно.

— Кого вы фолловите, следите, наблюдаете?

— На Свету Шабаеву, маркетинг, я за ней приглядываю.

— Она мой партнер, как это, френд энд крем

— В ФБ?

— В ФБ, да, в ФБ. Я читаю, конечно, вдохновенно, мою подругу, Настеньку Татулову. Я люблю наблюдать, как развивается Лола Шурыгина, она такая молодец, бравая очень. А Лола Шурыгина пишет: присоединилась и слышу свое имя, прикинь?

— Привет, Лола! Я видишь, всегда в пуле тех, кто тебя читает. Я еще люблю читать Дениса Еганова, он производитель Артема Артемьева, он производитель. И Артема Андросова, который качает всяким образом молодежное предпринимательство.

Конечно ссылки на Светлану Шабаеву, Анастасию Татулову, Лолу Шурыгину, Дениса Еганова, Артема Артемьева и Артема Андросова уже ждут вас на странице blog.websarafan.ru/podcast136.

Мы записали абсолютно шикарный душевный подкаст #87 с Анастасией Татуловой создательницей сети семейных кафе «АндерСон». Ссылку на него наш редактор уже добавил в описание выпуска на странице blog.websarafan.ru/podcast136.

А мы с Евгенией на этом закончим блиц. Теперь можно просто расслабиться и общаться с удовольствием. Женя, скажи, пожалуйста, какие у тебя бизнесы. Я знаю, у тебя их немало.

У меня не так много бизнесов, как кажется со стороны. Просто есть агентство, которое называется Гнездо, которое порождает всевозможное количество проектов и компаний, которые появляются. Просто так получается, что идеи, которые рождаются  у людей, они потом становятся самостоятельными такими серьезными единицами.

— А что такое Гнездо? Агентство чего?

— Ну, это коммуникационное агентство, в общем-то. Это, наверное, то, где я реализую все свои мысли в работе с разными компаниями.

Мы много чего делаем. На самом деле, мы реализуем самые смелые идеи в разных направлениях. Как, например, какие-то идеи превращаются в сумасшедшие мероприятия как Кидс Рокфест, а где-то мы создаем уникальный контент для крупных компаний с диджитал историей. Мы работам с компанией Microsoft – один из ярких примеров. Гнездо появилось в 2009 г, за это время, наверное. Все, что я извлекаю из себя, из своей головы. Из своих коммуникаций, как работать с кем-то, оно как-то преобразуется.

Сколько человек у тебя в команде, какой оборот, какая маржинальность? Пожалуйста, цифры.

— Оборот моей деятельности, которая, вообще, в принципе, масштабна где-то, от 60 до 100, в зависимости от того, насколько команда и я в настроении это реализовывать. То есть бывает так, что где-то лучше, где-то хуже. Но пик был порядка 100 млн.

Что касается отдельных направлений:  Кидс Рокфес – это фестиваль, Оборот этой истории, если посмотреть в год – 10-15 млн, все зависит от того, какой большой фестиваль мы собрали. В основном, это небольшие события раз в месяц, не так много, условно говоря, усилий для этого требуется.

— Ок, а маржинальность какая?

Маржинальность считается от проекта. По каждому направлении можно посчитать условно какую-то маржинальность. Я для себя при ценообразовании  любой услуги, которую совершаю, я закладываю от 16 до 30% того, что должно являться прибылью проекта. В общем, в этих осях она и крутится. Бывает так, что многие наши проекты срабатывают, тупо в 0. Такое случается. Бывает так, что, наоборот, супер. Вообще ничего не делаешь, а деньги получил. Дело в том, что сама просто структура консалтинговых и ивент, креативных услуг так устроена, что сегодня ты делаешь мероприятие. У клиента есть только 300 000 рублей, можно вот такое-нибудь, но клиент настолько классный, что мы с ним работаем все время, мы конечно, вкладываем для того, чтобы просто постоянно. Такое тоже бывает. Я, на самом деле, все, что чуть выше зарабатываю, всегда вкладываю в какое-нибудь новое.

А расскажешь мне о команде?

— А, про команду. Костяк – 8 человек, команда иногда расширяется до 30 человек, иногда сужается. В этом году мы сужались, потому что был сложный год очень. и в момент проведения каких-то событий, конечно, мы расширяем 23.27(?) работами. Могу сказать, что трудится у нас 8 человек, которые, могут абсолютно все.

— Фестивалем постоянно занимается 5 человек внутри года, только один из них совмещает функции других составляющих, это как раз та самая Светлана  Шабаева Маркина, которую я вам рекомендовала фолловить. Я имею в виду костяк самой команды Гнездо. 8 человек – это такой… Я их называю идеологами. Понятно, что у нас есть бухгалтерия – это тоже команда это все находится внутри нашей истории, но все, что происходит, скажем так, плодит контент, создает какие-то возможности или реализует идеи, это каких-то 8 безголовых человек. Позитивных, классных.

— Получается, что в основном костяке команды, вот эти 8 человек, у тебя, по факту, кто? Креативный отдел все. Да? Маркетинг и креативный отдел?

По каждому направлению у нас есть арт-директор, который… Арт-директор фестиваля… Для меня вот эти люди самые ценные в команде, потому что это люди, которые охраняют ценности бренда. То есть, вот, сейчас все, что происходит с Кидс Рокфестом, мне безумно нравится, потому что очень крутой арт-директор. Он сам музыкант, он очень широко разбирается  в музыкальном контенте, у него богатый бэкграунд, и он, соответственно, обладает навыками креатива, поэтому, он еще очень хорошо организован для того, чтобы реализовать сложный процесс. Еесть мой ближайший партнер Света, с ней нам приходится делать абсолютно разные вещи. Света чуть лучше разбирается в бухгалтерии, она контролирует все, что происходит в части, которую поставляет или реализует бухгалтер, финансовые директора. Я ей в этом смысле хорошо доверяю, она в этом специалист. Одновременно с этим мы со Светой можем написать сценарий, придумать ивент, договориться со своими подрядчиками, поработать с рекламодателями, пойти попродавать свои шапочки, вещи. Абсолютно полный цикл. Как бы, универсальная история.

Категория сотрудников – это аккаунт менеджеры, люди, которые ведут коммуникацию  с клиентом. Аккаунт – это тоже человек, который, на мой взгляд, сверхъестественный. У нас очень крутые аккаунт-менеджеры. И те, кто были с нами и кто еще остается с нами, они очень классные все, я их очень люблю. Там, Светик Ласкова, отдельный привет, Боря, привет. Это люди, которые полностью обслуживают взаимодействие с клиентом. Например, от клиента приходит запрос на организацию мероприятий, дальше, у нас есть специалист, который разбирается в мероприятиях, он помогает аккаунт… Такая точка сбора, вот, аккаунт – это для меня тоже такой сервис компании, точка сборки, им тоже приходится делать довольно разные работы, но чаще всего они привязаны именно к клиенту, к специфике деятельности. Потому что для того, чтобы в коммуникационном агентстве были долгосрочные отношения с клиентами, как это у нас выстраивается, нужно очень четко понимать человека и бизнес на другой стороне. В чем успех или неуспех агентства? В том, что, например, наше агентство, ну никогда не предлагает. У нас такого нет, у нас нет шаблонных решений в принципе. Потому что вся наша сила как раз в том безумном креативе, и мы какую-то идею, которую сложно реализовать, они все нестандартные, нет ни одного проекта за проектом, кроме одного, наверное, проекта с блогерами, который чуть-чуть похож на предыдущий.

— Я так понимаю, что вы в коммуникативном агентстве, я смотрела ролики, вы очень хорошо выстраиваете работу, например, с блогерами, да? Откуда у вас там так получается, как она у вас выстроена?

Там, на самом деле, на сайте агентств, там не так  много, мы много работаем с блогерами. Это предпочтения наших ключевых партнеров, клиентов в этом смысле. Сейчас этот рынок очень хорошо, неплохо организован. В общем-то, условно говоря, как это все обычно происходит: есть техническое задание на создание продукта от клиента, мы предлагаем идею реализации. Одним клиентам нужен диджитал, другим клиентам диджитал не нужен. Дальше ты приходишь к блогеру, точно так же, как к предпринимателю, как и ты, говоришь, вот, у нас есть такая креативная история, давайте поработаем, посотрудничаем, хотели бы вы выстроить взаимоотношения? Каких-то историй, так как мы этим занимаемся достаточно длительное время, и действительно поработали со многими блогерами, одному из наших крупных клиентов, в общем, мы всех знаем, приходим каждый раз с проектом. Точно так же, как артист на фестиваль. Вы всегда их буките, вы всегда узнаете гонорар, оплачиваете их работу, он оказывается на вашем мероприятии, событии, фестивале. Ничего тут такого сверхъестественного нет. Рынок блогеров достаточно уже структурирован, У всех блогеров есть продюсеры. Конечно, мы, как коммуникационное агентство, просто с ними поддерживаем взаимоотношения. Почему, например, количество людей, да, например, не смотря на то, что очень мало, у нас есть какой-то непосредственно проект, и туда мы привлекаем очень много специалистов. От безумного количества дизайнеров, копирайтеров, режиссеров, сценаристов. Это все люди, которым мы оплачиваем работу сдельно. Они, на самом деле, тоже часть нашей большой команды, но я не могу сказать, что каждый месяц содержу столько человек в штате. Для нас они являются исполнителями. В общем, вот в такой деятельности все так происходит: есть проект, какое-то устройство, для этого устройства мы предлагаем идею, как можно было бы реализовать, потом, если эта идея связана со съемками или с видео, или с блогером, режиссер, как бы, появляется режиссер, появляется сценарий, появляются актеры, появляется реализация, в общем, так и живет. Ничего сверхъестественного.

Понятно. Значит в работе с блогерами нет ничего особенного. А дай мне пример по-настоящему сумасшедших идей?

Сама идея Кидс Рокфеста изначально казалась весьма сумасшедшей по 2 причинам. Рок-фестиваль – это, вообще, взрослая история, ну правда. Мы иногда так шутим, что фестиваль для малышей и их родителей алкашей.

Мы поймали проблему, пережив ее через себя, досуга взрослых людей. Ну, правда. Я, честно, испытываю невроз, когда жду ребенка после мероприятия. Точно так же я испытываю, после детского особенно где-нибудь стоишь и ждешь, пока твоего ребенка приведут после кружочка вокруг елки обратно. Вторая история про то, что жутко мало времени у взрослых людей для хороших коммуникаций с детьми. Правда, мало. 3-я история, меня, вообще, просто трясет, потому что, когда берешь с собой куда-нибудь Федю. Федя – это мой сын, соответственно. Всегда сложно с тем, что ты даешь ему гаджет, и он растворяется, когда ты решаешь вопросы со своими взрослыми. Мы решили эту проблему достаточно сумасшедшим образом. Придумали фестиваль. Может прийти бабушка, дедушка. Позвонили, у нас не было никогда опыта организации тяжелых, легких музыкальных событий. Мы полностью проработали весь цикл,  и 5 лет проект существует. То же самое, была, например, история, я люблю приводить этот пример: у клиентов был очень ограничен бюджет, и нужно было достигнуть очень большого охвата для продвижения очень популярного продукта. Когда я понимаю, что никого не забукишь, никого не купишь, ничего не сделаешь, можешь только максимум, условно говоря, арендовать кусочек какого-то… Мы взяли лофт, позвали туда супер крутых популярных людей на общее, как бы… Позвали туда очень крутого лояльного человека, который нам помог организовать… И мы устроили батлы между этими людьми в игровом формате и, на самом деле, на удивление, это очень маленькие деньги, которые вообще не существуют. У нас было мероприятие с охватом 5 млн в общем. Это было совершенно потрясающе.

— Как ты генеришь эти сумасшедшие идеи? Есть какой-то процесс у тебя, как ты вытаскиваешь эти идеи у себя из головы?

— Я уже меньше вытаскиваю. Я сейчас человек, который ответственен больше за обеспечение всех тех, кто вытаскивает из своей головы идеи, вот. Но так, это происходит непроизвольно, благодаря штурму, благодаря тому, что с неба, сверху…  Мама Нонстоп появилась знаешь как? Я просто шла по парку, мне просто стукнуло в голову чем-то, что я хочу, чтобы у Феди было пальто, как у меня. Вот, дальше появилась компания, которая впоследствии стала производством. Точно так же в обсуждениях. В мозговых штурмах. У нас есть специальная технология, которая обсуждается… Вообще, есть даже целаяоно время ее выпускала Икра, про то, каким образом правильно организовывать креативные процессы для того, чтобы это все выходило из головы. Чаще всего надо просто закрыться в туалете, побольше подначитаться, и что-то в голове появляется. Креатив, как свобода, это, на самом деле, очень большая ответственность, потому что, например, бывают такие истории, когда ты… У тебя дико креативная классная крутая идея, но когда ты начинаешь ее материализовывать, ты снимаешь какой-нибудь, я не знаю, голливудский фильм и реализация очень дорогая. Вот еще важное качество: у тебя появилась идея, ты потом ее причесал и все самые хорошие идеи, они самые простые. Простые, какие-то естественные.

— Подожди, хочу вернуться к той фразе, которую ты сказала до этого, что хороший креатив – это ответственность. Давай еще раз, непонятно почему?

— Ну, ответственность в том смысле, что свобода – это свобода. Но, когда человек свободен, он ответственен за все, что происходит с ним. Креатив – это тоже свобода, свобода мозга придумывать содержимое, контент, какую-то необычную идею. В моей конструкции мира, вообще, всего, что я делаю, это должно быть созидательно, это не должно вредить человечеству, это не должно приводить к каким-то последствиям. В этом смысле креатив – это тоже такая вот… Имеет вот такие вот ограничения. Это тоже ответственность, потому что все, что вышло из твоей головы, оно превращается впоследствии в ответственность, поэтому, каждый раз, когда я придумываю что-то сумасшедшее…  первая итерация – найти сумасшедшее, вторая итерация – чтобы это сумасшествие прошло сквозь призму понимания других людей. Было, соответствовало, в общем-то, целям того, что ты хочешь видеть в конце, и было возможно к реализации.

— А давай тогда теперь про Кидс Рокфест поговорим? Я напоминаю вам, друзья, что нам говорила Евгения, что фестиваль с оборотом 10-15 млн в год, 5 человек полностью работают  на нем внутри года, всех остальных нанимают, и до 50 000 человек это оффлайн ивент?

— Это оффлайн ивент. Я сейчас поправлю цифры. Вот как раз история  про сумасшествие: мы первый фестиваль собрали, придумали флэшмоб, в котором… Во-первых, собрали за месяц первый фестиваль.  Мы хотели сделать мастер-класс для продвижению продукции Мама Нонстоп в парке вместе с артистом, чтобы он подыграл мамам на гитаре, а мы сделали такой семейный мини-микро-пикничок. Пока мы придумывали в течение часов, наверное, 2, мы накидали концерт фестиваля и просто начали сходу звонить музыкантам, вот, у нас такая идея, не хотели бы вы к нам присоединиться. Так же сделали с партнерами фестиваля, реально за месяц мы собрали фестиваль, в котором приняли участие 30 000 человек.

А флэшмоб очень простой: у нас дети с такими дощечками картонными писали Take me to the Kids rock fest  1 числа. Мы нащупали вот эту болевую точку родителей, еще желание вернуться в детство, и как раз рок-концерт, как раз это был период, когда 14 год, когда было пространство прокачано хорошими нашими фестивалями, было, слава Богу, не одно только нашествие, появились много…. Музыка стала возвращаться, такой большой… Пространство…. И мы такие, раз, сами захотели на рок-концерт и, в общем, пошли туда, и  сделали его свой.

— Я пропустила. Еще раз напомни мне, я не поняла механику флэшмоба. Что было сделано на флэшмобе, как вы с флэшмоба вы вели на фестиваль?

— Вообще, все было просто. Люди должны были опубликовать фоточку. Вернее, мы начали таким вот мамашенским рядом… Я знаю много мам, и говорю, вот, мы делаем рок-фестиваль, можешь сделать анонс, пожалуйста, и вот мы стали делать анонсы. 30 наших друзей сделало, а после этого нам просто стали присылать из Доминиканы.

Там были фотки детей на вокзале, детей в коробках, которые лежали, типа,  с такой дощечкой, они, типа, как будто автостопом ловят машину и собираются уйти от родителей на рок-фестиваль.

Женя рассказывает, а вы мотайте на ус, друзья, была придумана интересная механика флэшмоба, но она была не только придумана. Женя говорит об этом вскольз, но, тем не менее, первый пуш был сделан ими. Женя нашла первых 30 человек своих друзей или знакомых, пообщалась с ними,  и вот этот вот первый запуск истории в онлайн было сделан немножко искусственно, оно не само пошло, его сдвинули, и после этого люди уже начали делать это сами, правильно?

— Да, совершенно, верно. Просто раньше, в отличие от того, как сейчас присутствуют в интернете эти ниши достаточно, флэшмобные, были свободные, Сейчас уже много чего, разные механики для продвижения есть. Когда 6 блогеров объединяются, они делают друг другу give away или все вместе, нужно подписаться на 6 аккаунтов, всего этого раньше не было. Потому что мне, например, для того, чтобы стать популярной в Твитере, было достаточно пару твитов и опубликованной шапочки от одного известного блогера, чтобы ко мне прибежала толпа людей. И, конечно, раньше механизмы, если говорить про маркетинг, Были супер-знаменитые люди, которые об этом написали, твитнули, это классно, был рад 10-000ячников, это люди, которые до 10 000 публикуют, это тоже супер, и был, опять же таки, ниша достаточно тогда свободная, сейчас до нее достигается практически уже только чаще рекламой, просто были 000ячники, полутора000ячники, которые вели свою какую-то самостоятельную жизнь и подключались легко, легко было разыграть какой-нибудь приз. Не так, как сейчас. Сейчас ты разыграешь приз, на какое-то количество денег вложишься в рекламу, чтобы продвинут пост.

— Но, тем не менее, 30 000 человек, 50 000 человек ты собираешь на фестиваль сегодня.

— Если говорить с точки зрения маркетинга, организации, так как Мама Нонстоп было достаточно, и сейчас, в принципе, не самый популярный бренд, может быть, конечно, он сильно связан со мной, но мы, безусловно, считайте, пригласили порядка 20-30 детских проектов, которые были на площадке. Это сейчас понятие поа-ап фестиваль. То, что мы начинали делать в 12, 11 году, это как раз и было зарождение поп-ап фестивалей, зовешь всех, там, кто-то… Денег, естественно ни у кого не было. Мы все так делали, але, ты можешь завтра провести мастер-класс такой-то? Да, супер, приду, это же вы делаете, мы же друзья, мы идем.  Это очень легко срабатывало. И так собралось. Идея понравилась музыкантам, идея понравилась СМИ, идея понравилась… Нас просто распирало. Идея понравилась парку. И, мне кажется, синергия вот этого всего выстрелила. Дальше, на следующий год мы, конечно, корону не сразу себе надеваешь, но мы были очень горды тем, что случилось, потому что… Я даже друзей нашла, которых не видела 15 лет, через этот фестиваль. Потом случилась следующая история: мы решили замахнуться, что мы музыкальный фестиваль, мы решили замахнуться, следующий год мы пошли … К сожалению, у нас уже был другой парк, потому что в этом уже место было забукино, и мы оказались в большом парке Фили, который представляет собой 4 га леса, по которому,  я помню, что к какому-то количеству времени так истерла ноги, пока по нему бегала, чтобы все это установить, но мы собрали 100 артистов у нас было за сценой, мы считали. 2 сцены собрали, и опять прочесала кучу проектов, которые с нами стали партнерить, поработали партнерами, устроили краудфандинг тогда же, потому что тогда это была история, как раз, фестиваль был 49.55, а когда девушка краудфандинг, у тебя еще больше сил для того, чтобы, как бы пиарить, потребность такая есть. И тогда пришло 50 000 человек.

Ты считаешь что краудфандинг делается на проект не для того, чтобы забрать деньги, а для того, чтобы, так скажем, дать тебе еще больше энергии и импульса какого-то. Правильно? Это твоя мысль?

— Я могу назвать, мне так кажется, можно об этом спорить. Я давно занимаюсь инвестициями, с бородатых лет. Я прекрасно осознаю, какая инвестиционная культура в российском обществе. Я бы сказала, что она слабо развита в плане того, чтобы люди свободно инвестировали деньги, тем более, на какие-то проекты или как на кик-старте сидели и ждали, когда будет что-нибудь новенькое, куда вложить деньги. У нас фондовый рынок, количество ритейлов на фондовом рынке показывает… Сейчас лучше, но краудфандинг – это тоже модель сбора, как бы, инвестиций. И в нашем случае, в России, он приобрел социальное больше лицо, чем в сторону поддержки стартапа. Сейчас гораздо больше люди склонны собрать денег на какую-то операцию из чувства сожаления, жалости, не знаю, желание помочь, сердечной боли русской души, чем проинвестировать во что-то. Если брать фестиваль – это вообще 3-я история, это не про помочь тем, кто нуждается в этом, потому что мы не похожи на нуждающихся людей сильно и это не про инвестицию, которая вернется без дохода. Поэтому, в случае таких вещей, ты делаешь  культурное событие, в котором заинтересованы другие люди. Мы считали, что раз мы смогли собрать 30 000 на площадке, что все люди проинвестируют наш краудфандинг и захотят и захотят на фестиваль снова. Действительно 600 таких человек нашлось, по-моему, сейчас не помню, которые сделали этот шаг и вложили свой вклад в краудфандинг. Но, на самом деле, все,  чему нас научил краудфандинг – это первое, правильно упаковать фестиваль для того, чтобы научиться говорить правильно все мысли, тезисы о том, как устроен фестиваль, вторая история – Ведь от того, что ты публикуешь даже хороший свой текст, никто к тебе не придет, дальше ты начинаешь работать кол-центром круглосуточно, позвонив каждому своему знакомому, чтобы он поддержал тебя на краудфандинге, ты начинаешь слушать СМИ, чтобы они рассмотрели возможность в своем огромном мире опубликовать, что где-то там фестиваль. Смешно. Собирая деньги на краудфандинг. Попросить всех своих друзей, которых ты и так уже достал, наверное, за все, что ты делаешь с фестивалями, шапочками и мамами, чтобы они написали о тебе 125 пост, потому что уже стыдно мне было приходить и говорить, а можете написать что-нибудь, но это тоже нужно делать.

Но больше всего полезен краудфандинг для того, когда тебе нужно собрать команду, когда тебе нужно подготовить, хорошо изготовить контент, и четко рассчитать цели, которые тебе нужно достичь, засунуть это в определенный участок времени. Это дико организует и это дает вот такой эффект. На самом деле, деньги того фестиваля, он был, кстати, классный, успешный, мы собрали, знаешь как? Мы их собрали за счет того, что мы привели эту компанию по краудфандингу, просто кто-то увидел из партнеров тогда, что мы идем в эту компанию, о, можно мы с вами, типа, поработаем на ваш фестиваль. То есть это еще и способ поискать для фестиваля партнеров.

— А давай поговорим про эту историю. Как вы монетизируете эти все фестивали?

— У нас очень простая, у нас вообще эта модель называется открытая бизнес-модель. Открытая бизнес-модель, когда ты зарабатываешь деньги, как хочешь, у тебя есть не 1 способ, а 25 и каждый способ себя оправдывает, с каждым способом можно работать, приложив к нему усилия. Дело в том, что наш фестиваль с открытым входом, об этом все знают, то есть, как бы, единственное, чего мы лишены, мы не берем на фестиваль, который самый большой, деньги со входа. Это обусловлено нашей социальной ответственностью перед обществом, потому что мы хотим, чтобы как можно больше людей слушало прикольную, классную музыку живую. Дальше, значит, все, что тебе нужно делать, все, что дается, это партнерка, помогатели потенциальные, они тоже делятся на определенные категории, которые состоят из партнеров, которые, например, представляют свой бренд серьезно с организацией рекламы интерактивной зоны. Это маленькие арендодатели, у нас они имеют место быть, потому что мы, все-таки, кружим вокруг себя проекты в сфере семьи и детства. Кому-то нравится идея, кому-то нужна аудитория, людей-то много, которые искать в сфере семьи и детства неплохо, они у нас всегда по очень маленькой ставке аренды проходят, хотя, говорят, что она большая, она небольшая.

Фудкорты, соответственно тоже. Фудкорты разного порядка. Есть большие фудкорты, которые профессионально подготовлены, которые уже узнаваемые. Есть маленькие, я таких очень люблю, я их отбираю, мы не всех подряд берем по той простой причине, что я хочу, чтобы еда для детей была здоровая, зеленая, разная и тд. Поэтому, какая-то категория у нас явно отпадает. И еще одна история – это создание, то есть, мы еще создаем фестивали мерч (?), мы на этом тоже зарабатываем, потому что мы готовим сейчас к фестивалю всегда фирменную продукцию, изготавливаем…

Мы создаем собственные продукты, которые помогают нам собирать внутреннюю экономику. Это мастер-классы какие-то, которые мы  делаем платными, есть часть, которая всегда остается бесплатной, то есть у нас такого нет, что все фестивали платные, а есть те, которые платные. Как бы, на самом деле, внутренний потенциал площадки позволяет тебе тоже собрать достаточно серьезный бюджет. Конечно, было бы здорово, если бы нас поддерживали какие-то гранты или что-то вроде того, но я таких грантов еще не находила. Если кто поможет я, кстати, очень буду рада.

Я считаю, что вся эта история очень притягательна своей честностью, мы во всех вопросах достаточно честны. Если мы говорим, что мы делаем что-то социальное, то мы делаем только социальное. В другое время, мы про настоящую музыку, мы за живую музыку. У нас странно отличается лайн-ап крупных фестивалей, конечно, по ряду причин, мы не всегда можем понять, если мы возьмем, если бы мы даже хотели, если бы были деньги взять, например, на финал Муммий Тролля Джон Бон Джови, если мы говорим про фестиваль, мы хотим, чтобы Джон Бон Джови в Москву приехал, вот, он не состоится бесплатно, потому что тогда, там не будет атмосферы комфорта, удобства для аудитории, которая туда приходит. Поэтому, получится давка и то, чего мы избегаем. У нас никогда не было никаких случаев негатива, там, какого-то дурацкого настроения, у нас даже вместо какого-то слэма (?) на рок-концертах дети на концертах водят с родителями хоровод. И вот за эту атмосферу мы, конечно, и боремся. Что касается другой монетизации, потому что, вот, дальше наступает вопрос, а как вы содержите команду всего последующие полгода? Мы делаем следующие вещи. Во-первых, мы создаем разные продукты. У нас есть продукт летний, продукт зимний, есть продукты сезонные. Все продукты создаются тематически, мы в этом году отработали, вот, семейник Guns N’ Roses к приезду Guns N’ Roses в Москву,  у нас был семейник The Beatles, у нас был семейник театральный, литературный, киносемейный. Мы собираем очень много разного, интересного, творческого контента, который был бы уникален, который был бы интересен, самобытен. Мы делаем мероприятия для детей во взрослых барах, потому что все наши события, рок-елка, там, проходят в клубе половина событий прошлого года прошла в китайском летчикеДжао да. Может, вы думаете, что мы маргиналы? Нет, отнюдь, мы просто соединяем и тех, и других. Мы делаем мероприятия в воскресный день, когда в клубе нет толпы людей, когда помещение и сам, как бы, само помещение заинтересовано в том, чтобы сделать специальное детское меню. Вот меню рок-елки. Вот, просто. Хрустящие овощи Rolling Stones. Или салат Отель Калифорния, греческий, суп-лапша с тефтельками Радио хэт, австрийские калбаски бывают, сельдь для Пола Маккартни, мы делаем специальные… Это детский, все адаптировано, или вот Мери на босухе (?) – это такие штуки, которые мы делаем специально, чтобы все в этот день превратить в состояние приличности, экологичности, заинтересованности двух сторон, не только детской, но взрослой…

— Это как раз история, когда мы продаем билеты на эти события и привлекаем партнеров небольших, максимум 300 человек, только елка до 1000 достигать может, а вообще это 200-300 человек, которые приходят и тусуются семьями с детьми.

Давай к фестивалю вернемся, что для тебя самое сложное в фестивале?

— Не превратиться в попсу, потому что когда ты становишься довольно известной площадкой, к нам вливают… к нам приходят, например, вот наши дети из Голоса, они хотят петь на сцене, я честно могу сказать,, мы не конкурс талантов, мы не поощряем историю, когда ребенок превращается в некоего монстра, я за живое событие. Мы сохраняем историю пятый год подряд с открытым входом, хотя давно бы могли бы его закрыть, чтобы платили деньги, не думаю, что люди, которые к нам приходят, не могут заплатить за билет, это непросто, согласно, это могло бы стать существенной частью дохода. Мы как бы стараемся брать как бы такие группы в лайн-ап, вытаскивать такие проекты, которые на самом деле во времени или наоборот, это не то, что прямо сейчас орет из радио, но у них есть большая ценность, их знает определенный класс людей-фанатов, это на самом деле не просто, не просто, когда очень много вокруг тебя социального, тебе все равно нужно сохранить экономику, как ни крути, это тоже очень тяжело дается,

Как ты себя чувствуешь, когда тебе кто-то предлагает деньги за участие в фестивале, но он тебе не подходит концептуально?

Понятно, мы  никогда не возьмем табачную или алкогольную компанию, если они делают газировку – ради бога, но я, давно отдала себе свободу принятия решений, и нет. Точно также, когда нам предлагают выступление за деньги, приходит какой-то родитель: ну что вы там, мы заплатим деньги. Мы говорим нет, я их не возьму, мне даже странно, я лучше создам среду, у нас в этом году среда, когда каждый, кто хочет, может выступать, целый семейный джем.

А про контентную стратегию расскажешь? Я понимаю, что какой-то был момент, есть в этом, естественно, и наработанный бренд, но все равно сейчас каким образом вы собираете этих людей?

я отдаю предпочтение профессионализму, так как мы много чего делали на энтузиазме, потом когда энтузиазм уже энергетически… дальше приходит дело профессионализма, когда ты сам развиваешься. Поэтому у нас каждый сотрудник, человек вносит свою вещь, которая образовывает других. Уже полтора года у нас работает арт-директор, который… наверное, сейчас я более всего спокойна за кидзлайф (?). А еще я точно знаю, что люди, которые работают, они делают все супер, я просто уверена в этом…

Андрей собирает музыкальный лайн-ап, мы приходим, часто кто-нибудь говорит, а что это такое ты опять туда включил, никто этого не знает, я под него партнеров не соберу, говорит Света. Я прошу рассказать поподробнее, знаю я или не знаю, и понимаю, что на самом деле это входит… что это круто. Или еще один Андрей у нас есть, который нам периодически вбрасывает какой-то контент, какой-то сумасшедший, классный. — Да. Вторая у нас серьезная проблема была, когда новый мир наступает постоянно, и мы там тоже где-то становимся динозаврами, и я все искала крутого пиарщика, мы все попробовали на себе роль пиарщика, потому что не могли найти того, кто был бы супер и адекватно понимал, что именно нам нужно, к нам приходили разные люди, кстати у нас никто не выживает, из тех, кто не врубается в тему Кидс Рокфест, выживают только те, кто действительно находится в этом духе. И тут мы искали-искали и реально нашли девушек, Ира и Катя, привет, которые… одна из них очень известная, понимает все про контент, она была арт-директором самого крутянского клуба, они появляются, и все срабатывает ровно так, как мы видим, как хотим, и все получается.

— Арт-директора я ждала 3 года, особенно два последних очень, они каждый раз менялись, но все равно у нас всегда идеологи музыкальные были, кто занимался арт-дирекшеном, а пиарщика, мне кажется, я всю жизнь искала вот именно для этого продукта, чтобы он был прямо крутым, мы их нашли, они классные.

То есть твоя рекомендация здесь о том, чтобы искать крутых профессионалов?

Нет, это должна быть история про то, что у тебя  в душе должно быть… то есть душа… почему я так люблю Кидс Рокфест, когда у меня куча на самом деле других проектов, они все классные, и про каждый можно истории рассказывать часами. Но тут живет твое сердце, и когда оно там живет, все круто, и если не живет, то все не круто. Вот. То есть это любовь к музыке, любовь к семье и любовь к людям. Я хочу, чтобы у нас вокруг рок-фестиваля много фанатов. Они появляются – это тоже праздник. Мы видим аудиторию, кто ходит к нам, костяк, семьи – это очень классные люди, самая лучшая аудитория фестивальной, музыкальной, это наша аудитория, это потрясающе: ты вчера видел человека в костюме директора департамента, а тут ты видишь его с розовым ирокезом, с дочкой на плечах и счастливого человека. И люди, которые круто разбираются в музыке и ценят  наш контент, они на самом деле все очень умные, интеллектуально разноплановые, которые позволяют себе это чувство свободы иметь, как сказать, просто оно у них есть.

Друзья, мы как и Женя просто обожаем фанатов нашего подкаста и считаем вас самой лучшей аудиторией, которую только можно пожелать. Мы внимательно слушаем, что вы нам говорите, и становимся лучше по вашей обратной связи.

Расскажите, что вы думаете о подкасте, поделитесь своим мнением и эмоциями через форму отзывов в айТюнсе. За самые подробные и эмоциональные отзывы мы дарим книги издательства «МИФ», написанные героями наших прошлых выпусков: Максимом Дорофеевым, Дмитрием Кибкало, Игорем Манном, Екатеринной Иноземцевой и другими.

Инструкцию о том, как оставить отзыв, ищите по ссылке websarafan.ru/review или на странице этого выпуска.

Жень, а что там у тебя за система лояльности?

мы придумали систему лояльности, когда ты ходишь на наши события, потому что у нас же есть фанаты, это круто, ты приходишь на событие, можешь прийти, зарегистрироваться, оставить анкету, и ты сразу у нас ринго-стар, как только ты дошел до нашего личного кабинета на сайте, это же подвиг!, ты сразу получаешь 5% бонусов на наши мероприятия, скидки. Дальше, когда ты сделаешь еще несколько необходимых действий – сходишь на еще одно событие, познакомишь кого-нибудь с нами,  у тебя появляются крутые мерчовые подарки, приглашение на событие бесплатно, какие-то сюрпризы от нас, и если человек вдумчивый, а мы же выращиваем всех вдумчивых людей, чтобы в этой нашей системке стараться разбираться, они вообще получают там кучу всяких няшек постоянно, мы для них устраиваем розыгрыши крутых подарков, последний раз разыграли классный самокат, где-то можно укуле (?) выиграть, и если человек живет в нашей системе, ему постоянно какие-то классные штуки приходят. человек, который сегодня зайдет в наш личный кабинет и  напишет слово Вебсарафан в слове промокод, то сразу получит статус третьего порядка и 20% скидки на наши всякие няшки и будет жить в нашей прекрасной системе, радуясь.

Услышали, друзья? Чтобы получить 20% скидки на одежду Мама Нон-стоп, другие плюшки и супер уровень в системе геймификации, о которой нам рассказала Женя, вам нужно при регистрации на сайте kidsrockfest.ru указать промо-код WEBSARAFAN.

— Ну что, у нас с тобой осталось поговорить про женское немножко, про мамское предпринимательство и про общественную твою деятельность. Скажи мне, пожалуйста, чем отличается, по твоим словам, женское и мужское предпринимательство?

— Очень просто. На самом деле предпринимательство ни чем ни от чего не отличается, предпринимательский дух – это такой ген приключений, который есть в человеке. Что делают женщины, что отличает… на самом деле шампунью все моют голову, это же шампунь. Но кто-то любит для блеска волос, кто-то против перхоти, а кто-то для кудрявых. Это, конечно, не самое лучшее сравнение, но у женщины есть свои особенности выбора, принятия решений, вступать в бизнес или нет, свое отношение с деньгами, свое отношение к выбору дела, в какой сфере находится, то, куда женщины вкладывают свои усилия, женщины вообще никогда не идут.

— Ты расскажи на примерах конкретно, какое отношение к деньгам у женщин, как они выбирают себе проект?

— Первое. У женщины веерное мышление, оно вот такое, как у Гая Юлия Цезаря, могут делать много вещей одновременно, фокусируясь при этом, она такая разносторонняя, нет одного вектора, нет. Вот когда ты идешь за млн долларов, у тебя твой ребенок, не знаю, ногу сломал, тебе будет все равно на млн долларов, ты пойдешь чинить ногу или организуешь починку ноги, если ты совсем бессердечная, такое тоже бывает. И в этом то же самое касается бизнеса, бизнес – это человек, поэтому женщины – это про здоровье, про нахождение решений, которые улучшают человеческую среду, про образование, про сообщество, про коммуникацию, про кулинарию, про все, что позволяет еще кроме этого реализовать свой творческий потенциал. Это первое. Второе. Женщины очень рачительны в деньгах, они могут создать что-то за 3 копейки вот с таким измерением, когда мы работаем с  банками по созданию какого-то финансового продукта, у женщин кредитная история лучше, она ответственнее в таких вещах, она не склонна вот к такому риску, вот к такой прибыли. Вообще образование для девочек в плане денег и всего прочего нужно давать немного в другой форме по типам ведения бизнеса. Вот и все отличия. Конечно, женщины очень эмоциональны, это не значит, что они хуже или лучше предпринимателей-мужчин, они просто другие, по-другому выстраивают свой бизнес, если смотреть, куда вложатся мужчины и куда вложатся женщины, женщина, условно, создаст уют для кафе с розовыми шторами, с чаем, она проверит каждый ингредиент в этом чайном пакетике, мужчина легко вложится  в технику, чтобы обеспечить быструю доставку свежих продуктов в нужное время. И в этом и есть разница.

Ты говорила, что «в аду есть специальное место для женщин, которые не поддерживают других женщин». Что это значит для тебя?

— На самом деле, несмотря на то, что все девочки изначально не любят других девочек, вот это все, что создавшая одно сообщество девушка уже более великая, чем девушка, создавшая предыдущее сообщество, на самом деле, когда дело заканчивается решением какой-то проблемы, которая будет одна на всех, девушки будут решать ее очень быстро и сообща, и никогда не будет, даже если очень хочется кому-то оторвать  глаз, выцарапать волосы или что-нибудь такое, то в определенных вещах с девчонками гораздо проще договориться, их легко собрать, на какую-то созидательную штуку нацелить и они легко дают советы. Не знаю, может, это подружка есть какая-то, она в бизнесе прослеживается, если она не хочет что-то говорить, где она печет свои кексики, где она нашла свое производство, пройдет три дня, она все равно расскажет.

Мы очень сильно чувствуем то, о чём говорит Женя в нашем закрытом сообществе предпринимателей WBS Business Club. Эта поддерживающая среда, где предпринимательницы могут быть самими собой.

Вот, что нам написала участница закрытого клуба Алла Анатольевна: «Мне очень комфортно в Клубе. Вы как добрые и умные Феи — всегда рядом, не игнорируете и не забываете даже маленькие вопросики, терпеливо слушаете наши волнения и переживания. Кроме того группа — это такая поддержка, словами не передать… Спасибо.»

Алла, спасибо тебе за эти тёплые слова. О бонусах, которые даёт участие в бизнес-клубе и условиях вступления вы можете узнать на странице websarafan.ru/business-club.

А мы вернёмся к Жене. Расскажи, как ты восстанавливаешься?  

— Я, для того, чтобы себя привести в чувства. Во-первых, я, конечно, хожу на концерты. У меня есть любимая группа друзей, и когда у них перерывы в концертах, я очень грущу, мне там очень хорошо.

— Как называется?

Биг дейлз. Биг дейлз. Мне там просто хорошо, я хожу на их концерты, потому что я чувствую себя спокойно. Но, например, я склонна к авантюрам, типа того, поехать в Нешвил, учитывая, что для того, чтобы туда поехать, мне нужно было из командировки в тех же самых Штатах вернуться обязательно в Москву, и потом через день опять уехать в Штаты, чтобы попасть на концерт, 4 дня там не спать и наслаждаться. Бон Джови – это было самое скучное, что было в этой поездке на 4дня, потому что я спать вообще не ложилась, я была в Нешвиле, а там такой классный даун-таун, там 40 баров на одной улице, и в каждом играет живая музыка, вот я ходила с 9 утра до позднего вечера в каждый бар, сидела, слушала музыку, мне от этого хорошо. одна.

— Мой ресурс – это музыка, мой ресурс – это где ты сбрасываешь адреналин, и какое-нибудь необычное приключение, мой ресурс  — это общение с сыном, потому что у меня такой клевый ребенок, он такой умный, и меня реально прет, когда я для него что-нибудь делаю, хотя все считают, что я его либо балую, либо не уделяю ему внимания, такое есть расхожее мнение, но мне прямо классно, мы вот сейчас с ним ездили, катались по горам, творили какие-то страшные вещи, какие-то на машинах, тропочках, на вертолетах-самолетах  — в общем мне от этого классно. Я очень люблю путешествовать по России, я много где была, и меня очень прет, я могу уехать на Ольхон, на Байкал, куда-нибудь еще, очень люблю в таких местах оказываться, где большая вода. Вода большая – это вообще для меня целое… не знаю, когда я с большой водой, мне очень круто. Я вот так восстанавливаюсь, да.

— Я знаю, что у тебя с первых дней с Федей, несмотря на то, что ты в него безумно влюблена, с ним сидела няня, вот расскажи нам про это. У нас тоже много женщин-предпринимателей, которых вечно волнует вопрос: как же так, если я люблю ребенка, у меня с ним сидит няня?

— Ну, я не могу сказать, что она прямо сидела, на самом деле, я человек… как любой человек, работающий и в меру творческий, есть вещи в быту, которые я ненавижу делать, я никогда не готовлю дома сама, вернее я готовлю только для Феди, потому что у него специальная безглютеновая диета. Это не значит, что я готовить не умею, я иногда даже готовлю и очень неплохо, но я могу готовить только для Феди или потому, что мне это классно, мне это нравится. Какие-то вещи, связанные с чисткой пыли… каких-то там штук, вообще все, что касается быта, мне неинтересно, мне интересно креативить, создавать, беситься-веселиться. Что касается того, Федя родился, я в принципе не была в декрете, как многие люди, но на самом деле Федя у меня до год и восемь ел грудь по расписанию, и условно говоря, я покормила его, мне нужно отвлечься для того, чтобы написать, не знаю, креативную идею, я тогда еще работала в банке, у нас были постоянно какие-тяжелые проверки, я постоянно генерила какие-то ответственные документы. Я много занимаюсь ответственной работой, поэтому она требует сосредоточения. И когда я понимаю, что я сосредоточена сейчас только на Феде, а я еще должна быть сосредоточена на чем-то другом, у меня случается разрыв шаблона, и мне нужно, чтобы он был в безопасности с человеком, которому я доверяю. Доверяю я небольшому количеству людей в этом смысле, и у нас была такая чудесная няня, она сама пришла и сказала: классно, ты родила, давай-ка я тебе помогу, и это лучшая Мери Попинс вообще, у Феди на самом деле была одна няня, те, которые ее иногда заменяли, они никогда не задерживались, это человек, который делал то, что мне тяжело делать. Я могу играть на работе в разные классные штуки, но я не могу дома устроить, как это делают мои няни, какой-то крутой спектакль, где все главные герои превращаются в гусей-лебедей, у нас постоянно дома происходила какая-то такая творческая штуковина. Я не могу внимание удерживать очень долго, не из-за того, что я невнимательная, а потому что мне нужно, чтобы очень быстро менялись картинки. Для маленького ребенка это вредно, такой мой темп вредно, потому что он не успеет с одним разобраться, а я уже тащу его в другое, я очень быстрая, у меня очень быстро все происходит.

Я абсолютно согласна с Женей, я тоже рассказываю на своих вебинарах то же самое: всегда выбирайте и думайте, а что вы делаете лучше всего, и если вы не делаете это лучше всего, то сплавляйте это, я тоже не готовлю дома практически и задаю себе тот же самый вопрос: как только ты начинаешь делать что-то, что тебе не нравится, ты сразу же думаешь, а куда это слить, и все. Зачем это делать, зачем?

— Когда у тебя подруга, и не одна, ресторатор, другая делает доставку крутой еды на дом, третья подруга оказывает сервисы клининга, четвертая делает лучшие торты на планете – зачем тебе это все?

— Скажи, пожалуйста, какая у тебя есть такая привычка, которой ты атрибутируешь большую часть своего успеха? Какая-то самая важная, которая тебе больше всего помогает.

— У меня плохая память. Я вообще очень быстро забываю эмоциональный ряд, который происходил, конечно, я могу быть очень импульсивной и резкой, но есть прямо конкретные случаи, раз я сказала, что я больше не вернусь или не сделаю, я правда больше не вернусь и что-то не сделаю. Но я не помню каких-то плохих событий, у меня в голове только один сплошной позитив, и даже когда бывают сложные времена, а сложные времена бывают у всех, и даже посмотреть, у меня всегда должен быть человек рядом какой-то критического мышления. Например, когда ко мне кто-то приходит, я на самом деле в человеке вижу сразу только хорошее, мне говорят сразу: ты вот это проверила, об этом подумала, а это ты?… Реально, может, меня это спасает, потому что я не вижу плохого, мне все говорят: он козел! И чем больше мне говорят, что он козел, тем быстрее я в нем увижу талант. Я вижу в человеке его добрую сторону. Реально, это сильно меня преобразует. Из-за того, что я плохо помню, я помню хорошее и забываю плохое. Следующая история, я очень быстро открываюсь, у меня нету, как это сказать… возможность изменяться у человека… меня это спасает, дает возможность жить, развиваться, приводит к успеху.

-То есть ты открыта к изменениям, ты не консерватор, не держишься своих привычек, ты всегда ищешь чего-то нового.

наркотик, чтобы всем нравиться, меня нельзя закрыть в шкафу, чтобы спрятать, потому что шкаф взлетит просто, и возможность меняться. Есть вещи, которые у меня, как у любого харизматичного человека, оставляют шрамы в разных местах, где-то я могу, как и все – вот так вот сделать (показывает жестом), а потом подумать, что это я такую фигню, но единственное, когда доходит до такой какой-то мышцы, при всей открытости, я в глубине себе закрытая, и когда что-то доходит до сердечной мышцы… просто если оно плохое, оно исчезает навсегда вообще. И к сожалению, в этих случаях я никакой фидбек сделать не могу, меня как стукнет – вот бывает, что у человека отрубило. Если меня отрубило, то вернуть отрубило невозможно. Не знаю, может, я еще не выросла до того, чтобы это отрубило как-то возвращать.

Я много что принимаю, и даже если с кем-то ругаюсь, легко могу помириться, но если что-то задело… Если кто-нибудь придет и сделает что-то плохое Кидс Рокфесту, вообще то, чем я живу, мне кажется, его может разорвать только от одного взгляда. Когда незадолго до прошлогоднего фестиваля мы столкнулись с такой проблемой, реально просто невежественного отношения к нему, и она меня до такой степени зацепила, мы там год готовились, и вдруг нам говорят, идите вы в жопу, я была полна такого неистового гнева, что я сделала все, чтобы больше этой истории никогда в жизни не повторилось, включая там письма с рекомендациями, как нельзя делать предпринимателям,  и вот такие вещи… и если  в этот момент кто-то будет сильно против или будет мне мешать, он станет врагом номер один, а если кто-то окажется… руку протянет  в этот момент, это будет друг номер один, человек, которого я буду помнить всю жизнь и говорить спасибо.

— Ок. Спасибо большое. скажи мне, пожалуйста, какая покупка до 100 долларов, принесла тебе радость и пользу, несравнимую с ценой, то есть где ценность была стопудово больше, чем цена.

недавно купила себе сумочку с клавишами рояля, кстати около 100 долларов она стоила, она 70, она мне дико нравится, меня от нее прет. Ее открываешь, она просто добавляет мне настроения.

— Ок.

— Вот эта плохая память – я ничего не могу вспомнить.

— Да, я очень важное такое купила, и денег кстати не очень много было, их практически не было, я взяла и купила, и стала счастливой. На самом деле у меня есть еще такое качество, я не зацикливаюсь на деньгах вообще, то есть не то, что не зацикливаюсь, я считать умею, все нормально с этим, у меня даже прекрасно, но если что-то представляет для меня ценность, художественную или музыкальную, или я увижу…  я очень люблю дарить подарки, и если я вижу то, что мне кажется, человеку очень близко, понравится, мне так нравится привезти с собой, даже если человек не хотел, да возьми! Так сделать, это меня очень прет. Или подумаю о человеке, футболку какую-нибудь, принт запилю и отправлю, потому что мне нравится это самой.

— Скажи, пожалуйста, напутствие предпринимателям, что могут они сделать, что они могут сделать прямо сейчас, в течение 72х часов для их продуктов, проектов или бизнесов, подумать, создать, что такого, что изменит их?

— Вообще зарубите на носу, вырубите это, потому что это с генами потом выводится, у нас тяжелая история у нашего народа, и у нас всегда есть такое дурацкое качество, мы всегда начинаем думать сначала плохо, а потом открываемся и начинаем думать, что все на самом деле хорошо, и я хочу, чтобы каждый человек, который хочет заниматься бизнесом, он всегда видел в человеке хорошего человека и видел только хорошее, только потому, что это только хорошее, это называется увидеть возможность. Ты можешь прийти и сказать: вот ко мне пришли проверяющие. А потом ты можешь по-другому подумать:  я теперь могу познакомиться с людьми, которые работают в такой профессии и понять, найти способ с ними договориться. Мне кажется, если человек будет видеть не человека за забором на даче, а человека, у которого растут прекрасные цветы, он садовод, не думать плохо про человека, который спер мою идею, почему ты считаешь, что он ее спер? Может, ты настолько его вдохновил, вы поделились опытом, и вместе сделаете что-то лучшее. Вот это можно сделать со своей головой, я не знаю, как, но перестать думать о людях плохо, перестать бибикать в спину человеку, который стоит на светофоре, да, он смотрит в телефон, все смотрят  в телефон, когда им бибикают в спину.

— То есть твое напутствие будет на самом деле позитивно смотреть на этот мир.

— Да, искать возможности во всем. И сегодня день хорошего, он приносит только радость, он приносит только возможности. А если ты сидишь и думаешь… я сама часто ухожу в депрессии, мне прямо тяжело бывает жить, потому что я столько всего знаю, столько всего умею, и не всегда это применимо, не всегда возможно объяснить, о чем ты думаешь, человеку, которому ты хочешь это объяснить, ты хочешь сказать человеку что-то, и ты не можешь это сделать, потому что он не в доступе, или потому что ты не можешь себе позволить говорить такие слова, и ты копаешься там где-то внутри себя… или думаешь, что никогда нет денег. Денег нет никогда. Достаточно денег нет никогда, всегда хочется больше, сколько бы их ни было, всегда хочется как-то так. Или вот все ко мне недружелюбны – с этим просыпаться, у меня бывает такое, я не знаю, что делать завтра, у меня столько людей, столько ответственности, я не знаю, что делать завтра. Просто завтра проснуться – это классно, если ты еще спортом занимаешься, отлично, завтрак готовишь – три раза супер, просто ценить то, что есть вокруг тебя, сейчас, не за миллион. Вот.

— Ок. Жень, на этой прекрасной ноте я с вами прощаюсь, спасибо, я желаю тебе удачи, собрать еще 50 000 людей на своем фестивале, когда он у тебя будет, 2го сентября.

— В этом году все приходите в парк Красная Пресня, мы будем веселиться, у нас будет семейный джем, это когда любая семья может стать музыкальной группой, все будет создано для того, чтобы мы… семья – это тоже группа,  в которой кто-то барабанщик, а кто-то солирует, а кто-то задает ритм и все вот это вот.

— Да, супер. Спасибо тебе большое. Пока-пока.

— А, ну да, все, все, пока!

— Ну что, друзья, сегодня мы общались с рокершой и серийной мамой-предпринимательницей Женей Лазаревой, оборот проектов Жени около 100 млн рублей в год, в команде 8 человек, партнер, арт-директор направлений, аккаунт-менеджеры. В проекте она расширяется до 30 человек, маржинальность зависит от проектов, от 13 до 30.

Технология генерации креативных идей – начитаться и закрыться в туалете. Креатив – это ответственность. Когда вы нашли что-то свое сумасшедшее, оно должно пройти сквозь призму других людей и столкнуться с реальностью.

Она считает, что все проекты ее коммуникативного агентства уникальны и сумасшедшие, например, фестиваль для малышей и родителей-алкашей, Кидс Рокфест, вырос из идеи продвинуть одежду ее бренда Мама нон-стоп.

На первый фестиваль за месяц Женя собрала 30 000 человек с помощью флешмоба на 2000 человек. На второй фестиваль уже 1,5 млн рублей через краудфандинг, и Женя правильно сказала, краудфандинг у нас в России – это не метод собирать деньги, а метод упаковывать проекты, собирать команду, выпускать контент и общаться со СМИ.

Теперь они работают по открытой модели, то есть зарабатывают каким угодно способом: привлекают рекламодателей, это приносит 70% денег, партнеров, спонсоров, арендодателей, и также они продают собственные продукты.

Самое большое, самое страшное и самое тяжелое для Евгении при построении фестиваля, это как бы не превратиться в попсу, не берут детей из Голоса, фестиваль – не голос талантов, аудитории важна атмосфера, не берут те группы, которые, им кажется, не подходят для их концепта, и эта история для нее очень важна, и сохранение баланса – это вечный вопрос расширяющихся проектов и бизнесов.

Чтобы собрать 50 000 людей на фестиваль – ей нужна очень крутая команда – ответ настоящего предпринимателя.  Нет, она не рассказывала, какой контент у Жени, или какой контент-маркетинг, или как они привлекают всех этих людей, она рассказывает про то, что она нанимает очень крутую команду, она нанимает команду людей, которые находятся в ее же духе, они могут приходить на большие зарплаты, но не разделять ценности (странная фраза, или я что-то не так услышала), круто, когда в проекте живет твое сердце.

Поговорили немного о женском бизнесе с девочками-предпринимателями,  с ним всегда проще договориться, они всегда готовы помочь, мы тоже это реально чувствуем в нашем закрытом сообществе, бизнес-клубе Вебсарафану нас тоже очень теплое женское сообщество, и я здесь согласна со всеми постулатами, до последнего слова.

И напоследок совет от меня и Жени: всегда выбирайте то, что делаете лучше всего, когда ты начинаешь делать то, что тебе не нравится, сливайте это немедленно. Женя не готовит дома сама, доверяет домашние дела другим людям, и это позволяет ей сконцентрироваться на бизнесе и на любых других проектах.

В следующий раз мы с вами встретимся с создателем сети лапшичных Воккер Алексеем Гисаком.

Бизнес Алексея — 38 заведений с годовой выручкой более 500 млн ₽. Но Алексей ищет, кому бы продать свою успешную сеть. В подкасте выясним, в чём там дело и почему основатель может хотеть выйти из прибыльного бизнеса.

А с вами я прощаюсь до следующего подкаста, мои обожаемые предприниматели! До следующей недели, мои любимые искатели приключений!

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!